Боевики пригрозили убивать тех, кто попытается вывезти погибших, — генерал ВСУ на...

Боевики пригрозили убивать тех, кто попытается вывезти погибших, — генерал ВСУ на Донбассе

Во второй части интервью с генерал-майором РАДИОНОМ ТИМОШЕНКО, главой украинской группы в Совместном центре контроля и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии соприкосновения сторон (СЦКК) шла речь о провокациях сепаратистов, проблемах с восстановлением инфраструктуры Донбасса, перспективах введения международной полицейской миссии и о том, что может означать решение России вернуть домой Надежду Савченко.

Первую часть интервью читайте здесь

Зимой этого года группа российских офицеров СЦКК, которая уходила на ротацию в феврале, оказалась в центре скандала: в СБУ сообщили, что во время пересечения российскими офицерами пункта пропуска «Гоптовка» у них были изъяты пособия по военному делу, материалы об использовании современных танковых подразделений, гранат, мин и.т.д., а также военные шевроны и флаги ДНР и ЛНР и даже приказ о награждении офицеров «за помощь ДНР».

Генерал-майор Тимошенко говорит, что с тех пор, как он возглавил СЦКК с украинской стороны в апреле этого года, подобные истории больше не повторялись.

— Имеют ли российские офицеры доступ на позиции сил АТО?

— Нет. Категорически нет.

— Задачи и возможности украинских офицеров отличаются от тех, что выполняют россияне?

— В принципе, все одинаково. У них такая же дежурная смена, как и у нас. Информацию они получают от своих наблюдателей, которые находятся по обе стороны линии разграничения сторон.

— Кто решает, где ставить наблюдательный пост СЦКК вдоль линии разграничения?

— Если это украинская сторона, то я, если та — российский генерал. Как определяется достоверность того, что были обстрелы? Оба офицера должны подтвердить этот факт. ОБСЕ, как правило, занимает нейтральную позицию. Но у нас бывает так: стоят представители СЦКК с обеих сторон в Авдеевке (на наблюдательном посту), на той стороне заявляют, что украинская сторона обстреляла, хотя такого не было. Поэтому надо ставить видеокамеры.

Контакты представителей двух армий в штабе СЦКК исключительно рабочие. В холле санатория, к примеру, висит расписание посещения местной столовой, оно составлено так, чтобы россияне и украинцы не пересекались. На перекур также выходят в разное время. По городу россияне передвигаются только в сопровождении бойцов Национальной гвардии. «Бесконтрольно никто из них не ходит, потому что я отвечаю за их безопасность», — поясняет генерал-майор Тимошенко.

— Насколько мне известно, недавно сепаратисты на той стороне устроили провокацию, когда вы встречались с первым заместителем миссии ОБСЕ Александром Хугом.

— Во время нашей встречи с Хугом мне сказали, что надо вывезти погибших (боевиков), которых завалило в блиндаже. Я предложил — буду стоять на открытой местности до тех пор, пока их не вывезут, это в промзоне Авдеевки на нулевой линии. Я был уверен, что будет принято решение (боевиками) меня не трогать, потому что ранив или убив начальника СЦКК, который занимается миротворческой миссией, они получат международный резонанс.

И мы три часа держали режим тишины в этом самом тяжелом сегодня районе. В тот день было на удивление тихо, птицы пели. Но потом я услышал, как по рации генерал-майору Игорю Мишуткину (представитель российской группы СЦКК) сказали — передайте украинскому генералу, что он больше никогда не заберет ни своих убитых, и что будут расстреливать тех, кто попытается это сделать. Они (сепаратисты) обвинили нас в том, что когда они доставали 200-х из блиндажа, мы якобы открыли стрельбу, и у них был еще один убитый. Но тогда в этом районе стояла звенящая тишина. И Хуг был удивлен (такому обвинению), потому что если бы был хоть один выстрел, можно было бы на него списать. Но парадокс ситуации в том, что выстрела не было.

Несмотря на эти угрозы, я как работал, так и буду работать: если будет убитый (сепаратист), я дам рекомендацию прекратить огонь, чтобы вывезли тело. Ну что брать уже с убитого или раненого?

Будни дежурной смены СЦКК в МарьинкеФото: СЦКК

— Есть ли у СЦКК рычаги влияния на эскалацию? Как все же можно предотвратить обстрелы?

— На сегодняшний день наиболее распространенным способом является обращение украинской стороны к российской стороне СЦКК или наоборот с предложением ввести режим «тишина», чтобы прекратить обстрел.

Такой способ мне кажется крайне неудачным. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что зачастую особенно артиллерийские обстрелы прекращаются потому, что нарушитель, выполнив задуманное, меняет позицию с целью уйти от ответного обстрела. В этом случае роль нашего центра сведена к минимуму – банальной фиксации нарушения, а не в результате «бурной деятельности» сторон СЦКК.

Поэтому я предложил Александру Хугу другой, на мой взгляд, более эффективный способ. Поскольку на сегодняшний день накоплено достаточно информации о тех районах, откуда ведутся минометные и артиллерийские обстрелы, было бы правильно организовать там патрулирование силами СММ ОБСЕ. В этом случае это будет превентивная мера, и она даст возможность в какой-то степени предотвращать обстрелы.

— Есть ли в принципе какие-то критерии оценки эффективности работы центра?

— Видите ли, оценка работы СЦКК должна быть максимально объективной. Но как это сделать? Вот вам пример: командиру артиллерийского дивизиона поставлена задача поддержать огнем с закрытых огневых позиций наступление танковой роты, которой, в свою очередь, противодействует батарея противника в составе шести противотанковых орудий. Есть два варианта выполнения задачи командиром артиллерийского дивизиона.

Первый — попытаться подавить противотанковую батарею, ведя огонь осколочно-фугасными боеприпасами всеми (восемнадцатью) орудиями дивизиона. В результате, вероятнее всего, будет уничтожено 2-3 орудия противника, что немало. Но остальные способны, как минимум, подбить 3-4 наших танка.

Другой вариант – применить дымовые боеприпасы и «ослепить» личный состав противотанковой батареи противника. При этом, как показывает практика, достаточно 4-6 орудий, а это лишь одна треть от общего числа орудий в дивизионе. Правда, при этом нужно понимать, что ни одно орудие, ни один солдат противника не пострадает. А теперь вопрос — как поступить, какой вариант лучше?

На первый взгляд, ответ очевиден – противнику нанесен ущерб, а значит, первый вариант предпочтительнее. Но лучший, по моему мнению, второй вариант, потому, что он позволяет нашей танковой роте фактически без потерь выполнить поставленную боевую задачу.

На мой взгляд, такой подход целесообразно использовать и в случае с СЦКК — тактика предотвращения и недопущения потерь была бы намного эффективнее.

— Один из самых проблемных участков на линии разграничения — Марьинка и Красногоровка, где вот уже почти год при содействии Красного Креста и СЦКК пытаются достроить газопровод, но со стороны незаконных вооруженных формирований постоянно идут обстрелы. Трубу уже дотянули. Будет газ у людей?

— Да, труба проложена и проведены испытания высоким давлением, все в порядке. Тот участок, на котором велись работы, находится в так называемой «серой зоне», то есть между позициями сил АТО и ОРДО. Наша задача состояла в том, чтобы гарантировать «тишину» во время проведения работ, а также немедленно действовать в случае малейшего нарушения. Ведь один выстрел и все – работы прекращаются. Газа пока нет, нужно еще отремонтировать газораспределительную станцию, но мы работаем над решением и этой проблемы.


В Марьинке уже почти год при содействии Красного Креста и СЦКК пытаются достроить газопровод, но со стороны боевиков постоянно продолжаются обстрелы. Фото: СЦКК

Если газопровод заработает, возможно, удастся запустить и простаивающий уже два года завод по производству огнеупорного кирпича в Красногоровке. Это означает, что люди смогут вернуться на свои рабочие места.

По словам генерал-майора, в ближайшее время при содействии Красного креста начнется восстановление инфраструктуры в городе Попасная.

Кроме того, в СЦКК обращаются из населенных пунктов вдоль линии разграничения относительно проведения тех или иных ремонтно-восстановительных работ. «Только за апрель-май этого года Центр взял в работу 300 таких заявок», — говорит Тимошенко и добавляет, что зачастую это довольно рутинный и скрупулезный процесс, в который вовлечены десятки, а то и сотни людей, при этом его успех может зависеть всего лишь от нескольких часов тишины по обе стороны линии разграничения сторон.

За последний месяц СЦКК удалось договориться по вопросу восстановления дамбы химического предприятия «Фенольный завод». По словам генерал-майора, сейчас в окружающую среду могут попасть продукты переработки фенольного, нафталинового, пиридинового сырья как побочных продуктов высокотемпературного коксования каменного угля. «Не хотел бы «сгущать краски», но разрушение этого объекта стало бы чудовищной экологической и гуманитарной катастрофой для всего Донбасса и прилегающих территорий», — говорит Тимошенко.

СЦКК также пытается восстановить напорный трубопровод канала «Северский Донец — Донбасс», по которому подается вода в Горловку, провести ремонтные работы на Луганской ТЭС в Счастье и восстановить электроснабжение насосной станции возле населенного пункта Еленовка.

— Как ведут себя боевики, когда нужно отремонтировать инфраструктуру для подачи воды или электроэнергии в населенные пункты на неподконтрольной территории? Мешают ли они работе ремонтников на украинской стороне, как это было с газопроводом в Красногоровке?

— Изучение условий работы по ТЭС (в Счастье) пребывает на заключительном этапе. Что касается насосной станции возле Еленовки, то здесь главная проблема — это требования со стороны ОРДО к силам АТО по одностороннему отводу наших подразделений на 2,8 км западнее относительно нынешних позиций. Вряд ли эти условия приемлемы. Поэтому мы ищем компромиссное решение.

Если говорить о компромиссах, то у нас уже есть реализованный проект по обеспечению безопасности во время проведения работ на магистральном водопроводе Петровская — Луганск (в результате аварии без водоснабжения остались жители Луганска — «Апостроф»).

Сложность была в том, что авария произошла на участке в районе, прилегающем к линии разграничения сторон. Были предоставлены гарантии безопасности для проведения работ на территории ОРЛО, а контроль выполнения обязательств по недопущению нарушения режима прекращения огня осуществляли патрули СММ ОБСЕ. Тогда, несмотря на сложность обстановки, на протяжении четырех дней, пока велись работы, не было зафиксировано ни единого выстрела.

СЦКК занимается восстановлением напорного трубопровод канала «Северский Донец — Донбасс», по которому подается вода в ГорловкуФото: СЦКК

— Вы в СЦКК постоянно работаете с российской стороной. Как вы думаете, такие решения, как недавняя передача Украине Надежды Савченко, могут означать, что Россия меняет свою политику в зоне АТО, ведь мы все понимаем, что она, а не сепаратисты, тут ключевой игрок?

— Мне кажется, что освобождение Надежды Савченко может означать, что даже одно из самых мощных ядерных государств не может победить отдельно взятого человека, если он мотивирован и готов бороться за свои убеждения, за свою страну, свой народ, не щадя своего здоровья и самой жизни.

На вопрос относительно влияния Надежды на процессы урегулирования конфликта на востоке Украины однозначно ответить сложно. Судя по заявлениям самопровозглашенного лидера ОРДО Александра Захарченко, в области освобождения пленных путем прямых переговоров с боевиками перспектив у Надежды нет.

На мой взгляд, большего внимания заслуживает ее мужество в плане воспитания как подрастающего поколения, так и военнослужащих Вооруженных Сил Украины. Жизнь покажет. Все будет зависеть от ее готовности не только бороться, но и правильно расставить акценты в своей деятельности.

— Может ли помочь в разрешении ситуации введение международной полицейской миссии?

— Она будет иметь смысл, если охватит своими патрулями не только районы вдоль линии разграничения сторон, а также территорию вплоть до государственной границы нашей страны. При этом необходимо четкое определение не только прав, но и обязанностей представителей этой миссии.



загрузка...

Читайте також

Коментарі