Как российские боевики из ИГИЛ сделались террористической угрозой в Турции

Как российские боевики из ИГИЛ сделались террористической угрозой в Турции

Когда в Сирии началась гражданская война, уроженец Чечни Саид Мажаев был еще подростком, повествует Time. В интернете он нашел огромное сообщество русскоязычных мусульман, которые делились вирусными видеороликами, сделанными на войне в Сирии, и звали других вступить в ряды боевиков, пишет журналист Саймон Шустер. «Посмотрев достаточно много таких видео, я принял решение, — говорит Мажаев. — Я должен был поехать туда и помочь».

Журнал комментирует: в то время в Сирию хлынули тысячи других молодых мужчин из бывшего СССР. Теперь же, по данным турецких властей, эти русскоязычные боевики, возможно, начали отправляться на задания за пределами своего самопровозглашенного халифата в Сирии и Ираке.

В четверг власти Турции и международные СМИ сообщили, что террористы-смертники, которые нанесли удар по аэропорту Стамбула, были родом из России, Узбекистана и Киргизии. Министр внутренних дел Турции Эфкан Ала сказал, что атаку, вероятно, совершило ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. — Прим. ред.). Газета Yeni Safak написала, что в организации теракта подозревается российский гражданин Ахмед Чатаев. «В списке террористов ООН назвала Чатаева, этнического чеченца, командиром ИГИЛ, который заведует обучением русскоязычных боевиков», — пишет издание.

«Российская полиция заявила в четверг, что изучает эти сообщения. Но такая новость не станет особым сюрпризом для российских офицеров, которые борются с терроризмом, — например, для генерал-майора Апти Алаудинова, заместителя министра внутренних дел Чечни. В его крохотной горной республике исламистский экстремизм давно был «формой протеста», говорит он. «Вроде тех молодых ребят, панк-рокеров, которые у нас были раньше. Только в этом случае форма протеста приводит их прямо в Сирию», — пишет издание.

По словам автора, корни исламистского подполья в России — это две войны за независимость Чечни в 90-х. «Но теперь приток [инсургентов] в здешние горы прекратился», — говорит Алаудинов. Автор поясняет: «Российские силы безопасности убили или привлекли на свою сторону большинство высших лидеров движения, чья идея создания исламского халифата в горах на юге России начала казаться безнадежной».

«Вместо этого люди едут за границу, чтобы вступить в ИГИЛ», — пишет газета. По данным российской полиции, к марту около 3400 российских граждан отправились воевать в ИГИЛ в Сирии и других странах Ближнего Востока и Северной Африки. Еще как минимум 2500 боевиков ИГИЛ — выходцы из бывших советских республик Центральной Азии.

По мнению автора, исход боевиков в чем-то помог России. В 2013 году количество терактов в России снизилось на 30%, а в 2014-м — вдвое.

Мажаев, прибывший в Сирию в июле 2013 года, вспоминает: «Там повсюду были русскоязычные, в каждом отряде, в ИГИЛ, в «Аль-Каиде» (запрещенная в РФ организация. — Прим. ред.), везде». На явочной квартире на юге Турции Мажаев повстречал боевиков-исламистов из нескольких российских регионов. Другие чеченцы помогли ему купить в Турции военную форму и другое снаряжение. «Затем они перевезли его через границу, чтобы он вступил в часть «Кавказ Эмират» (так в оригинале. — Прим. ред.), которая состояла исключительно из бойцов с российского Кавказа. Мажаев говорит, что примерно через четыре месяца после его вступления в часть большинство ее бойцов объединилось с ИГИЛ», — говорится в статье.

«Однако до теракта в Стамбуле на этой неделе не было известно о случаях, когда чеченцы участвовали бы в акциях террористов-смертников вдали от территории, подконтрольной ИГИЛ», — пишет автор. Возможно, теперь ситуация меняется. Издание предполагает, что бомбардировки коалиции под руководством США побудили ИГИЛ наносить удары вдалеке, в том числе в Париже и Брюсселе.

Для Москвы эта перемена, вероятно, особенно тревожна, пишет автор. Что, если исламисты начнут возвращаться в Россию, обогащенные фронтовым опытом?

«Это наш главный повод для беспокойства, — говорит Алаудинов. — Когда люди возвращаются, мы должны за ними наблюдать, наказывать их, как разрешает закон, а затем сделать все возможное для их реинтеграции в общество».

Автор пишет, что судьба Мажаева — пример успешности таких усилий. В начале 2014 года он вернулся из Сирии на родину и был приговорен к непродолжительному тюремному заключению за участие в зарубежном конфликте в целях, противоречащих интересам РФ, сообщает издание. После освобождения власти Чечни предоставили ему жилье в Грозном, а также услуги психолога-консультанта и возможность работать и учиться.

Мажаев читает лекции об опасности экстремистской пропаганды. «Усилия полезные, но они мало чем помогут тысячам русскоязычных, которые уже воюют в Сирии», — пишет издание. «Они считают себя частью глобального джихада», — говорит Мажаев. Журнал комментирует: «А их мишени тоже приобретают все более глобальный характер».

Источник: Time, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі