Что важнее: Порванный носок или поступок Порошенка

Что важнее: Порванный носок или поступок Порошенка

Порошенко почтил жертв Волынской трагедии — и это поступок лидера страны, которая начинает новую жизнь.

Президент Украины совершил поступок, достойный современного человека, руководителя страны, которая начинает новую политическую жизнь. Редкий политик пойдет на такой шаг, особенно в условиях внутриполитической конфронтации и внешнего агрессора. Обычно современные политики стараются не отвечать за грехи своих далеких предшественников, тем более, что в 1943-1944 годах и украинского государства не было. Тем не менее, Петр Порошенко опустился на колено перед монументом жертвам Волынской трагедии, пишет Олег Панфилов для Крым.Реалии.

Человечество всю свою историю воюет. За последние шесть тысяч лет на земле произошло около 15 тысяч войн. Только за последние 400 лет люди воевали друг против друга более 600 раз, за последние две мировые войны погибло более 70 миллионов человек, сколько всего за всю историю военных конфликтов – не известно. Невозможно также подсчитать случаи извинений или хотя бы сочувствия соперникам. За последние века таких акций было несколько: одно из самых известных произошло 7 декабря 1970 года, когда канцлер Германии Вилли Брандт опустился на колени перед памятником жертвам неудачного восстания в Варшавском гетто.

Тогда Польша еще была социалистической, а Брандт руководил еще не объединенной Германией, но жест был оценен и спустя год он был награжден Нобелевской премией мира. Вряд ли в протоколе посещения Польши Вилли Брандтом было записано коленопреклонение, тем более, для многих на Западе такой шаг в вотчине Советского Союза мог быть расценен как признание кремлевской диктатуры. Но речь шла всего лишь о жертвах и недавней истории, в которой Германия выступила как агрессор. Вилли Брандт однажды сказал: «Под бременем новейшей истории я сделал то, что делают люди, когда им не хватает слов. Таким образом я почтил миллионы жертв».

Федеральный канцлер новой, постсоветской Германии не имел никакого отношения к преступлениям нацистов, кроме того, что он там родился. С 1933 года Герберт Эрнст Карл Фрам взял псевдоним Вилли Брандт и эмигрировал из страны. Извиняться ему было не за что, он стал немецким политиком только в 1949 году, после Нюрнбергского процесса и становления Германии новой страной, без нацизма. Но одно дело – политики, другое – люди, население, потомки тех, кто когда-то пострадал в результате войн и конфликтов. Историческая память находится внутри каждого народа, и все зависит от разных обстоятельств, когда обиды и поражения, убийства и вынужденная эмиграция припоминаются каждый раз, когда появляется повод. Тогда, спустя 27 лет после жестокого подавления Варшавского восстания Вилли Брандт поступил как лидер страны, которой еще долгое время будут припоминать историю преступлений. И не одна страна, и не один народ.

С трудом себе представляю, чтобы Путин прилетел в Варшаву и встал на колени перед жертвами политических репрессий, положивших начало польскому социализму советского толка. Или извинился бы перед потомками поляков, чьи предки стали жертвами советской оккупации Восточной Польши в 1939 году, поклонился был жертвам расстрела в Катыни. Или приехал бы на варшавское кладбище Повонзки, чтобы почтить память жертв Смоленской авиакатастрофы 2010 года, а потом направиться в Краков, чтобы положить букет цветов на могилу Леха и Марии Качиньских в замке Вавель. Он этого никогда не сделает, потому что Путин не политик, он всего лишь президент страны, которая так много воевала и так много совершила преступлений, что если бы в России появилась бы традиция извинений, то они бы произносились каждый день, по много раз.

Извинения – форма дипломатического этикета, которую могут позволить себе далеко не все политики. В 2008 году Палата представителей Конгресса США открытым голосованием приняла резолюцию с извинениями «за фундаментальную несправедливость, жестокость и бесчеловечность рабовладения и сегрегации». Ранее с извинениями перед афроамериканцами за рабовладения выступили законодательные собрания нескольких штатов, в том числе тех, где располагались крупнейшие плантации, на которых использовался рабский труд – Вирджиния, Северная Каролина, Алабама. В том же году в феврале Конгресс извинялся перед индейцами, еще раньше – перед гавайцами за лишение их независимости в 1893 году и перед американцами японского происхождения за насильственное переселение во время Второй мировой войны. В 2005 году Конгресс извинялся за то, что не принял закон, запрещающий линчевание.

Папа Римский Иоанн Павел II в 2001 году опубликовал послание, в котором просил прощения у аборигенов Океании за то, что их насильно обращали в христианство. Он же извинялся перед православными за проклятия католиков и простил их за проклятия, которыми они сами осыпали католиков. Иоанн Павел II извинился перед православным миром за разграбление Константинополя крестоносцами в 1204 году в ходе Четвертого Крестового похода. В 2005 году в Джакарте на саммите африкано-азиатских стран премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми заявил: «В прошлом Япония посредством своего колониального правления и агрессии принесла неимоверные страдания и ущерб народам многих стран, прежде всего в Азии, и теперь ясно и с раскаянием осознает эти факты истории». Через пять лет другой премьер-министр Японии Наото Кана принес извинения корейцам: «Установленное вопреки воле корейцев колониальное господство отняло у них страну и культуру, глубоко ранило национальную гордость. Я хочу еще раз выразить чувство острого раскаяния и принести от всего сердца извинения за огромный ущерб и страдания, причиненные колониальным господством».

Президент Сербии Борис Тадич извинялся перед хорватами, первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр – перед евреями, президент Польши Лех Качиньский попросил прощения у чехов за захват Тешинской Силезии, его коллега Александр Квасьневский от имени поляков попросил прощения у еврейского народа за его массовое истребление в годы Второй мировой войны. Недавно Барак Обама выразил сожаление по поводу больших жертв после атомной бомбардировки японских городов. Глава правительства Канады Стивен Харпер извинялся перед индейцами за то, что их предков во второй половине XIX и первой половине XX века, отрывая от семей, запирали в особые интернаты, где розгами вышибали из них родной язык, традиционные религиозные верования и привычный образ жизни. Премьер-министр Австралии Кевин Радд извинялся перед аборигенами. До сих пор в Германии действует фонд «Память, ответственность и будущее», который выплачивает компенсации бывшим узникам нацистских концлагерей и «остарбайтерам» – жителям стран Восточной Европы, угнанным немцами в Германию на принудительные работы во время Второй мировой войны. На компенсации российским гражданам Германия ежегодно тратит около 10 миллионов евро.

Извинения – признак силы, особенно когда страны и народы стремятся друг к другу, а прошлые обиды замедляют процесс интеграции и партнерства. Как в случае с Украиной и Польшей, сближение которых – не только дань годам совместной истории и борьбы за нынешнюю независимость, но и необходимость простить друг друга. Во время Волынской трагедии Украина была оккупирована немецкой армией, и территория формально называлась Украинской ССР. Украинская повстанческая армия – Организация украинских националистов вела партизанскую войну на два фронта – против советской армии и немецкой. Искать сейчас главного виноватого или менее виновного – это продолжать конфликт, еще на многие годы. Тем более, и в Польше, и в Украине есть политики, которые не хотят примирения. Но есть и политики, и историки, которые утверждают о неоднозначности тех событий, об обоюдной вине и жертвах с двух сторон.

Не хотят примирения, прежде всего, в России, где пропаганда посвятила этому событию множество репортажей. Их волновал не столько сам факт преклонения Порошенко перед памятью жертв, они обсуждали порванный носок, назвав акцию «лицемерием». Обсуждать российскую пропаганду смысла нет, как и не имеет смысла говорить о ее совести или объективности, но злость и агрессия – хороший показатель того, что президент Порошенко все правильно сделал. Даже без уточнения – кто кого больше убил, «полюбят» ли в Польше Степана Бандеру, признают ли, наконец, Львов частью Украины, а не «вечным польским городом». В конце концов, когда Украина станет частью современной Европы, нет смысла говорить о территориальных претензиях в отсутствии границ и политических разногласий.

Европейские политики давно поняли, что манипуляция историей до добра не доводит, а приводит к новым конфликтам. Постсоветскому пространству это еще надо пережить и осознать опасность кремлевской политики стравливания, как это происходило в последние десятилетия. Придет время, и грузины и абхазы будут опять жить вместе, как жили сотни лет до появления русской армии. Поймут друг друга армяне и азербайджанцы, грузины и осетины, осетины и ингуши, молдаване и жители Приднестровья. А Кремлю, если и придется каяться, то надо будет этим заниматься многие годы – за все то горе и ненависть, которые они принесли на чужие земли, завоеванным ими народам. Но для покаяния нужно осознание, которого пока нет.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода на ТСН



загрузка...

Читайте також

Коментарі