Варшавский саммит НАТО: запоздалое пробуждение

Варшавский саммит НАТО: запоздалое пробуждение

Предстоящий саммит НАТО в Варшаве должен проделать работу над допущенными ошибками

Автор: Марсель Ван Херпен

НАТО – продукт холодной войны, который часто называют «одним из самых успешных и прочных союзов в современной истории». Альянс, основанный 4 апреля 1949 года, в этом году отмечает свой 67-й юбилей. Непосредственным стимулом к его созданию послужили два события: коммунистический переворот в Чехословакии в феврале 1948 года и советская блокада Западного Берлина (24 июня 1948 – 12 мая 1949). Несмотря на то, что Кремль считает организацию «пережитком холодной войны», она продолжает оставаться привлекательной для других: в период с января 1999 года по январь 2010 года в ряды организации вступили двенадцать новых стран, десять из которых ранее были членами Организации Варшавского договора (ОВД).

Кремль часто прибегает в своей риторике к рассуждениям о том, что вслед за тем, как в марте 1991 года исчез Варшавский договор, НАТО утратило смысл своего дальнейшего существования. Следующим логическим шагом, по мнению России, должен был стать роспуск Альянса. Однако подобные рассуждения в корне ошибочны по двум причинам. Во-первых, потому что изначально существовала огромная разница между этими двумя организациями: членство в НАТО было основано на добровольном решении демократических правительств, в то время как членство в ОВД тоталитарный режим принудительно навязывал своим местным сатрапам. Второе отличие заключается в том, что НАТО создавалось с тем, чтобы защитить своих членов от внешней агрессии. Что касается Варшавского договора, то он хотя номинально и был основан как противовес НАТО, на практике функционировал в качестве внутренней полиции, обеспечивая Кремлю контроль над сателлитами. Подтверждений тому – масса.

Например, когда в 1956 году венгерские революционеры решили покинуть ОВД, восстание было подавлено советскими войсками. То же самое произошло в Чехословакии в августе 1968 года, когда при поддержке армий четырех других стран Варшавского договора советские войска подавили Пражскую весну. Тринадцать лет спустя этот сценарий мог повториться и в Польше. Тогда угроза интервенции ОВД позволила Ярузельскому ввести военное положение и подавить движение «Солидарность».

Блок НАТО не исчез после окончания холодной войны, но организация претерпела коренные изменения. Казалось, что пропала необходимость дислокации массивных сил союзников в Европе. США, наряду с их союзниками, резко сократили численность своих войск. То были годы эйфории. Оборонные бюджеты были сокращены, а правительства объявили, что высвободившиеся в результате окончания гонки вооружений средства («мирные дивиденды») будут инвестированы в народное хозяйство.

Уменьшив присутствие в сердце Европы, Альянс вышел за пределы региона в поисках новых миссий. Первым свидетельством этого нового подхода стало решение направить миротворцев в охваченную войной бывшую Югославию. В этой эйфории казалось, что нет ничего невозможного. Аналитики мечтали о трансформации НАТО в новую организацию, охватывающую все Северное полушарие. Американский аналитик Чарльз Капчен, например, предлагал создать основанный на слиянии НАТО и ЕС «Атлантический союз», который включал бы не только Северную Америку, но и страны бывшего советского блока, в том числе и казавшуюся тогда демократической Россию. Этот новый «Атлантический союз», по мнению Капчена, создал бы «сообщество демократических национальных государств, война между которыми немыслима».

Другое предложение состояло в том, что необходимо сохранить НАТО в качестве отдельной организации в сфере безопасности, но переориентировать ее на глобальные задачи. Иво Даалдер и Джеймс Голдгейгер в статье под названием «Глобальная НАТО» писали: «Превращение Cевероатлантического альянса в глобальную организацию прошло без особой помпы и практически осталось незамеченным. Созданный после Второй мировой войны для защиты Западной Европы от угрозы со стороны Советского Союза, сегодня он призван нести стабильность в другие регионы».

Этот новый, глобальный проект НАТО был предложен Соединенными Штатами в 2006 году на саммите Альянса в Риге. Подразумевалось углубить существующие партнерские отношения с Австралией, Новой Зеландией, Южной Кореей и Японией – без предоставления им полноправного членства в организации. Тогда я писал, что «европейцы скептически настроены к предложению в основном из-за страха, что такой глобальный Альянс еще больше отвлечет внимание США от Европы».

И на самом деле эта опасность была вполне реальной, т.к. после 11 сентября США увязли в затяжных войнах в Ираке и Афганистане. Тем не менее, даже без «глобальной НАТО» казалось, что страх европейцев потерять внимание США подтверждается фактами. Если в разгар холодной войны в Европе находилось 420 тысяч американских военных, то теперь их число было сокращено до 75 тысяч.

«Разворот к Азии», объявленный администрацией Обамы в 2011 году, усилил эти опасения. Когда Хиллари Клинтон говорила о «стратегическом повороте к Азиатско-Тихоокеанскому региону» возникло чувство, что это может негативно повлиять на американские обязательства в отношении европейской безопасности.

В особенности уязвимыми чувствовали себя новые государства-члены НАТО. У них уже тогда сложилось ощущение, что США, предложив Кремлю «перезагрузку» отношений вскоре после войны в Грузии, недооценили неоимпериалистические тенденции в путинской России. За год до начала войны бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко уже предупреждала, что «нельзя позволить России использовать прецедент обретения краем Косово независимости от Сербии для поддержки раскольнических движений в Абхазии, Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье и тем более в Крыму с целью дестабилизации национальных правительств». Это предостережение, доказавшее свою дальновидность, должно было быть услышано. Но не было.

Война в Грузии стала для Кремля началом масштабной десятилетней программы военной модернизации стоимостью в 700 млрд долларов. Что же касается НАТО, то в это же время главнокомандующий объединенными силами в Европе (SACEUR) генерал Бридлав из-за финансовых проблем был вынужден отменить 45% учений с европейскими членами.

Казалось, будто США и НАТО уже забыли уроки стратегии Сунь-Цзы – китайского стратега, жившего в VI веке до нашей эры. Между тем его работы до сих пор широко изучаются в российских военных академиях. Сунь-Цзы писал, что «одержать победы во всех сражениях – это еще не высшее совершенство; высшее совершенство в том, чтобы сломить вражеское сопротивление без сражения» – эта стратегия была задействована в захвате Крыма Кремлем.  Далее Сунь-Цзы отмечал, что «искусный воин прежде всего делал непобедимым себя, а затем поджидал момент, когда станет уязвимым враг», но воин хоть и «может сделать себя непобедимым, но не может заставить противника обязательно дать себя победить».

На деле произошло следующее: в то время как путинская Россия в форсированном темпе перевооружалась, усиливая собственную неуязвимость, США сокращали присутствие своих войск, предлагали «перезагрузку» и объявляли о «развороте к Азии». Большинство европейских союзников США действовали не лучше – они сделали ставку на «мирные дивиденды», постоянно сокращая военные бюджеты. Получается, что это не Россия, а сам Альянс сделал себя уязвимым. Пробуждение от эйфории, которое по логике вещей должно было бы последовать за военной агрессией в Грузии, произошло лишь шесть лет спустя – после аннексии Крыма.

Эти шесть потерянных лет значат много. Наблюдатель может заметить чувство паники в кругах Альянса по поводу уязвимости восточного фланга НАТО в Европе (в частности, это касается стран Балтии). Меры, которые следовало принять еще несколько лет назад – как, например, развертывание в странах Балтии на ротационной основе интернациональных войск – осуществляются в спешке. Будет ли их достаточно, чтобы сдержать российскую атаку?

Масштабные учения «Запад», проведенные в 2009 и 2013 годах, были, по сути, ничем иным как репетицией вторжения в страны Балтии. В 2015 году была восстановлена 1-я гвардейская танковая армия – объединение, сформированное во время Второй мировой войны и распущенное в 1999 году. Состоящая из 500-600 танков, 600-800 боевых машин пехоты и 35-50 тысяч солдат, эта армия, по словамтелерадиокомпании Вооруженных сил РФ «ЗВЕЗДА», «способна нивелировать угрозу со стороны стран Прибалтики». «Действительно ли Россия готовится к войне со странами Балтии?» – задается вопросомВадим Штепа. «На Западе преобладает мнение, что это маловероятно, но стоит иметь в виду, что аннексия Крыма и война на Донбассе еще три года назад тоже казались невозможными».

Конечно, страны Балтии являются членами НАТО и защищены 5-ой статьей Устава НАТО. Поэтому прежде чем пойти на такой шаг, Кремлю придется взвесить все сопутствующие огромные риски, включая и возможность вооруженного конфликта с 28 западными странами, который может выйти из-под контроля и спровоцировать мировую войну. Ясно одно: предстоящий саммит НАТО в Варшаве должен проделать работу над допущенными ошибками.

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі