Что ждет Турцию после провала путча?

Что ждет Турцию после провала путча?

Уже сейчас очевидно, что последствия неудавшегося военного путча для Турции и ее общества будут очень серьезными. И, скорее всего, негативными. Либеральный турецкий журналист Метин Мюнир написал в этой связи: «Эрдоган спасен, но Турция идет на дно». Это — конец кемалистской Турции, в которой армия была гарантом светских устоев и демократии, хотя и весьма условной. Какой выйдет страна из этого испытания, сказать трудно, но демократия пострадает наверняка.

Президент Реджеп Эрдоган со своей стороны назвал попытку путча «даром божьим», поскольку это дает ему возможность расправиться как с правой, так и левой оппозицией, как со сторонниками либерального гражданского общества, так и с прокурдскими партиями. Недаром в мировой прессе стали курсировать слухи, что Эрдоган сознательно инсценировал переворот, чтобы укрепить режим своей личной власти.

Пока никто не знает истинных мотивов, толкнувших офицеров на путч. Хотя сам Эрдоган приписывает им идеи исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, они могли действовать, исходя из защиты кемалистской традиции — армии как гаранта светского устройства Турции. Весьма возможно, у них были серьезные патриотические намерения. По мнению обозревателя газеты «Кумхуриет», профессора Галатасарайского университета Ахмета Инселя, путчисты хотели заручиться поддержкой той половины турецкого общества, которую глубоко беспокоит авторитарный стиль Эрдогана. Однако никто не вышел на улицы поддержать военных. Кроме того, к путчистам присоединилась лишь часть армии: массовые увольнения и суды, которые Эрдоган проводил в последние годы, деморализовали офицерский корпус.

Буквально на следующий день после кровавых событий 15-16 июля Эрдоган начал масштабную зачистку армии, судебной и исполнительной власти. Проводятся массовые аресты офицеров, около трех тысяч прокуроров и судей отстранены от работы, только за первые сутки задержаны около 6 тысяч человек, в том числе сторонники влиятельного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, находящегося в добровольном изгнании в США. Гюлен — бывший соратник Эрдогана, обвинивший его исламистскую Партию справедливости и развития в коррупции и отходе от первоначальных принципов. Продолжаются гонения на всех оппозиционеров — в политике и СМИ, хотя Эрдогана уже неоднократно критиковали на Западе за преследования журналистов. И, конечно, новая волна репрессий обрушится на курдов.

Цель Эрдогана — создание авторитарной президентской республики, в которой все ветви власти, все силовые структуры подчинялись бы лично ему. Вероятнее всего, теперь этой цели он добьется. Однако в состоянии ли один человек (с крайне неуравновешенной психикой) реально переформатировать такую сложную и большую страну?

Состояние турецкого общества таково, что решить накопившиеся противоречия этноконфессионального, экономического и политического характера Эрдогану вряд ли удастся, его ждет либо очередной армейский путч, либо гражданская война с курдами и всеми силами, выступающими за сохранение и усиление гражданского общества (студентами, предпринимателями, представителями других этнических меньшинств).

В стране сохраняется сложная этноконфессиональная ситуация. В начале 20-х годов прошлого века Мустафа Кемаль Ататюрк буквально слепил Турцию из остатков распадающейся на части Османской империи, хотя такой страны, по замыслу лидеров Антанты и авторов протокола Сайкса-Пико, не должно было сохраниться. Личное мужество Ататюрка, патриотизм анатолийских крестьян и поддержка советской России помогли удержать Турцию в нынешних границах. Но даже в этой Турции этнические турки составляли менее половины населения, преобладали все прочие этносы — курды, армяне, греки, болгары, черкесы и т.д.

Путем колоссальных этнических чисток (только 2 млн греков были депортированы, ранее были изгнаны армяне, болгары и частично — курды) Ататюрку удалось создать государство, где турки-мусульмане составляли чуть больше половины населения. В турки записали всех — оставшихся армян, греков, боснийцев, черкесов, крымских татар, и даже курды получили название «горных турок». Однако многие из этих национальных групп сохранили свою идентичность, прежде всего курды, доля которых в населении Турции оценивается на сегодняшний день в 20-25% (16-20 млн человек). Есть и более высокие оценки, но турецкие власти скрывают статистику. Однако этого количества вполне достаточно, чтобы взорвать Турцию изнутри. Турецкие руководители, начиная с Ататюрка, отказываются признать права курдов даже на культурную автономию. Конфликт то в скрытой, то в открыто вооруженной форме продолжается уже свыше 90 лет.

Попытки Эрдогана создать унитарное исламское государство, где жили бы одни турки-мусульмане, вызывают негативную реакцию в различных слоях турецкого общества. В частности, никто не подсчитывал этнический состав Стамбула — экономической столицы Турции, где проживает до двух миллионов одних только курдов.

Особую роль в обострении нынешних проблем сыграл демографический фактор. За последние 25 лет население Турции увеличилось с 50 до почти 80 млн человек. Источником высокой рождаемости остаются внутренние районы Анатолии, где население ведет традиционный образ жизни, исповедует консервативный Ислам и производит на свет много детей. Именно люди с «сельским» мышлением составляют основу электората, голосующего за Эрдогана и его Партию справедливости и развития. Но в Стамбуле, Измире, туристических городах и промышленных центрах, не говоря о турецком Курдистане, националистическая риторика Эрдогана не находит желаемой поддержки.

За последние полтора десятилетия Турция добилась больших социально-экономических успехов, страна находится на достаточно продвинутой стадии демократизации и модернизации(по меркам Ближнего Востока), и старые методы авторитарного правления уже не работают. Не стоит забывать, что в Турции достаточно сильны левые партии, в городах выросло молодое поколение, которое считает демократию нормой и готово за нее бороться. Это показали массовые выступления в 2013 году на площади Таксим в Стамбуле. Однако в результате событий последних лет и особенно после неудавшегося путча Турция в области внутренней политики оказалась отброшенной на десятилетия назад. Напуганы инвесторы, индустрия туризма под угрозой.

Во внешней политике Эрдоган также провел полную ревизию кемализма, сделав ставку на исламистские движения в арабо-мусульманском мире, в том числе «Братьев-мусульман» в Египте и ИГИЛ в Сирии и Ираке. Однако этот авантюристический курс привел к дестабилизации региона и рикошетом ударил по самой Турции, где обострился конфликт с курдами.

По мнению американского политолога Дэвида Голдмана, Турция может стать следующим «несостоявшимся» государством (failed state) на Ближнем Востоке. Это — результат трагических ошибок, совершенных правящей Партией справедливости и развития и лично Реджепом Эрдоганом. Военные аналитики и представители спецслужб также считают, что в среднесрочной перспективе Турция может не сохраниться в своих нынешних границах, причем запустит механизм распада именно курдский сепаратизм. Нынешняя консолидация власти после попытки военного переворота даст лишь небольшую в исторической перспективе передышку режиму Эрдогана.

источник: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі