Гройсман хочет от министров невозможного

Гройсман хочет от министров невозможного

Вот попробуйте себе представить, как он стоит перед группой аллигаторов и убеждает: «Вы должны создавать климат для всяких там антилоп и кроликов». А аллигаторы согласно кивают, поскольку знают, какой климат в их желудках и готовы им поделиться с теми самыми…». Картина будет очень близка к реальности.

«»Каждая ваша организация может либо создавать климат, либо давление. И хочу подчеркнуть, что никакого давления от любой контролирующей структуры не может быть. Это неприемлемо. Я бы очень хотел, чтобы тот, кто инвестирует в украинскую экономику — США, ЕС, и главный инвестор — это украинский инвестор — чувствовали себя достаточно комфортно», — подчеркнул он».

Министры прекрасно понимали, что это все для СМИ, ведь как можно требовать не делать того, для чего они и были созданы – для давления. Никакое министерство не может создавать климат. Лучший способ для здорового бизнес-климата это минимум влияния министерств, а лучше — их отсутствие.  Министерство – это орган для взаимодействия государства с бизнесом, а государству от бизнеса нужно только одно – деньги. Никто не говорит, что это плохо – нужно же наполнять бюджет. Но, при чем здесь «климат»?  

Понятно, когда убытки бизнеса за 1 кв. 2016 превысили 1 триллион гривен, нужно что-то делать. Потому и вспомнил премьер о климате.  И почему-то вспоминают о главном инвесторе – украинском тогда, когда он или уже не хочет, или уже  не может ничего инвестировать? И кто, собственно, этот украинский инвестор?

Крупный бизнес не спешит инвестировать, поскольку для него нужны два основополагающих условия: стабильный рынок сбыта и стабильность того самого климата в бизнесе. А климат для крупного бизнеса определяется наличием независимого суда. Если его нет, то бизнес-барометр показывает штормовые условия, а кому нужен неоправданный риск.

Есть еще крупный бизнес, переросший в олигархический. Ему вообще не интересны инвестиции, поскольку это затраты, а он имеет рычаги приобретения активов некоммерческими методами с помощью политического влияния, договорняков, коррупции и просто рейдерства.

Средний и малый бизнес находится уже за гранью выживания. Падение спроса на внутреннем рынке вымыло оборотные средства. Обвал курса гривны увеличил затраты на его ведение и подставил бизнес на съедение банкам, поскольку немало предпринимателей пользовались валютными кредитами, которые брали под залог собственный квартир. Президент и правительство решили спасать банки, отказав заемщикам в законодательном решении этой проблемыЕстественно, банки в условиях падения экономики не спасли, а та активная часть предпринимательства, которая рисковала собственными средствами, была отправлена на заклание. А, ведь, этот средний класс способен вытягивать экономику из кризиса, как он это демонстрировал во всех странах – не олигархи, а именно средний класс.

Рядовые граждане в панике от потерь депозитов как за счет обесценивания гривны, так и от падения банков. Вообще, у рядовых граждан не такой большой выбор инструментов для инвестиций – покупка ценных бумаг, рынок которых у нас вяло шевелится на дне, или банковский депозит. Но все эти инструменты работают при одном условии – если первые две группы – крупный бизнес и средний с малым обеспечивают экономический рост. А они, как мы выяснили, или не желают, или не могут сейчас этого делать.

Так я продолжаю интересоваться, какой такой климат смогут создать министры?

Для олигархов таким климатом может стать только конкуренция, которой они боятся, как огня, и которую не допускают всеми силами. Кабмин им тоже всеми силами помогает в этом. Каким конкурентным образом была определена цена угля Ахметова? Он его пробовал продавать в Роттердаме, на него там нашелся покупатель? Так можно платье любой украинской портнихи приравнять к цене платья от Valentino. Методика ценообразования та же самая. Тогда портнихе не   надо думать ни о каких инвестициях в качество, как и господину Ахметову.

Для малого и среднего бизнеса – это доступ к дешевым кредитным ресурсам и дерегулирование. Но они обожглись на дешевых кредитах, в качестве которых банки предлагали валюту. Теперь они не могут с ними рассчитаться. Средства, которые могли идти на развитие бизнеса, идут на затыкание кредитных дыр, что естественно, останавливает бизнес, сокращает количество рабочих мест, снижает покупательскую возможность и, по цепочке, приводит к проблемам тех самых банков, которые президент так старательно спасал. Более 70 закрытых банков и убытки, значительно превосходящие помощь валютным заемщикам – хорошая иллюстрация непонимания макроэкономических процессов.

Конечно, правильно сказал премьер: «Поиск новых возможностей, привлечение новых инвестиций как международных, так и внутренних, является залогом того, что мы построим сильную экономику«.  Только возможности – они не новые, они те, в которых привык работать любой бизнес, и международный и отечественный. Это внутренняя налоговая стабильность и поддержка тогда, когда бизнес в ней нуждается. А критичный обвал национальной валюты накрыл своим падением оптимизм украинского бизнеса.

Восстановить  платежеспособность тех, кто способен своими силами и своей энергией развивать экономику – это реальная задача для Верховной Рады и правительства, поскольку деолигархизация – это только звучит красиво, но выговаривается с трудом, как и осуществляется на практике.

Автор: Алексей Корешков



загрузка...

Читайте також

Коментарі