Саммит НАТО в Варшаве: взгляд из Кремля

Саммит НАТО в Варшаве: взгляд из Кремля

Что стоит за смягчением российской внешнеполитической риторики?

Автор: Павел Лузин

Накануне прошедшего в Варшаве 8–9 июля саммита НАТО – и вскоре после крупнейших учений НАТО «Анаконда 2016» там же в Польше – Кремль смягчил антизападную риторику и пошел на частичное примирение с Турцией. Уже на 13 июля назначено заседание Совета Россия–НАТО, которое станет уже вторым с момента захвата Крыма в 2014 году.

Наряду с этим, никаких изменений в российских действиях в Сирии и Украине не происходит, продолжается усиление войск в Западном военном округе, а также в Калининграде и Крыму. К тому женервозное обновление командования российского Балтийского флота четко показывает, к какому направлению сейчас приковано внимание Москвы. Отсюда встает вопрос о том, что стоит за кремлевской риторикой и его шагами, приуроченными к встрече лидеров Альянса? Или это просто совпадение?

Игра на понижение

Тактику России в конфронтации с Западом можно сравнить с методикой злого и доброго следователей, которых попеременно играют президент и его окружение. Циклы эскалации и повышения ставок сменяются циклами смягчения обстановки с целью деморализации оппонентов и увеличения свободы внешнеполитического маневра. Неизменным остается только сам факт конфронтации, подтверждаемый невыполнением Россией Минских соглашений («Минск–2») и дальнейшими военными приготовлениями.

Нынешнее смягчение риторики, судя по всему, действительно приурочено к саммиту НАТО в Варшаве. Предыдущая встреча лидеров Альянса проходила в сентябре 2014 года в Ньюпорте. Тогда цикл жесткой эскалации (сбитый рейс MH17 в июле и Иловайский котел в августе) к началу саммита сменился смягчением с российской стороны и подписанием 5 сентября Минского протокола («Минск–1»).

Варшавский саммит прошел в изменившейся политической обстановке: Барак Обама через полгода покинет Белый Дом, Дэвид Кэмерон после поражения на референдуме по Brexit тоже дорабатывает последние месяцы, в то время как ЕС пребывает в смятении и наряду с Турцией сотрясается мощными терактами и потоками беженцев. Для Кремля настало удобное время мягкими словами и полуулыбками внести дополнительную неясность.

Во-первых, произошло снятие напряжения с Турцией, обладающей второй по численности и одной из самых боеспособных армий в НАТО. И хотя Россия явно не спешит снимать все свои санкции, определенные послабления для турецких банков, работающих в России, и туристической отрасли были произведены. Тут важно еще и то, что Москва пытается сыграть на охлаждении отношений Турции с американцами и европейцами. Расчет, вероятно, строится на том, что помирившаяся с Россией и Израилем Анкара сделает упор на ближневосточной повестке, а не на проблеме восточного фланга.

Во-вторых, Россия делает вид, что идет на конструктивный диалог в рамках Совета Россия–НАТО. Она готова обсуждать проблему отключенных транспондеров на военных самолетах, летающих над Балтикой и вдоль европейских границ. В итоге этот сравнительно мелкий вопрос используется ею как попытка перехватить инициативу в формировании повестки и вывести из обсуждения, например, более существенный вопрос опасных маневров в воздухе. К тому же, с формальной точки зрения, включенный транспондер не позволяет сбить самолет как неопознанный. То есть простор для «хулиганства» (условно назовем это так) российских летчиков сохраняется — придраться не к чему, уступок никаких, неприятные разговоры отложены, дипломатический пар выпущен в свисток.

В-третьих, своей «игрой на понижение» Россия пытается притормозить сближение Финляндии и Черногории с НАТО. Понятно, что такое сближение никоим образом не угрожает российской безопасности, однако это наносит Москве внешнеполитический ущерб, сокращая возможности для торга по военно-политическим вопросам, которые и являются той единственной сферой, где российская дипломатия набивает себе цену.

Более того, с точки зрения внутренних норм путинского режима, вступление Черногории в НАТО и дрейф Финляндии в сторону Альянса нанесут урон средней части российского политического класса, т.к. владение в этих странах недвижимостью и реализация бизнес-интересов станут для них уже не так комфортны.

