Итоги Brexit: стоит ли ждать распада Великобритании и Евросоюза

Итоги Brexit: стоит ли ждать распада Великобритании и Евросоюза

Мир продолжает обсуждать последствия референдума в Великобритании, который прошел 23 июня. По его результатам, 52% британцев проголосовали за выход из ЕС. Тем не менее поддержка «евроскептицизма» в стране неоднородна — в конце прошлой недели более миллиона британцев подписали петицию в парламент с просьбой провести повторный референдум о членстве в ЕС. Кроме того, большинство жителей Северной Ирландии и Шотландии голосовали против выхода Британии из Евросоюза, поэтому шотландцы теперь могут поднять вопрос о своем выходе из Соединенного Королевства. С другой стороны, правительство Шотландии готово наложить вето на возможный выход Великобритании из ЕС. По мнению экспертов, европейские лидеры больше не смогут игнорировать нарастание евроскептицизма на континенте, однако «парада референдумов» пока ожидать не стоит. Схожий плебисцит может пройти разве что в Нидерландах.

Последствия внутри Великобритании

Референдум в Великобритании состоялся 23 июня. По его результатам, 52% граждан решили покинуть Евросоюз. Очевидно, этот итог будет стоить должности премьер-министру Великобритании Дэвиду Кэмерону, который уже объявил о своей отставке. Правящая Консервативная партия наверняка захочет, чтобы его сменил главный конкурент последних нескольких месяцев — Борис Джонсон. Он был лицом кампании «евроскептиков» и в период агитации рассматривался аналитиками как преемник Кэмерона. Согласно процедуре, партия большинства должна выдвинуть свою кандидатуру, а королева — одобрить или не одобрить ее.

После завершения процедуры выхода страны из состава ЕС тот лишится одного из главных членов объединения, его второго по размеру ВВП экономики. Директор фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко объяснил «Апострофу», как технически будет происходить процесс выхода Великобритании из состава ЕС. «В течение какой-то неопределенной перспективы, — сказал дипломат, — Британия должна уведомить ЕС о намерении выйти из Европейского Союза. С момента, когда ЕС это письмо получит, начинается отсчет двух лет, в течение которых должны быть проведены переговоры и решены все вопросы. Как они будут решены, сейчас не может сказать никто, потому что подобных прецедентов до сих пор не было».

О том же сказала аналитик Института мировой политики Дарья Гайдай. Она подчеркнула, что за два года, которые отведены на реализацию процедуры выхода страны из состава ЕС, должен быть определен формат отношений между Британией и Евросоюзом. «Нужно решить, будет ли это формат взаимодействия Норвегии с ЕС или что-то другое. Это будет болезненный для обеих сторон процесс, потому что каждая из них будет пытаться выторговать лучшие для себя условия. В ЕС будут внутренние дебаты относительно будущего Союза», — говорит эксперт.

Впрочем, дебаты «уйти или остаться» разгорелись с новой силой внутри Великобритании. Еще в конце прошлой недели более миллиона британцев подписали петицию за проведение повторного референдума о членстве в Европейском Союзе. Парламент Великобритании обязан рассматривать любую петицию, собирающую более 100 тысяч подписей. Еще одно последствие Brexit — это перспектива нового референдума о выходе Шотландии из состава Соединенного Королевства. Как уже заявила первый министр Шотландии Никола Стерджен, правительство начнет готовить законодательную базу для проведения референдума о независимости. Отметим, что 23 июня 62% шотландцев высказались против Brexit, и в правительстве Шотландии это посчитали достаточным поводом для запуска процесса отделения.

А после того, как стало известно о петиции британцев, Никола Стерджен заявила, что Эдинбург может наложить вето на выход Великобритании из Евросоюза. Глава правительства Шотландии напомнила, что возглавляемая ею партия контролирует 63 места из 129 в парламенте. Богдан Яременко, который раньше был генеральным консулом Украины в Эдинбурге и Стамбуле, считает, что Шотландия и Северная Ирландия, где также большинство граждан выступили за дальнейшее членство в ЕС, четко продемонстрировали свою позицию. Правда, реальные политические последствия Brexit могут быть только для Шотландии. «Вопрос в том, насколько желание жить в Евросоюзе означает желание выйти из состава Великобритании. Скорее всего, в ближайшей перспективе такой референдум состоится», — сказал Яременко.

Последствия в мире

Сразу после объявления результатов Brexit упали цены на нефть. По состоянию на 27 июня сентябрьские фьючерсы на нефть марки Brent опустились до $48,89 за баррель, а цена августовских фьючерсов на нефть марки WTI – до $47,38 за баррель. Уже 24 июня курс британского фунта стерлингов обвалился более чем на 10%, опустившись ниже отметки $1,35 — до самого низкого уровня с 1985 года. Следом за британским фунтом потеряла в цене и европейская валюта.

Мнения экономистов относительно реальных последствий Brexit для мировой экономики разделились. По словам директора исследовательского центра CASE Ukraine Дмитрия Боярчука, в реакции рынков на результаты референдума много паники: «Понятно, что будут ощутимы негативные последствия для принципов свободного движения людей и капитала. Причем для всех участников этого процесса. Единственное, что они, наверное, будут растянуты во времени: никакие шоковые сценарии рассматривать не надо. Будет какой-то процесс переговоров. Возможно, это будет продолжаться несколько лет, а за это время политическая ситуация как-то изменится».

Боярчук считает, что отношения между Великобританией и Евросоюзом будут пересматриваться. «Скорее всего основная претензия будет к движению рабочей силы. Возможно, будут и какие-то ограничения на движение товаров, услуг и капитала. Всегда есть поклонники протекционизма. Для Украины, как для страны, которая экспортирует на товарные рынки, Brexit, конечно, ничего хорошего не значит. Это повлияет на спрос и в Британии, и, наверное, в ЕС. Но мы не говорим о масштабном кризисе — просто будет чуть хуже, чем могло быть», — сказал экономист.

Немного иных последствий ожидает исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко. «В таких случаях, — говорит эксперт, — всегда резко снижается уверенность, инвесторы начинают выводить деньги. Они будут выводить деньги и из Британии, и из ЕС. Мы уже наблюдаем резкую девальвацию фунта и евро. Тогда как американский доллар, японская йена и швейцарский франк растут в цене. Британский и европейский фондовые рынки связаны с другими, поэтому из-за оттока капитала будут проседать все мировые рынки. Снизится стоимость недвижимости».

Будущее ЕС и новые «беглецы»

Отвечая «Апострофу» на вопрос о будущем ЕС, Дарья Гайдай высказала мнение, что европейские лидеры больше не смогут игнорировать нарастание евроскептицизма на континенте: «После британского референдума усилятся позиции правых партий в Германии, Франции. А уже в следующем году в этих странах пройдут парламентские выборы». Она также указала на то, что Дэвид Кэмерон рассчитывал, что Британия останется в ЕС, когда объявлял референдум. «Но не получилось. Это станет предупреждением для всех, что не стоит откровенно манипулировать такими вещами. Что опасно недооценивать правые партии, которые считались маргинальными, полагаться на то, что избиратели будут рациональными, будут руководствоваться экспертными мнениями», — сказала она.

Впрочем, по мнению Гайдай, «парада референдумов» по выходу новых стран из ЕС ожидать не стоит, потому что «евроскептики» в других странах Евросоюза неизбежно увидят, какую цену за Brexit заплатят британцы. «Немало британцев, — напомнила эксперт, — живут и работают в ЕС. Пока никто не может дать ответ, как они будут обустраивать свою жизнь после выхода Британии. Возникает очень много вопросов, и это немного остудит пыл тех, кто ратует за выход из Евросоюза».

Похожее мнение высказал и Богдан Яременко. По мнению дипломата, сейчас есть основания говорить о новом референдуме о выходе из состава ЕС только в контексте Нидерландов: «Эта страна дает в бюджет ЕС больше, чем получает. Кроме Британии и Нидерландов, такой страной является лишь Германия, но там меньше организованного евроскептицизма. Другие страны получают больше, чем дают. Ответственность политиков в этих странах должна сводиться к тому, чтобы они не ставили под угрозу то, что имеют. Вряд ли кто-то станет менять правила для каждой отдельной страны. Думаю, что все они имеют основания оставаться в ЕС и пользоваться преимуществами».

Он добавляет, что евроскептицизм связан с заскорузлыми, сложными бюрократическими процедурами в работе Европейской комиссии, с оторванностью ее деятельности от жизни обычного человека: «Очевидно, ломать нужно что-то в этом плане. Нужно менять или процедуры, или их восприятие людьми. Но смогут ли это сделать европейцы — большой вопрос».



загрузка...

Читайте також

Коментарі