Бизнес на оккупированном Донбассе: кто, куда и сколько платит

Бизнес на оккупированном Донбассе: кто, куда и сколько платит

Из-за войны на Донбассе многие компании были вынуждены сменить свой налоговый адрес и зарегистрироваться на подконтрольной Украине территории. Но производственные мощности ряда предприятий остались в городах, которые на сегодняшний день контролируют боевики самопровозглашенных«республик». В компаниях официально отрицают сотрудничество с так называемыми ДНР и ЛНР, равно как и уплату каких-либо налогов и сборов в их «государственные бюджеты». Однако некоторые политики и чиновники утверждают обратное, обвиняя бизнес на востоке страны в поддержке сепаратистов. Как бы там ни было, в украинскую казну почти за два года с оккупированного Донбасса поступило свыше 36,8 млрд грн налоговых платежей. Часть этих средств потенциально может быть израсходована на восстановление разрушенного региона. Но, как показывают данные, предоставленные «Апостроф. Экономика» Государственной фискальной службой, сборы в бюджет Украины от предприятий, работающих на оккупированных боевиками территориях, снижаются. Очевидно, что в случае ужесточения боевых действий запаса прочности у промышленников на долго не хватит.

С начала Антитеррористической операции (АТО) на Донбассе, объявленной в апреле 2014 года, около 5,7 тысяч юридических лиц перерегистрировались с временно неконтролируемой территории на востоке Украины в другие регионы страны. То же самое сделали 5 тысяч физлиц-предпринимателей, сообщили «Апостроф. Экономика» в Государственной фискальной службе (ГФС).

Промышленные предприятия, сменив налоговый адрес, остались работать на Донбассе. Перенести производственные мощности в другие, мирные, регионы либо слишком дорого, либо физически невозможно. В результате ряд компаний оказались между молотом и наковальней, работая в городах, контролируемых боевиками, и платя налоги в госбюджет Украины.

С начала 2014 года по итогу мая 2016-го предприятия, зарегистрированные на неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей, уплатили налогов, сборов и единого социального взноса (ЕСВ) на общую сумму около 36,8 млрд грн. Больше всего из этой суммы — 16,2 млрд грн — поступило в государственный бюджет, 13,7 млрд грн было удержано в виде ЕСВ, который является одним из основных источников для бюджета Пенсионного фонда.

Сколько заплатили в госбюджет компании с неподконтрольных территорий Донбасса

год госбюджет местные бюджеты единый социальный взнос
2014 8,9 млрд грн 4,5 млрд грн 9,9 млрд грн
2015 5,1 млрд грн 1,7 млрд грн 3,1 млрд грн
январь-май 2016 2,2 млрд грн 0,7 млрд грн 0,7 млрд грн

Источник: ГФС на запрос «Апостроф. Экономика»

Из предоставленных ГФС данных видно, что с каждым годом объем поступлений с неподконтрольной украинской власти территории сокращается (см. таблицу). Например, львиная доля единого соцвзноса — 9,9 млрд грн, была уплачена по итогам 2014 года, когда война на Донбассе только начиналась и большинство предприятий еще не пострадали от боевых действий. Уже в 2015 году сумма ЕСВ из региона, контролируемого самопровозглашенными ДНР и ЛНР, сократилась в три раза — до 3,1 млрд грн. В текущем году объем поступлений, вероятно, будет и дальше сокращаться, что, впрочем, объяснимо и снижением ставки ЕСВ почти в два раза.

Кроме того, бизнес вынужден снижать объемы производства, что приводит к уменьшению заработных плат в регионе, а значит, сказывается и на отчислениях единого соцвзноса. По данным Госстата, в прошлом году объем промышленного производства в Донецкой области упал на 34,7%, в Луганской — на 66%. В зоне АТО этот показатель может быть еще ниже, учитывая, что доступ Госстата к данным на неподконтрольной территории достаточно ограничен или вообще отсутствует.

Уйти нельзя остаться

На оккупированном Донбассе продолжают работу несколько предприятий, входящих в холдинг ДТЭК — энергетическое подразделение System Capital Management (SCM) Рината Ахметова.

Как сообщили «Апостроф. Экономика» в пресс-службе ДТЭК Энерго, на временно неконтролируемых территориях в Донецкой и Луганской областях работают восемь предприятий. «Они перерегистрированы на территорию, подконтрольную украинскому законодательству, начисляют и уплачивают налоги в украинский бюджет. Ни одно из предприятий не прекратило свою работу полностью», — сообщили в компании, уточнив, что на данный момент уровень загрузки предприятий составляет от 25 до 80%.

В той или иной мере в результате боевых действий пострадали все активы компании, находящиеся на неподконтрольной территории. Неоднократно подвергалось артобстрелам предприятие «ДТЭК Шахта Комсомолец Донбасса» (г. Кировское), а также «ДТЭК Зуевская ТЭС» (г. Зугрэс). Вопрос вывоза угля из шахт на неконтролируемых территориях урегулирован приказом антитеррористического центра (№ 415 от 12.06.2015), которым установлен перечень энергогенерирующих предприятий – получателей угольной продукции с неконтролируемых территорий, уточнили в ДТЭК Энерго.

Из-за боевых действий, приведших к повреждениям, осложнена работа «ДТЭК Донецкоблэнерго», часть объектов которого в начале 2016 года «власти» так называемой ДНР обещали «национализировать». «В целом в связи с военными действиями на Донбассе были повреждены и потребовали восстановления около 1000 раз линии электропередачи напряжением 35-110 кВ, 900 раз — подстанции напряжением 35-110 кВ, более 10 000 раз — трансформаторные подстанции 6-10 кВ «ДТЭК Донецкоблэнерго». До сих пор требуют восстановления 60 высоковольтных линий электропередачи, 25 подстанций и 213 трансформаторных подстанций 6-10 кВ, без электроэнергии находятся 13 населенных пунктов в Донецкой области, где проживают более 17 тысяч семей. Однако эти работы крайне затруднены или порой невозможны вследствие того, что их нужно проводить в «серой» зоне, где постоянно имеют место обстрелы», — разъяснили в пресс-службе ДТЭК Энерго.

На неподконтрольной Украине территории несколько активов осталось у «Метинвеста», также входящего в SCM Ахметова. В частности, это объединение «Краснодонуголь», Комсомольское рудоуправление, Харцызский трубный завод (ХТЗ), Енакиевский металлургический завод (ЕМЗ) и Макеевский филиал ЕМЗ. «Все эти предприятия работают не на полную мощность и испытывают проблемы с логистикой. Харцызский трубный завод и «Краснодонуголь» выведены в простой, с перебоями работает ЕМЗ», — сообщили «Апостроф. Экономика» в пресс-службе «Метинвеста», уточнив, что их предприятия перерегистрированы в Северодонецке и Мариуполе.

Продолжить работать на Донбассе смогли далеко не все предприятия. Например, «Концерн Стирол» (входит в холдинг бизнесмена Дмитрия Фирташа Ostchem), расположенный в захваченной террористами Горловке (Донецкая область), полностью остановлен и не выпускает продукцию с мая 2014 года. «С начала боевых действий в Горловке компания Ostchem вывезла с предприятия все взрывоопасные вещества и эвакуировала большую часть 4,5-тысячного коллектива. …Сейчас в Ostchem отсутствует информация, что происходит в заводоуправлении и цехах предприятия», — сообщили «Апостроф. Экономика» в пресс-службе Ostchem. Стоит отметить, что «власти» ДНР несколько раз заявляли о намерении возобновить выпуск удобрений на предприятии, однако, не имея ни специалистов, ни сырья, эти планы у них так и остались планами.

На два лагеря

Несмотря на то, что бизнес, работающий на оккупированной части Донбасса, платит налоги в госбюджет Украины, компании и их собственники регулярно становятся объектами нападок со стороны политиков.

В начале года заместитель главы комитета Верховной рады по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виталий Куприй (внефракционный) обвинил корпорацию «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД) и ее структуры в финансировании террористов и направил соответствующее заявление главе СБУ. Нардеп заявил, что ему известно о фактах противоправной деятельности компании «Керамет», которая поставляет металлолом на «Алчевский меткомбинат». Куприй заявлял, что основателями и конечными бенефициарами «Керамет» являются руководящие лица корпорации «ИСД». К слову, «ИСД» связывают с народным депутатом Украины Сергеем Тарутой, который с марта по октябрь 2014 года возглавлял Донецкую облгосадминистрацию. По словам Куприя, директор «Керамета» Владимир Бублей в частных беседах не скрывал поддержки «ДНР» и создания «Новороссии». Впрочем, в «ИСД» тогда назвали заявление Куприя «безответственностью депутата», указав на его «низкую степень осведомленности в вопросах правового статуса и функционирования металлургических предприятий корпорации».

Как бизнес уходил с Донбасса и Крыма*

период юрлица, тыс. (Крым) физлица-предприниматели, тыс. (Крым) юрлица, тыс. (Донбасс) физлица-предприниматели, тыс. (Донбасс)
по состоянию на 1 января 2015 0,8 1 2,9 1,3
по состоянию на 1 января 2016 1,1 1,6 5,3 4,8
по состоянию на 1 июня 2016 1,2 1,8 5,7 5

* количество юрлиц- и физлиц-предпринимателей, сменивших юридический адрес на подконтрольной украинской власти территории
Источник: ГФС на запрос «Апостроф. Экономика»

Последние несколько месяцев в «ИСД» не комментировали состояние дел на «Алчевском металлургическом комбинате». В начале мая Главное управление разведки Минобороны Украины сообщило, что российские военнослужащие одной из бригад в составе 2-го армейского корпуса начали демонтировать и вывозить оборудование с этого предприятия. Впрочем, пресс-служба «ИСД» тогда эту информацию опровергла, заявив, что, несмотря на непростую ситуацию в регионе, меткомбинат продолжает свою деятельность, насколько это возможно. «Все производственные активы, необходимые для осуществления производственной деятельности, находятся в рабочем состоянии или в состоянии, которое позволит возобновить их работу после стандартных ремонтных и восстановительных процедур», — заявили в начале мая в компании. Причем это было последнее публичное сообщение, размещенное на официальном сайте «ИСД».

На запрос «Апостроф. Экономика» с просьбой прокомментировать текущее положение дел на предприятиях корпорации, расположенных на неподконтрольной территории, в пресс-службе «ИСД» так и не ответили, сославшись на занятость менеджмента. В начале июля в СМИ появилась информация, что меткомбинат с 21 июня полностью остановил доменное производство из-за отсутствия железорудного сырья. Позже появилась информация, что с 4 июля на предприятии задули одну доменную печь, после чего выплавка чугуна возобновилась.

В компаниях неохотно говорят об отношениях с властями самопровозглашенных «республик». Вернее, говорят, что никаких отношений нет. «Мы не сотрудничаем с представителями так называемых ДНР и ЛНР. Наши предприятия — не просто крупные, а градообразующие предприятия, от работы которых напрямую зависят обеспечение тысяч человек и жизнь всего региона. То есть помешать шахтам ДТЭК нормально работать – значит спровоцировать масштабную социальную катастрофу», — сообщили в пресс-службе компании, уточнив, что на предприятиях ДТЭК Энерго, расположенных на временно неподконтрольной украинской власти территории, работают около 35 тысяч сотрудников.

На вопрос о том, как долго компания готова поддерживать работу предприятий на оккупированной части страны, в ДТЭК ответили следующим образом: «За каждым предприятием – тысячи людей и обеспечение украинцев теплом и светом. Кроме того, антрацит в Украине добывается только на неконтролируемых территориях, а без него наша энергетика обойтись не может — эту марку угля потребляет половина тепловой генерации страны».

Как бизнесу удается выстраивать свою работу на Донбассе — тема почти что табу. Любая информация и заявления, озвученные публично, могут привести к проблемам компаний как за линией разграничения, так и в Украине, где многие политики сам факт работы на оккупированной территории подают едва ли не как поддержку сепаратизма. Потому молчание бизнеса в данном случае понятно.

Еще в апреле 2015 года на тот момент глава Донецкой областной государственной администрации Александр Кихтенко заявил, что предприятия, которые зарегистрированы на неподконтрольной территории, платя налоги в госбюджет Украины, вынуждены также платить в казну боевиков. В противном случае сепаратисты, захватившие часть районов Донбасса, не позволили бы бизнесу работать.

В «Метинвесте» также заявили, что никаких переговоров с так называемыми ДНР и ЛНР компания принципиально не ведет. «Всем предприятиям, работающим на неподконтрольных Украине территориях, периодически выдвигают требования работать по законам непризнанных «республик». Группа объясняет им, что комбинаты должны будут работать по законам Украины, иначе они не смогут экспортировать продукцию, что приведет к их остановке», — прокомментировали в пресс-службе компании.

С прицелом на будущее

За два года военных действий инфраструктуре Донбасса нанесен колоссальный ущерб. Сумма убытков называется разная. Например, по оценкам вице-премьер-министра Геннадия Зубко, для восстановления инфраструктуры и возмещения ущерба, нанесенного боевыми действиями, потребуется как минимум $15 млрд. На сегодняшний день это более 370 млрд грн. То есть в десять раз больше, чем удалось за три года уплатить бизнесу. Причем уже сейчас средств на восстановление первоочередных объектов недостаточно. В этом году на эти цели предусмотрено лишь 227 млн грн из необходимых 5,8 млрд грн. Тогда как в октябре прошлого года президент Украины Петр Порошенко заявил, что украинская власть уже накопила более 10 млрд грн, которые могут быть направлены на восстановление инфраструктуры Донбасса.

Наиболее реальный ресурс для восстановительных работ на сегодняшний день — это как раз деньги, уплаченные бизнесом в местные бюджеты. Счета муниципалитетов оккупированных территорий Донбасса в Госказначействе заблокированы. В прошлом году парламент принял закон, которым разрешил распределить эти средства между подконтрольными Украине населенными пунктами Донецкой и Луганской областей. Впрочем, по словам нардепа Сергея Таруты, «распределение между городами и районами идет не совсем справедливо» – одни получают больше, другие — меньше. Тогда как и те, и другие пострадали от боевых действий в равной мере. По мнению Таруты, средства должны распределяться пропорционально, в то время как сейчас все сводится к «ручному управлению».



загрузка...

Читайте також

Коментарі