В-четвертых, Россия все еще пытается переключить основное внимание лидеров НАТО на Сирию и снова представить себя игроком, с которым Западу неизбежно придется договариваться и сотрудничать (сейчас как такового сотрудничества нет), спуская на тормозах проблему российской агрессии против Украины. И здесь заявление Путина, что осенью к берегам Сирии прибудет российский авианосец «Адмирал Кузнецов», льет воду на эту мельницу.

На самом деле не ясно, сможет ли этот авианосец дойти и сможет ли его палубная авиация, приспособленная в основном для задач противовоздушной обороны, кого-нибудь бомбить на суше. Однако задача тут — в очередной раз продемонстрировать решимость России в борьбе с ИГ и убедить Запад в неизбежности сотрудничества с ней. И вопросы того, как кораблям других стран быть с присутствием российского авианосца и кораблей его сопровождения в Восточном Средиземноморье, требуют решения заранее. Если страны НАТО пойдут на такое обсуждение и о чем-то с Россией договорятся, то поход «Адмирала Кузнецова» в политическом плане уже будет не нужен.

Как следствие, российская игра на понижение ни в коей мере не означает ни уступок, ни тем более изменения внешнеполитического курса Кремля.

Миф и реальность Сувалкской бреши

Москву реально беспокоит тот факт, что в условиях неопределенного будущего ЕС после Brexitатлантические институты усилят свою роль. Демонстрация единства НАТО — это то, что действительно сводит на нет любые надежды по поводу возможного выхода Великобритании из Европейского Союза, по поводу прочих противоречий внутри него и разницы в подходах между европейцами и американцами.

Июньские учения НАТО «Анаконда 2016» в Польше, а также расширение присутствия войск Альянса в странах Балтии заставляют Кремль всерьез напрягаться, поскольку снижают его свободу внешнеполитического маневра. В частности они сокращают возможности для военно-политического давления. И свое недовольство Россия камуфлирует в регулярные выступления на тему, что НАТО увеличивает военный контингент у российских границ, создавая угрозу ей и европейской стабильности в целом.

Здесь нет ничего нового, как нет ничего нового и в том, что Москва на некоторых своих военных ученияхрепетирует вторжение в Латвию, Литву и Эстонию. Этими своими словами и действиями она создает необходимую позицию для политического торга с Западом. И проблема здесь в том, а правильно ли мы эту позицию определяем?

Широкое распространение получила точка зрения, что, несмотря на передовые силы Альянса в странах Балтии, Россия способна за три дня эти государства захватить просто в силу своего численного превосходства и поставить Запад перед выбором между защитой союзников и необходимостью воевать с ядерной державой.

Особое беспокойство тут обычно вызывает Сувалкская брешь — часть Польши шириной 70 километров в районе границы с Литвой, которая находится между Калининградом и Беларусью. Считается, что в случае войны Россия, перекрыв эту брешь, полностью отрежет балтийские республики от союзников по НАТО. Однако сугубо военная проблема Сувалкской бреши отвлекает внимание от политической мотивации Кремля.

Российская власть хорошо понимает, что вторгнуться в страны Балтии можно, но оккупировать их нельзя — Россия не сможет воевать с НАТО дольше нескольких недель и не сможет противостоять неизбежной партизанской войне. Ее цель заключается вовсе не в войне, а в сохранении власти и активов в руках нынешнего политического класса.

Москва хочет получить от Запада приемлемые условия существования, а в идеальном варианте — ликвидировать столь некомфортное для нее атлантическое единство. И если задача политического и экономического выживания потребует от Кремля вторжения в балтийские государства (крайний вариант), то можно предположить, он рассчитывает, что все 28 членов НАТО не захотят и не смогут выступить единой силой. Тогда Альянс прекратит свое существование de facto. После чего Россия быстро все отыграет назад, сядет за стол переговоров, все вздохнут с облегчением, но НАТО в нынешнем виде уже не будет.

Создаваемая Россией система крупных войсковых группировок в западной части страны хорошо вписывается в эту логику — это вселяет в Запад неуверенность и помогает тянуть время. Однако та нервозность, с которой была проведена масштабная чистка командования Балтийского флота(Калининград) в конце июня, говорит о том, что Кремль и сам не уверен в своих силах. Это значит, что он продолжит набивать себе цену, стараясь максимально избежать прямого столкновения с НАТО. И если он увидит, что гарантии для Сувалкской бреши можно обменять на что-то более серьезное и долгосрочное, то с радостью это сделает. Точно так же, как нажмет кнопку «включить» на транспондерах своих самолетов.

источник:intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі