На хлебе и водке: почему Россия не может предложить миру ничего, кроме...

На хлебе и водке: почему Россия не может предложить миру ничего, кроме нефти

Нефть все еще остается российским товаром номер один. Топливно-энергетический комплекс обеспечивает большую часть отечественного экспорта, который сжимается.Россия получает все меньше денег от продажи сырья. Единственное, что выросло заметно, — поставки пшеницы и водки, но и они пока не могут снять страну с нефтяной иглы.

В диверсификации отказать

Россия все еще плотно сидит на нефтегазовой игле. Об этом свидетельствует свежая статистика Федеральной таможенной службы (ФТС).

С января по май страна продала товаров на 106,2 миллиарда долларов. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года доходы упали больше чем на 30 процентов. Основой российского экспорта остаются топливо и энергия — в общей структуре поставок в страны дальнего зарубежья они заняли 61,6 процента (справедливости ради стоит сказать, что их доля падает: в первые пять месяцев 2015 года она составляла 68,2 процента).

Россия наращивает объемы сырья, которое гонится за границу, но получает за него все меньше денег. Дело в колебаниях курса рубля. Так, все топливно-энергетические товары принесли почти на 40 процентов меньше средств, чем годом ранее. Другой тревожный момент: растет физический объем поставок природных ресурсов (нефти — на 4,5 процента, газа — на 16,2 процента, угля — на 4,7 процента) и одновременно падает экспорт продуктов обработки — дизельного топлива (на 11,3 процента) и других видов жидкого топлива (сразу на 21,8 процента).

Главный отечественный продукт — нефть — принес 26,1 миллиарда долларов; доход упал в полтора раза. Природный газ дал 12,9 миллиарда долларов — на 31 процент меньше, чем в январе-мае 2015-го.

”Все страны экспортируют те товары, которыми они обладают в избытке. С другой стороны, специализация на сырьевом экспорте создает ряд системных рисков в экономике”, — пояснил в беседе с ”Лентой.ру” завкафедрой международной торговли Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС при президенте РоссииВладимир Саламатов. Ключевой риск здесь — замедление развития обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей, а преобладание импортных товаров над товарами собственного производства в структуре внутреннего потребления создает угрозу национальной экономической безопасности, подчеркнул он.

Хлебные месяцы

В то же время в некоторых торговых сегментах Россия значительно укрепила свои позиции. Например, серьезно увеличила экспорт пшеницы — как в денежном, так и в физическом выражении. К маю было продано 8,3 миллиона тонн за 1,5 миллиарда долларов. Для сравнения: годом ранее удалось реализовать лишь 4,3 миллиона тонн за 981 миллион долларов.

Для диверсификации российской экономики рост поставок зерна и развитие агропрома в целом — важнейшие события. Агентство Bloomberg в мае сообщало, что доля сельского хозяйства в ВВПРоссии достигла максимума с 2003 года — 4,4 процента.

Владимир Саламатов из РАНХиГС также сообщает, что в первом квартале 2016 года в России выросло производство свинины (на 9,1 процента по сравнению с первым кварталом 2015-го) и птицы (плюс 7,4 процента), молока (на 1,2 процента) и яиц (на 4,2 процента). Иными словами, агропромышленный комплекс России в настоящее время активно развивается. ”В условиях продовольственного эмбарго это развитие будет преследовать цель покрытия в первую очередь внутренних потребностей в продовольствии, — поясняет эксперт, — после чего можно ожидать увеличения экспортных поставок сельскохозяйственной продукции”.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев предрекал России статус мирового сельскохозяйственного лидера, и его пророчество наконец сбылось: за последний год страна продала рекордные 33,9 миллиона тонн зерна (именно зерна, не только пшеницы), обогнав США и Канаду. Коллега Улюкаева из Минсельхоза Александр Ткачев уверен, что мы можем бороться и за лидерство на мировом рынке макарон. В частности, планируется начать экспорт спагетти.

С другой стороны, вклад фермеров в ВВП остается пусть и рекордным, но небольшим. Доля пшеницы в экспорте быстро растет, но все равно ничтожна — 1,4 процента (стоит сравнить с нефтью и газом). Поэтому говорить о каком-то сломе или излечении от ”голландской болезни” пока не приходится, несмотря на то, что в Минфине уверены в избавлении России от нефтяного проклятия.

Помимо пшеницы существенно выросли и зарубежные поставки водки. В этом году Россия уже продала 720,9 тысячи декалитров. Экспорт в натуральном выражении вырос на треть, в денежном — почти не изменился. Водка принесла стране 39 миллионов долларов — всего на 900 тысяч долларов больше, чем годом ранее.

Практически по всем остальным товарам наблюдается падение.

Настоящие друзья России

Невзирая на политическую неопределенность в отношениях со странами Запада, структура российской торговли не претерпевает серьезных изменений. При этом обмен товарами между Россией и другими странами стабильно снижается.

Основным экономическим партнером страны остается Евросоюз. В российском товарообороте (170,8 миллиарда долларов) ЕС занимает 43,9 процента (около 75 миллиардов долларов).

Объем торговли с Китаем составил 22,7 миллиарда долларов (минус 9,6 процента за год), с Германией — 15 миллиардов (минус 22,6 процента), с Нидерландами — 12,7 миллиарда (падение на 35,1 процента), с Италией — 7,4 миллиарда долларов (сокращение почти вдвое), США — 7 миллиардов (минус 21,8 процента), с Турцией — 6,1 миллиарда (минус 42,8 процента).

Что Россия покупает

За пять месяцев Россия приобрела товаров на 64,6 миллиарда долларов. Таким образом сальдо торгового баланса (разница между проданным и купленным) сложилось в размере 41,5 миллиарда долларов — страна все еще торгует в свою пользу. Правда, по сравнению с январем-маем прошлого года показатель уменьшился почти вдвое — на 38,8 миллиарда долларов.

Больше всего Россия закупает машин и оборудования (46,9 процента в структуре импорта) — на них было потрачено 28,5 миллиарда долларов, что сопоставимо с выручкой от продажи нефти. Сохраняется ситуация, при которой страна продает природные ресурсы и закупается высокотехнологичными продуктами.

Россия традиционно импортирует станки и комплектующие к ним, электронику, оптику, наземный транспорт, части железнодорожных локомотивов, летательные аппараты и суда, указывает главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина Крылова: ”Импорт машин и оборудования приходится на страны дальнего зарубежья. Именно оттуда Россия закупает высокотехнологическое оборудование”. Эксперт утверждает, что в некоторых отраслях (нефтегазовое, сельскохозяйственное, транспортное машиностроение) доля импорта доходит до 100 процентов.

На втором месте после оборудования — покупка еды и напитков (доля в 14,4 процента). Затем идут лекарства — их приобретено на 2,5 миллиарда долларов. Далее — легковые автомобили (2,2 миллиарда долларов) и одежда (1,8 миллиарда).

Благодаря этим цифрам видно, что помимо разнообразных станков Россия приобретает за рубежом так называемые товары народного потребления. Судя по данным ФТС, собственное полноценное производство таких продуктов пока наладить не удалось. Остается продавать нефть и сопутствующие товары.

Екатерина Крылова считает, что сегодня в России нет товара, который мог бы заменить собой нефть. ”Для изменения структуры экспорта необходимы перемены внутри страны, изменение модели экономического развития”, — резюмирует аналитик.

источник: rus.delfi.ee



загрузка...

Читайте також

Коментарі