Brexit и будущее Европы. Джордж Сорос о кризисе Евросоюза

Brexit и будущее Европы. Джордж Сорос о кризисе Евросоюза

Американский финансист Джордж Сорос — о том, какие сценарии ожидают Евросоюз после выхода Великобритании
Британия, я уверен, смогла договориться о самых лучших из всех возможных условиях членства в Евросоюзе: участие в общем рынке без обязательства входить в еврозону, наряду ещё с несколькими исключениям из правил ЕС. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить голосование британских избирателей за выход из ЕС.

 Почему?

Ответ можно найти в результатах опросов общественного мнения за несколько месяцев до референдума о Brexit. В Европе разворачивался миграционный кризис, а в Британии дебаты о выходе из ЕС, и они одновременно подпитывали друг друга. Агитаторы за выход играли на ухудшении ситуации с беженцами (её символом стали пугающие картинки с тысячами беженцев, накапливающихся в Кале у въезда в туннель под Ла-Маншем, которые отчаянно хотели попасть Великобританию любым возможным способом) для разжигания страхов перед «неконтролируемой» иммиграцией из других стран ЕС. Между тем, европейские власти откладывали важные решения по беженцам, стремясь избежать их негативного влияния на итоги британского референдума, что вело к умножению сцен хаоса, подобных ситуации в Кале.

Решение немецкого канцлера Ангелы Меркель широко распахнуть двери своей страны перед беженцами стало великодушным жестом, но оно не было хорошо продумано, поскольку игнорировало планы самих беженцев (pull factor). Внезапный приток беженцев нарушил привычную жизнь людей во многих странах ЕС. Кроме того, отсутствие адекватного контроля вызвало панику, которая охватила всех — местное население; органы, обеспечивающие общественную безопасность, самих беженцев. Приток беженцев также открыл путь к быстрому подъёму ксенофобских анти­европейских партий (например, Партии независимости Великобритании, UKIP, возглавившей кампанию за выход из ЕС), в то время как национальные правительства и европейские институты казались совершенно неспособными к урегулированию этого кризиса.

Теперь катастрофический сценарий, которого многие так опасались, стал реальностью, что делает дезинтеграцию ЕС практически необратимой. В конечном итоге Британия может оказаться в сравнительно лучшем положении, чем другие страны, выйдя из ЕС, а может и не оказаться. Но в любом случае в краткосрочной и среднесрочной перспективе экономике этой страны и её народу предстоят серьёзные испытания. Сразу после голосования фунт рухнул до низшего уровня за три с лишним десятилетия, а финансовые рынки во всём мире, вероятно, будут находиться в смятении всё то время, пока будут вестись переговоры о длительном, сложном процессе политического и экономического развода Британии с ЕС. Последствия для реальной экономики будут сравнимы лишь с финансовым кризисом 2007/­2008 годов.

Этот процесс, несомненно, чреват усилением неопределённости и политических рисков, потому что на кону всегда стояли не просто какие-­то реальные или вымышленные выгоды для Британии, а само выживание европейского проекта. Brexit откроет шлюзы для других антиевропейских сил внутри ЕС. Лишь только были объявлены результаты британского референдума, как французский Национальный фронт призвал к выходу Франции из ЕС («Frexit»), а голландский популист Герт Вилдерс выступил за выход Нидерландов («Nexiт»).

Под угрозой оказалось выживание и самой Великобритания. От Шотландии, где подавляющее большинство проголосовало за то, чтобы остаться в ЕС, можно ожидать ещё одной попытки добиться независимости, а некоторые политики Северной Ирландии, где избиратели также поддержали сохранение членства в ЕС, уже призывают к объединению этого региона с Республикой Ирландия.

Ещё одним ударом по Великобритании может стать реакция ЕС на. Европейские лидеры, стремясь отпугнуть другие страны ЕС от попыток последовать британскому примеру, вероятно, не захотят предлагать Великобритании условия (в первую очередь, касающиеся доступа к общему рынку Европы), которые позволили бы смягчить болезненность процесса выхода. На долю ЕС приходится половина британского внешнеторгового оборота, поэтому удар по экспортёрам может оказаться убийственным, даже несмотря на повышающий их конкурентоспособность валютный курс. А поскольку в предстоящие годы финансовые учреждения начнут переводить свою деятельность и персонал в финансовые центры еврозоны, лондонский Сити (и лондонский рынок недвижимости) также пострадают.

Впрочем, для Европы последствия Brexit могут оказаться ещё хуже. Трения между странами ЕС достигли переломной точки, причём не только из­-за беженцев, но и из-­за крайнего напряжения в отношениях между странами­-кредиторами и странами­должниками внутри еврозоны. Между тем, ослабшее руководство Франции и Германии сейчас полностью сосредоточилось на внутренних проблемах.

А в Италии падение фондового рынка на 10% сразу после голосования в Британии ясно продемонстрировало риск полноценного банковского кризиса в стране. Такой кризис вполне может привести к власти популистское «Движение пяти звёзд», только что победившее на выборах мэра Рима, уже в следующем году.
Всё это не сулит ничего хорошего серьёзной программе реформ в еврозоне, которая должна предусматривать создание подлинного банковского союза, ограниченного бюджетного союза, а также намного более сильных механизмов демократического контроля. При этом время не на стороне Европы: внешнее давление со стороны таких стран, как Турция и Россия, которые пользуются всеми этими разногласиями в собственных интересах, только усиливает европейские внутриполитические раздоры.

Вот где мы сегодня оказались: вся Европа, включая Британию, пострадает от потери общего рынка и потери общих ценностей, для защиты которых создавался ЕС. Однако Евросоюз действительно распадается, перестав отвечать нуждам и чаяниям своих граждан. Он движется к беспорядочной дезинтеграции, в результате которой ситуация в Европе может стать даже хуже, чем она могла быть, если бы ЕС вообще никогда не было.

Но мы не должны сдаваться. Все признают, что ЕС — это конструкция с недостатками. После Brexit все из нас, кто верит в ценности и принципы, для поддержки которых создавался ЕС, должны объединиться, чтобы спасти Евросоюз путём его основательной перестройки. Я убеждён, что, по мере того как в предстоящие недели и месяцы будут проявляться различные последствия Brexit, к нам начнёт присоединяться всё больше и больше людей.

Джордж Сорос — финансист, председатель Soros Fund Management и фонда «Открытое общество» (Open Society Foundations)

Copyright: Project Syndicate, 2016

Источник: ЛIГАБiзнесIнформ



загрузка...

Читайте також

Коментарі