Россия нарушает венские договоренности по Карабаху?

Россия нарушает венские договоренности по Карабаху?

Официальная Москва подтвердила, что в Санкт-Петербурге 20 июня состоится трехсторонняя встреча президента Армении Сержа Саргсяна, президента Азербайджана Ильхама Алиева и президента России Владимира Путина в связи с урегулированием карабахского конфликта. Тот факт, что российская сторона официально заявляет о встрече, означает, что и азербайджанская, и армянская стороны уже дали свое окончательное согласие на участие.

Однако, в среду, 15 июня, исполняющая обязанности руководителя отдела по связям с прессой ОБСЕ Наташа Раджакович сказала, что ОБСЕ не участвует в организации предстоящей встречи трех президентов. «ОБСЕ не вовлечена в организацию саммита по Нагорному Карабаху в Санкт-Петербурге, и мы не можем его комментировать, — сказала она. — Насколько мы знаем, он созывается по инициативе РФ».

Это разъяснение Раджакович фактически означает две вещи. Первое, эта встреча организуется не в рамках Минской группы ОБСЕ. Второе, насколько организация этой встречи не связана с форматом сопредседательства Минской группы ОБСЕ, настолько она не может исходить из состоявшейся 16 мая в Вене встречи президентов Армении и Азербайджана, при посредничестве глав внешнеполитических ведомств стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, и достигнутых во время этой встречи договоренностей.

Возникает вопрос: почему ОБСЕ «умывает руки», отказываясь от предстоящей встречи по инициативе российской стороны в этот, казалось бы, решающий момент?

После венской встречи министр иностранных дел России Сергей Лавров, госсекретарь США Джон Керри и госсекретарь Франции по европейскому направлению Харлем Дезир выступили с совместным заявлением, в котором четко отмечалось, что президенты Армении и Азербайджана с целью снижения риска дальнейшего всплеска насилия договорились о внедрении в короткий срок механизма ОБСЕ по расследованию инцидентов, а также договорились о расширении полномочий команды специального представителя действующего председателя ОБСЕ и о встрече в июне для достижения всеобъемлющего урегулирования. После этого заявления, а также из комментария главы МИД России Сергея Лаврова, непосредственно после венской встречи, следовало, что внедрение механизмов укрепления режима прекращения огня, которое армянская сторона представляла как предусловие возобновления переговоров по урегулированию карабахского конфликта, будет считаться приоритетным. А встреча президентов в июне должна была состояться после внедрения этого механизма.

За прошедший месяц, однако, не было сделано никаких практических шагов в направлении установления этого механизма. Сопредседатели Минской группы соответственно в Париже и Брюсселе только представили министрам иностранных дел Армении и Азербайджана свои предложения в связи с этим механизмом. Также прозвучало заявление посла Германии в Армении Матиаса Кислера, что его страна пытается найти средства для расширения офиса специального представителя действующего председателя, который осуществляет мониторинг в зоне карабахского конфликта. После 17 мая относительное перемирие по периметру зоны соприкосновения войск, конечно, сохраняется, но не благодаря внедрению механизмов постоянного мониторинга режима прекращения огня, а исключительно по «доброй воле» Азербайджана, которая связана с достигнутыми в Вене договоренностями.

Это означает, что Россия организовала встречу президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге, пренебрегая тем фактом, что часть венских договоренностей, которые должны были стать предусловием следующей встречи президентов, не выполнены. А это, в свою очередь, означает, что Москва просто заставляет Армению принимать участие в переговорах, очень хорошо представляя, что именно армянская сторона выдвинула предусловие по внедрению этих механизмов. Москва пытается достичь своей цели как можно скорее, урегулировать конфликт, жертвуя интересами Армении. Беря в свои руки инициативу по организации встречи, Россия пытается реанимировать, так называемый, «казанский документ».

В этом контексте заявление представителя ОБСЕ говорит о том, что Россия нарушает венские правила игры, и ОБСЕ не желает брать на себя ответственность за это, не желает участвовать в авантюре. Это не означает, что ОБСЕ вовсе не признает эти переговоры. Если Ереван согласен в этих условиях участвовать в предстоящих переговорах, то ни у ОБСЕ, ни у сопредседателей МГ ОБСЕ не может быть возражений с их результатами.

Здесь возникает следующий естественный вопрос. В этом случае, почему Ереван согласился участвовать на саммите без выполнения его требований? Нужно предполагать, что Ереван не нашел путей избежать этого. Первая причина — большое политическое давление Москвы, на эффективность которого делают ставку власти РФ и практически всегда выигрывают. Вторая, и намного более важная причина в том, что в Вене армянской делегации не удалось четко зафиксировать, что внедрение механизма мониторинга перемирия является именно предусловием для переговоров, и что без этого никаких переговоров быть не может. То есть, практически у армянской стороны не было никаких опорных пунктов для отказа от переговоров, организуемых параллельно усилиям по установлению механизмов мониторинга, что и было использовано Москвой, а через нее, и другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ.

Другой вопрос в том, что собирается делать президент Армении в Санкт-Петербурге: действительно войти в переговорный процесс урегулирования карабахского конфликта по «казанской» логике, или попытается использовать эту встречу для того, чтобы четко представить позицию армянской стороны и снова огласить предусловия? Ясно одно, если Ереван начнет участвовать в каких-то содержательных обсуждениях или переговорах по урегулированию карабахского конфликта, можно будет не только забыть об обязанностях посредников и Азербайджана по установлению механизма мониторинга перемирия, но и нужно будет ждать возобновления азербайджанской политики шантажа угрозой войны.

источник: Yerkir, Армения, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі