Как нам победить Россию

Как нам победить Россию

Повышение нашей активности в экономическом взаимодействии со странами ЕЭП (кроме РФ), могло бы стать нашим актом возмездия за российскую агрессию в Донбассе

В последнее время мы очень увлеклись интеграционными процессами с Европейским союзом и забыли о том, что к востоку от Украины существует рынок, состоящий из государств, имеющих примерно такой же уровень технологического развития, как и Украина. И с которыми нам гораздо легче развивать торговые отношения, чем на высоко конкурентном рынке ЕС.

Интеграции с ЕС нет альтернативы, но Украина должна развивать многовекторность в торговой политике и подтверждать свое лидерство там, где может иметь конкурентные преимущества и научно-техническое превосходство.

Единое экономическое пространство (ЕЭП) – это своеобразный общий рынок, созданный 1 января 2012 года. В него входят Беларусь, Казахстан, Россия, Армения и Киргизия. На очереди вероятное вступление в ЕЭП Таджикистана и Узбекистана. Население стран-участников ЕЭП — 182 млн. человек. Совокупный ВВП (по номиналу) стран-участников ЕЭП за 2015 год, по данным МВФ, составил ­­$1569,8 млрд. (Россия — $1325 млрд; Казахстан — $173 млрд; Беларусь — $54,6 млрд; Армения — $10,6 млрд, Киргизия — $6,6 млрд).

Украинский ВВП (по номиналу) составил в прошлом году $90,5 млрд. Если не учитывать РФ, то ВВП (по номиналу) государств, входящих в ЕЭП, составил в 2015 году $244,8 млрд. Таким образом, он превосходит аналогичный украинский показатель в 2,7 раза (а общий ВВП всех стран ЕЭП превосходит украинский ВВП в 17,3 раза).

Безусловно, пока Россия осуществляет военную агрессию в нашей стране, мы не можем торговать с ней, как с партнером. Но ведь остаются другие страны ЕЭП, совокупный ВВП которых превосходит украинский почти в три раза. Сейчас, когда нам дорога каждая копейка, я не считаю разумным этим пренебрегать.

В недавней колонке на «Новом времени» я писал, что будущее мировой торговли и мирового промышленного производства — это возврат к основам. Капиталистическое развитие во время технологических революций начиналось, прежде всего, тогда, когда страны, в которых оно происходило, осознавали себя как закрытые, замкнутые на себе хозяйственные единицы. И существовали они в окружении таких же замкнутых на себе хозяйственных единиц («миров-экономик», как писал историк экономики Фернан Бродель — европейских городов-государств в XIII-XV веках и национальных государств в XVI-XX веках), которые преследовали только цели победы в конкурентной борьбе между собой.

Для этого государства применяли все легальные и нелегальные методы. Основной нелегальный метод конкуренции — это война (что мы и видим сейчас, когда Россия, отчаявшись выиграть в честной мировой конкурентной борьбе по повышению эффективности своего промышленного производства, перешла к агрессивным военным действиям, начав со стран-соседей). Основной легальный метод – это государственный промышленный протекционизм и разумная международная торговая политика, основанная на нем.

Оба вышеназванных метода — это проявления экономического эгоизма наций, которые желают повысить свое благосостояние. Сейчас в мире мы видим некий микс из этих стратегий, потому что мировая экономика находится в фазе структурного перехода к иной технологической парадигме. Развитые и моральные страны будут использовать промышленный протекционизм, страны неразвитые, такие изгои, как Россия — войну.

Понятно, что мы, как моральная нация, не можем использовать такой аморальный метод, как война. Значит, Украина должна использовать метод национального эгоизма. О промышленном протекционизме я уже неоднократно писал. Сегодня стоит написать о нашей торговой политике со странами ЕЭП (исключая Россию).

Экономические показатели всех стран ЕЭП (и России в том числе) — кроме Беларуси — в значительной степени зависят от продаж сырья. Все они страдают от «голландской болезни». Мы тоже сейчас в значительной степени зависим от продаж сырья и продукции низких переделов на мировых рынках. Но мы не так сильно, как страны, входящие в ЕЭП (кроме Беларуси), отстаем в тех изменениях экономической жизни, которые характерны для современной промышленной революции. Украина как страна географически более близкая к Европе и имеющая еще со времен СССР более значимое относительное научно-техническое развитие и более развитое образование, могла бы стать для стран ЕЭП неким консультантом по их интеграции в современный технологический мир. Таким, каким для нас выступают, в свою очередь, страны Запада. Нынешняя неважная ситуация на мировых товарных рынках гипотетически нам такую возможность дает. Я не говорю, что это обязательно произойдет, но говорю, что это могло бы произойти, если мы бы смогли проявить активность в данном направлении.

Повышение нашей активности в экономическом взаимодействии со странами ЕЭП (кроме России), с целью вытеснения из некоторых сфер экономической жизни этих стран РФ, могло бы стать нашим актом возмездия за российскую агрессию в Донбассе. Кроме того, это даст и определенные экономические выгоды. Торговать нашей технологической продукцией (тем, что мы еще можем производить) будет гораздо проще на рынках ЕЭП, чем на западных рынках, по понятным причинам. Игнорировать рынок Беларуси, Казахстана, Армении и Киргизии недальновидно.

В Украине, например, на одного жителя приходится примерно в три раза больше программистов, чем в Индии, и значительно больше, чем, скажем, в Казахстане. Украинский кластер IT-аутсорсинга — один из значимых в мире. Учитывая тот факт, что влияние программного обеспечения в производстве промышленной продукции, в транспортных решениях и в других секторах экономики будет неуклонно расти (по мнению такого выдающегося эксперта Кремниевой долины, как венчурный капиталист Марк Андриессен, «программное обеспечение вытесняет все»), мы бы могли стать значимыми игроками в данном сегменте экономической жизни в Казахстане, Армении и Киргизии. Такие же решения для них мы могли бы предоставить и в сфере образования и здравоохранения, на том денежном профите, который «поднял» для себя Казахстан вследствие хорошей конъюнктуры мировых цен на энергоносители в 2003-2014 годах. Кроме того, заключение и реализация новых контрактов на поставку нашей промышленной продукции второй волны индустриализации могло бы также помочь восстановлению нашего промышленного производства, столь необходимого сейчас.

Россия сейчас активна, прежде всего, в военном отношении. И маловероятно, что она займется чем-то иным, кроме эскалации напряженности во всем мире, как это недавно пообещал в интервью немецкому журналу «Шпигель» советник Путина по внешней политике и геополитике Сергей Караганов. И для этого ей будут необходимы современные вооружения, на производстве которых РФ, скорее всего, и сосредоточится. Учитывая высокий объем импортозамещения в этой сфере, который России необходимо будет организовать, у нее вряд ли останутся силы и средства для чего-то другого. Поэтому мы получаем исторический шанс усилить наше влияние в других странах ЕЭП, в дополнение к нашей основной политике, рассчитанной прежде всего, конечно, на интеграцию в мир современных индустриальных стран, ибо за этим будущее.

Сотрудники Минэкономики вместе с специалистами внешней разведки Украины должны скрупулезно изучить все возможные варианты для нашего проникновения на рынки бывших восточных советских республик. В том числе и для того, чтобы мы смогли сделать экономическое положение нашего извечного «партнера-врага» — России — еще более уязвимым. Минэкономики должны быть возращены функции создания торгово-экономических представительств при посольствах Украины за рубежом. Как показал опыт последних лет, работа МИДа в этом направлении оказалась не совсем результативной.

Современный мир, мир после «холодной войны», мир времен окончившегося противостояния двух блоков, возглавляемых США и СССР, уже характеризуется большей напряженностью, чем было ранее. Количество военных конфликтов выросло (в том числе и в Европе), и дальше будет расти. И отсталые страны, такие как Россия, все чаще будут использовать военную силу, как последний аргумент в экономическом споре. Уже никогда в Европе не будет иметь таких спокойных времен, как с 1945 до 1991 года.

Но экономическая жизнь должна продолжаться. И нам нужно не ждать, когда затихнет военный конфликт на востоке Украины (вряд ли он окончится скоро: мировой опыт говорит, что это может длиться десятилетиями — Палестина и Северный Кипр тому примеры), а предпринимать все возможные усилия по использованию сложившейся ситуации для усиления своего экономического положения. И одновременно с этим — для нанесения вреда России «непрямыми» действиями в стиле Сунь-цзы и Б.Л.Гарта: в рамках легальных конкурентных действий, а именно экономической войны.

автор: Богдан Данилишин, источник: nv.ua



загрузка...

Читайте також

Коментарі