Как коррупция укрепляет власть Путина

Как коррупция укрепляет власть Путина

Передача богатств по наследству в путинской России 

В России широко распространено мнение, что коррупция и повсеместное кумовство должны вредить стабильности режима. Западные эксперты буквально с первых дней правления Путина заявляли, что коррупция станет одной из главных угроз для стабильности в России. Да и сам Кремль периодически на словах признает, что коррупция – это большая проблема современной России. Но так как масштабные разоблачения и публикуемые данные о глубине проникновения коррупции в путинской России имеют очень маленький или почти никакого эффекта, стоит пересмотреть вопрос о том, какую роль играет коррупция и сами коррупционеры в сегодняшней России.

Доводы о том, что коррупция только создает проблемы для Кремля, негативно сказываясь на общественном мнении, выглядят крайне неубедительно. В 1999 году, в последний год правления Бориса Ельцина, Transparency International поместил Россию на 82 строчку наиболее коррумпированных стран мира, а по итогам 2015 года Россия опустилась до 119 места из 168 возможных. Для любого неангажированного наблюдателя очевидно, что меры по противодействию коррупции в лучшем случае можно назвать поверхностными. Коррупция до сих пор остается одной из главных проблем для иностранных инвесторов, часто называется главным препятствием для развития российского бизнеса и абсолютно неприемлема для большинства российских граждан. Очевидно, что причина, по которой коррупция – несмотря на вышеупомянутые факторы – расцвела за последние 16 лет, должна быть более чем весомой.

Основная, если не единственная, причина, по которой коррупция остается повсеместной, кроется в том, что она не только не ослабляет власть Кремля в стране, но укрепляет ее. Это происходит потому, что коррупция позволяет передавать власть и богатства по наследству, что обеспечивает лояльность элит, несмотря на санкции и потерю бизнеса за пределами России. Много исследований было посвящено теме договора Путина и олигархического класса, доминировавшего в России в 90-е годы, в результате которого олигархи сохранили свои богатства в обмен на политическую лояльность Кремлю. Очевидно, что это только часть договора, т.к. имеющиеся данные говорят в пользу существования договора о покровительстве государства при передаче собственности и власти детям элит.

Второе поколение элит в сегодняшней России активно присутствует во всех бизнес-индустриях и политике. Особенно ярко заметно присутствие множества детей давних друзей и партнеров Путина. Дмитрий Патрушев – сын главы Совбеза Николая Патрушева – работает председателем правления АО «Россельхозбанка» и недавно был номинирован на пост члена совета директоров Газпрома. Борис Ковальчук – сын Юрия Ковальчука, человека, ответственного за главный банк российских элит (Банк России) – является председателем правления российского энергетического гиганта Интер РАО. Всего за три года самым молодым миллиардером в России удивительным образом стал наиболее известный представитель нового поколения – зять Путина Кирилл Шамалов, который, кстати, является сыном другого совладельца Банка России. Иван Сечин в свои 25 лет уже был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» за службу в нефтяной отрасли, хотя и проработал в компании своего отца – Игоря Сечина, бывшего руководителя администрации президента – менее года.

Путин обеспечивает лояльность силовиков, превращая их в «новую знать». Этот вопрос был детально изучен Андреем Солдатовым и Ириной Бороган. Возвращение представителей спецслужб во власть при Путине обеспечило их лояльность Кремлю. Вполне логично, что и лояльность представителей бизнес и олигархических кругов была достигнута благодаря предоставленным гарантиям сохранения их власти и богатств.

Андрей Андреевич Гурьев сменил своего отца на посту председателя правления российского химического гиганта ФосАгро.  Кремль, несомненно, одобрил этот ход, а меньше чем через год бывший научный руководитель и руководитель избирательного штаба Путина увеличил свою долю в ФосАГро, выкупив 4,9% акций у Гурьевых.

Еще один будущий наследник – сын металлургического магната Владимира Лисина. Сейчас Дмитрийсидит в совете директоров ряда компаний своего отца.

21-летний Саид Керимов – сын инвестиционного магната и владельца Полюс Золото Сулеймана Керимова – владеет каждым седьмым кинотеатром в России.

Это лишь небольшая часть подобных примеров. В ближайшие годы мы увидим гораздо больше случаев, когда стареющая элита передает власть и богатства своим взрослеющим детям.

Кремль активно продвигает идею, что дети элит будут защищены. Дочь первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака суммировала страхи второго поколения российских элит для журнала New York Times в 2003 году, через три года после смерти отца, участвовавшего в предвыборной кампании своего бывшего помощника Владимира Путина: «Ты живешь с постоянным чувством, что все может быть отнято завтра… Сегодня отцы богаты, а завтра за решеткой». Сегодня Ксения Собчак – весьма обеспеченный журналист, имеющий возможность задавать Путину очень чувствительные вопросы. Собчак служит примером и напоминанием для российской элиты, что их дети могут сохранять власть и деньги – даже несмотря на поддержку оппозиционных протестов. Поэтому некоторые представители российской оппозиции считают, что «светская львица» Собчак на самом деле является частью кремлевской системы и рекламирует факт того, что Путин вознаграждает семьи своих союзников.

Конечно, и на Западе, и в российской оппозиции можно найти примеры политических и экономических династий. Да и дети российской элиты не всегда полностью защищены, особенно в случаях, когдаобщественное мнение обращается против них. Тем не менее, колоссальный трансфер богатств и власти процветает для тех, кто остается верным Кремлю. Наказание тех политиков и олигархов, кто выпадает из милости Кремля, часто распространяется и на их семьи. Так, например, было в случае сыновей Юрия Лужкова после 2010 года – один из них быстро продал свой рекламный бизнес, другого просто уволили из «дочки» Газпрома. По словам профессора Алены Леденевой, «владельцы больших предприятий фактически являются заложниками. Они могут предложить своих детей как заложников на свое место, но только путинская система может решить, включать их в систему или нет».

На протяжении десятилетий, предшествующих приходу Путина, передача власти и влияния по наследству не были частым явлением. Чистки Сталина гарантировали, что дети ранних коммунистов не займут высшие посты, используя влияние своих родителей. Десталинизация обеспечила это же в отношении потомков союзников Сталина при Хрущеве. И хотя при Брежневе не происходило ничего похожего на элит, его откат от хрущевских реформ и продвижение своих структур патронажа, означали, что дети старых элит никогда не смогут достичь значительных высот власти. Когда Горбачев пришел к власти, обновление элит началось с удвоенной скоростью. И хотя ряд «красных директоров» смогли конвертировать свои позиции во власти в позднесоветский период в богатство и влияние для себя и иногда для своих семей при Ельцине, никаких гарантий не существовало. Более того, сдвиг представителей спецслужб на вторичные роли, имел значительные последствия, и не мог не быть замечен.  Нападение Путина на некоторых тяжеловесов ельцинского периода – Березовского, Ходорковского и Гусинского – не стоит недооценивать, но подобные «чистки» просто несравнимы с чистками советского времени, и напрямую связаны с их отказом играть по правилам Путина. Те же, кто согласился с новыми правилами, сохранили и значительные богатства, и власть, передав их своим семьям. Тем не менее, прочность подобного контракта рано или поздно столкнется с большими вызовами – сможет ли система наследования богатства пережить смерть российского лидера?

Чтобы Путин смог обеспечить себе пожизненное сохранение власти и долгосрочную лояльность элит, он должен убедить олигархов и других серых кардиналов, что позиции их детей и семей будут гарантированы даже после того, как его не станет.  Он обязан гарантировать преемственность системы. Существующие гарантии для второго поколения российских элит говорят в пользу этой складывающейся преемственности. Любая масштабная антикоррупционная кампания несет угрозу безопасности подобной конструкции. И поэтому неудивительно, что государство выказывает все большую недоброжелательность по отношению к антикоррупционным расследованиям. Это лишь подтверждает предположение, что даже при смене власти в стране нет смысла ждать какую-либо деолигархизацию или смену политических элит. Коррупция и кумовство никуда не денутся до тех пор, пока в России существуют Путин и его система.

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі