Мир на два фронта: Германия между Путиным и Эрдоганом

Мир на два фронта: Германия между Путиным и Эрдоганом

Вообще говоря, реальная политика такого не предусматривает. Ибо реальная политика иерархична и подразумевает разборчивость в отношении «сукиных сынов». То есть жесткое их разделение — на своих и чужих.

Чужие неисправимы. Они строят коммунизм, вовлекая в эту немыслимую стройку всех, до кого дотягиваются руки, авиация и танковые войска. Нарушают международные законы, прихватывая чужие территории. Применительно к ним тезис «доверяй, но проверяй», сформулированный в прошлом тысячелетии, звучит слишком оптимистично. С ними возможны и даже необходимы переговоры, которые могут увенчаться так называемой «разрядкой» или там «перезагрузкой», но это все временные явления. Печальный исторический опыт показывает, что надежными политическими партнерами они не станут.

Иное дело свои сукины сыны. Это тоже очень тяжелые клиенты, но важное их преимущество в сравнении с чужими состоит в том, что в разделенном мире они, будучи слабее сильных и неисправимых, нуждаются в покровителях. И если не слишком заморачиваться насчет того, что данные союзнички творят у себя дома, то с ними вполне можно сотрудничать. Как выразился один американский госсекретарь, наш друг порой увлекается массовыми убийствами, но у него есть и хорошая черта: он умеет держать слово. В рамках упомянутой выше Realpolitik подобного рода коалиции столь же отвратительны, сколь и неизбежны.

В этом смысле две новости, пришедшие на прошлой неделе из Берлина, остро полемизируют между собой. С одной стороны, немецкие депутатыпроголосовали за резолюцию, квалифицирующую как геноцид массовое уничтожение армян в Османской империи. С другой стороны, стало известно, что Минобороны ФРГ подготовило новую редакцию Белой книги, основным содержанием которой стало изменение статуса России. Кремльпереведен из партнеров в соперники, и это уже утекло в прессу. Налицо явное отступление от правил.

Известно же, что путинская Россия была и остается стратегическим противником Запада, тут ничего нового мы из Белой книги не узнаём. Напротив, Турция была и остается не только стратегическим союзником, но и партнером по НАТО. Более того. Москва открыто враждует с Анкарой, что налагает на Америку и Европу серьезные обязательства. Ну да, президент Турции Реджеп Эрдоган считается весьма проблемным партнером, но это, если опять-таки использовать затертый геополитический штамп, свой сукин сын. А с учетом нынешних обстоятельств — партнер просто незаменимый.

Путин аннексирует Крым, ведет гибридную войну в Донбассе, вторгается в Сирию, он исключен из «восьмерки» и обложен санкциями. С ним все ясно, и было бы даже странно, если бы Владимира Владимировича, как и десять лет назад, немцы сочли договороспособным политиком. Реджеп же Тайипович, являясь по сути таким же альфа-самцом, как и Путин, вроде бы нужен Западу и в противостоянии с Москвой, и для разрешения тяжелейшего кризиса с беженцами. А теперь, после принятия резолюции и предсказуемого отзыва турецкого посла из Берлина, ситуация накаляется до предела и возникает вопрос: почему в Германии именно в эти дни решили обострить отношения и с Москвой, и с Анкарой? Не поторопились ли?

В конце концов речь ведь не идет о том, что депутаты бундестага буквально вчера узнали про геноцид армян. Правда о массовых убийствах, совершенных турками сто лет назад, давно уже задокументирована и ни для кого, включая оскорбленных потомков Талаат-паши и Энвер-паши, не является тайной. Однако и в 2005 году, когда в бундестаге предпринимались первые попытки признать геноцид геноцидом, и позже до голосования дело не доходило. Законопроект как-то все время откладывался. И когда в конце февраля нынешнего года «зеленые» внесли документ в парламент, сроки его рассмотрения еще оставались неясными.

Думается, скорейшему решению этой проблемы как никто способствовал сам Эрдоган. Он полагал, что Европа с ее беженцами загнана в угол, и активно применял шантажные технологии. Подобно Путину.

Тот, закрепляя успех в Крыму, провоцировал гражданскую войну в Донбассе и в итоге нарвался на секторальные санкции. Турецкий же национальный лидер в обмен на обустройство беженцев в своей стране требовал не только денег, причем все больше и больше, но и тюремных сроков для немецких комиков и немедленного открытия европейских границ для своих граждан. В ином случае Эрдоган угрожал их открыть для мигрантов. В конце концов он объединил против себя практически все партии, представленные в бундестаге, а также фрау канцлерин, которая до последнего пыталась с ним договориться и до сих пор надежд не утратила. Увы, партнер был неумолим, оттого за проект постановления о геноциде депутаты проголосовали почти единогласно. Так сказать, с позиции силы, отвечая на вопрос: твари мы, дрожащие перед беженцами и Эрдоганом, или право имеем назвать преступление преступлением?

Иными словами, интересы реальной с виду политики вступили в противоречие с реальной жизнью. Оказалось, что враг моего врага далеко не всегда друг. В иерархии сукиных сынов Эрдоган занял место рядом с Путиным, разве что чуть-чуть позади. Складывается также впечатление, что он вообще стал для Запада обузой — еще и потому, что довел конфликт с Россией до лобового столкновения.

Правда, в ходе этого столкновения неожиданно выяснилось, что Владимир Владимирович не вполне готов единоборствовать с НАТО, начиная Третью мировую войну. Тем не менее угроза полноценной бойни на фоне скверных отношений Москвы с Анкарой сохраняется, и Эрдогану дают понять, что резкие политические жесты в современной политике могут довести до беды. Так что, помимо прочего, голосование в бундестаге служит еще и той цели, чтобы привести в чувство зарвавшегося партнера и несомненного союзника. Впрочем, схожие мотивы просматриваются и в анонсе Белой книги — с той лишь разницей, что от России в обозримом будущем ничего хорошего не ждут, а Эрдогану предоставлен выбор. Место нашего сукиного сына за ним по-прежнему зарезервировано.

автор: Илья Мильштейн, источник: graniru



загрузка...

Читайте також

Коментарі