Страна и негодяи: кого не пускают в Украину

Меня позабавила дискуссия, разгоревшаяся в российских СМИ, - к ней даже подключились некоторые международные журналистские организации - относительно украинского решения не допускать в страну группу высокопоставленных пропагандистов. Один из них возмутился настолько, что вспомнил привычный набор штампов о любви к Украине, сохраненной на фоне бесчинств тамошней фашистской диктатуры. Другой недоволен тем, что кто-то позволяет себе использовать этот набор штампов на втором году войны с "хунтой", - так и случилась дискуссия между классиками.

Если серьезно, я готов согласиться с теми, кто убеждает меня, что Павел Гусев - это не Киселев или Соловьев. Конечно, так. Киселев и Соловьев занимаются пропагандой войны и больше ничем, это их основная позорная профессия. Гусев позволяет себе рядом с текстами, пропагандирующими войну и ненависть, ставить и другие материалы, не столь оголтелые, а местами даже вполне вменяемые. Но пропаганда войны от этого пропагандой войны быть не перестает. Более того, размещаемая рядом с реалистичными текстами, пропаганда войны внезапно превращается в "точку зрения", в то, что может быть приемлемо в приличном обществе.

От Киселева и Соловьева, от каналов Добродеева и Эрнста не ждешь ничего кроме лжи и смерти, люди, которые работают внутри всего этого кошмара, давно уже потеряли человеческий облик, выглядят форменными упырями даже на экране - и воспринимать их всерьез может только человек с разрушенной психикой. Но когда миазмы киселевщины и соловьевщины, когда грязное петитолстовство соседствует с текстом, написанным живым человеком, это убивает и сам этот текст, и его автора, и его читателя. Нельзя печататься рядом с пропагандой войны. Нельзя выдавать столкновение пропаганды войны с точкой зрения за дискуссию и свободу слова. Это ложь.

Пропаганда вообще не журналистика. Это прямой подлог, "распятый мальчик" на дереве вместо обычной фотографии осеннего пейзажа. Но пропаганда войны - это уже не просто подлог. Это прямое преступление, обычное убийство. И каждый, кто в России этой пропагандой занимается, - от наглых теленачальников и лощеных раздобревших ведущих до последних замызганных репортеришек "Лайфньюса" - прямо причастен к каждой смерти в Донбассе, каждому материнскому горю, каждой оторванной руке и ноге, каждой исковерканной жизни.

И если этого не понимают "полезные идиоты" из каких-нибудь международных журналистских организаций, то тем хуже для самих этих организаций и их начальства. В конце концов, им не впервой защищать преступников и выдавать пропаганду за журналистику только потому, что пропаганда так себя назвала, - а потом каяться. Есть даже такая чудная короткометражка - о журналистке, снимающей убийство ребенка бандитом, а потом получающей приз за лучшую фотографию. Ну и она, конечно, плачет, фуа-гра в горло не лезет бедной... Если это журналистика, то тогда я точно не журналист.

Запрет группе негодяев ездить в Украину - это никакое не наказание. Это просто индекс брезгливости. Наказание будет потом, когда режим рухнет и запачкавшихся кровью заменят новыми, честными и ничего не знавшими. Останется разве что Познер, который будет по своему дешевому обыкновению делать театральные паузы и разводить руками, чтобы мы убедились - он все понимал, но ничего не мог, хотя и старался. Гусев, наверное, тоже останется - разгонит редакцию, оставит пару-тройку вменяемых, заменит пропаганду войны текстами из серии "мыженезналинооченьхотели". Ему не впервой. Еще и в Киев приедет - учить аборигенов жизни и столичным стандартам в журналистике. Соловьев сопьется, Киселев разобьется, Кулистиков вернется. Ну вы поняли - перестройка, путинкапут, украинапрости.

Но ни одного убитого вашими пулями, вашими статьями, вашими телепрограммами, вашими радиопередачами все это позднее раскаяние и изгнание мерзавцев из эфира к жизни уже не возвратит. Не превратит протез в ногу. Не заменит выколотые глаза и отрезанные уши. Не превратит фотографию в комнате матери в живого сына - молодого, здорового, мечтавшего жить, а не держать линию соприкосновения, чтобы не пропустить упырей дальше. Вот сейчас, пока вы читаете этот текст, ваши соотечественники, насмотревшиеся Киселева и уверовавшие в Путина, убили еще одного. Все хорошо?

Павел Николаевич, смерть - это не точка зрения.

Рекомендуємо прочитати

Верховна Рада України проводитиме віртуальні екскурсії у 3D- форматі

Вперше в Україні вищий законодавчий орган присутній у режимі Street View на Картах Google....

Це може бути цікавим

Девочка рассказала в школе, что папа-продюсер выращивает "травку" во дворе

Дочка американского продюсера Дакса Холта рассказала своему учителю, что ее родители выращивают тонны марихуаны на заднем дворе....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Сеть взорвала спринтерская дуэль 90-летних бегунов

99-летний бегун Орвиль Роджерс победил своего 92-летнего соперника Диксона Хемвиля, обогнав его на 60-метровке....