«Серая» война: что происходит сейчас на линии соприкосновения

«Серая» война: что происходит сейчас на линии соприкосновения

Официально, на бумаге, война в Донбассе закончилась еще в прошлом году — после подписания вторых Минских соглашений. На деле: вдоль линии соприкосновения не обходится практически ни дня без стрельбы.

Относительно спокойные периоды, когда стрельба ведется ночью и скорее в «дежурном порядке», могут длиться несколько недель и даже месяцев. Это время обходится без смертей, почти нет даже армейских потерь и не используются тяжелые вооружения. В зоне конфликта расцветает мирная жизнь. Но в преддверии очередных переговоров, нормандских или минских встреч комбатанты снова берутся за оружие: «обострение на фоне дипломатических усилий» — местные жители уже знают зависимость и последовательность двух этих явлений и чем они оборачиваются для региона.

Например, только в ночь телефонных переговоров Олланда, Меркель, Порошенко и Путина в Донбассе с обеих сторон погибли 11 человек, еще два десятка — раненых.

Новая горячая фаза началась на фоне переговоров о полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе и обсуждения выборов в Донецке и Луганске в рамках украинской конституционной реформы. Дискуссии, как и ожидалось, ни к чему не привели. Но стрельба в Донбассе идет уже днем, а наблюдатели ОБСЕ фиксируют применение дальнобойных пушек, хотя об их окончательном отводе стороны последний раз договаривались еще в начале зимы.

Стрелковое оружие и минометы 82 мм, рассказывают местные, стали главным оружием последних недель.

Бои ведутся в нескольких точках, находящихся в «серой зоне», — на территориях, принадлежность которых какой-либо из сторон не прописана в «Минских соглашениях». Населенные пункты в этой так называемой «серой зоне» расположены вдоль линии соприкосновения, на узкой полосе, которая, по логике «Минска», должна была стать буфером между воющими армиями. Впрочем, неприкосновенный статус этого буфера в соглашениях так и не прописали. В результате захват «серых зон» начался почти сразу после перемирия.


Красным на карте отмечены очаги столкновений в буферной зоне (нечетко прописанной) Минских соглашений

По принципу «кто успел» обе стороны заняли участки большей части серой зоны. Иногда это происходило без каких-либо столкновений, в некоторых случаях — как в Коминтерново под Мариуполем — были тяжелые бои. Контроль над Коминтерново в итоге заполучили силы «ДНР». ВСУ заняли соседний населенный пункт — Павлополь, а также поселок Широкино, за который несколько месяцев шли уличные бои. Кроме прочего украинской армии почти без боев удалось занять пригород Горловки — Зайцево, западный пригород Донецка — Красногоровку, приблизиться к позициям «ДНР» на севере Донецка и закрепиться в нейтральной зоне Авдеевки. Приблизились украинские силы и к южным рубежам Донецка. На днях глава сепаратистской администрации Докучаевска Александр Качанов пожаловался, что окраину поселка контролируют уже ВСУ: «Между нами и карателями осталось 500—600 метров!» Жертвами боев под Докучаевском, по разным данным, стали около 20 человек. Позже стало известно о смертельном ранении командира 72-й механизированной бригады ВСУ Андрея Жука.

Формально захват «серых зон» не является нарушением Минских договоренностей. Удивительно, но и боестолкновения в этой буферной полосе также не считаются нарушением перемирия. И между армиями Украины и сепаратистов остается еще много серых участков, бои за которые могут развернуться в будущем. За события, происходящие там, формально никто не несет ответственности; местные описывают жизнь в этой зоне как гуманитарную катастрофу, запустение и полное безвластие.

По словам наших коллег, побывавших на днях в нейтральном Зайцево, артиллерийская дуэль между сторонами начинается, как правило, под ночь, с наступлением «комендантского часа» в 11 вечера, и заканчивается ранним утром. В это время любые передвижения на территориях, подконтрольных сепаратистам, запрещены, нарушителей, в том числе журналистов, могут взять под арест.

Не выезжает в ночное время на мониторинг и миссия ОБСЕ. Однако нарушение перемирия круглосуточно могут фиксировать дроны наблюдательной миссии.

Опубликованная 2 июня съемка с беспилотников ОБСЕ засвидетельствовала использование на севере Донецка двух 152-миллиметровых орудий самоходной артустановки «Акация». Беспилотник ОБСЕ заметил самоходку в 100 метрах от жилой зоны на контролируемой «ДНР» территории. Огонь из них велся в сторону Авдеевки, занятой силами украинской армии.

Впрочем, уже на следующие сутки миссия ОБСЕ объявила об утере всех трех своих беспилотников, которые мониторили зону конфликта. Чуть раньше глава миссии ОБСЕ в Донбассе Александр Хуг также рассказал об отключении комбатантами «ДНР» камер видеонаблюдения, которые были установлены его инспекторами в районе донецкого аэропорта.

— Если совершаются такие действия, то, наверное, кому-то есть что скрывать от нашей наблюдательной миссии, есть что прятать. По-другому это расценить сложно, — разъяснил положение вещей Александр Хуг «Новой газете».

Обострение вдоль всей линии соприкосновения местные жители связывают с безрезультатными переговорами по реинтеграции «ЛНР-ДНР» и нежеланием Киева соглашаться на московский вариант конституционной реформы. По данным «Новой», вариант этот изначально подразумевал закрепление внеблокового статуса Украины, а также право «отдельных районов Луганской и Донецкой областей» на широкую автономию и особые отношения с Россией. Также нет прогресса и в обсуждении возможных выборов в «отдельных районах». Москва настаивает на проведении голосования в нынешних условиях — при фактически открытой границе с Россией — и допуске лишь одобренных ею кандидатов. Киев выступает категорически против и согласен на выборы при условии, что возможность голосовать получат также вынужденные переселенцы, бежавшие на Украину из «ЛДНР» (это сотни тысяч избирателей, которые, по задумке Киева, смогут проголосовать удаленно).

Добавляет страстей и напряжение между новыми и старыми элитами Донбасса. Фактически остановленная промышленность региона привела к тяжелейшему экономическому кризису, особенно в районах, контролируемых силами «ЛНР—ДНР». Немногие функционирующие там предприятия, подконтрольные таким собственникам, как Ринат Ахметов, Борис Колесников или семье Януковичей, продолжают отчислять налоги в бюджет Украины, отказываясь делиться с новыми донецкими силами. В связи с этим в верхушке «ДНР» и среди ее московских советников, по данным «Новой», вызревает мысль о проведении масштабной национализации. Пробным шагом в этой кампании стала публикация на днях списка персон нон грата «ДНР», в который вошли крупнейшие собственники Донбасса (попали туда тот же Ахметов, Колесников, но в списке не оказалось Януковичей).

На фоне предстоящего дележа собственности регион испытывает сильнейшую с середины 90-х годов безработицу. Средняя зарплата в гражданской сфере самопровозглашенных республик не превышает 4-5 тысяч рублей (падение в три-четыре раза в сравнении с довоенными показателями). В то же время вооруженные силы «республик» ведут набор контрактников из числа местных жителей: с зарплатой для рядового состава 15 тысяч рублей и 25—30 тысяч — для младших офицеров. Военная служба превращается в единственный источник выживания.

автор: Павел Каныгин, перевод: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі