Оружие Украины: до конца года армия может получить новый танк

Оружие Украины: до конца года армия может получить новый танк

Во вторник, 31 мая, на одном из полигонов прошли испытания беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). По итогам этих испытаний, секретарь совета нацбезопасности и обороны Александр Турчинов, посетивший полигон, заявил, что в Украине может быть налажено производство боевых БПЛА. Директор информационно-консалтинговой компании Defence Express СЕРГЕЙ ЗГУРЕЦ, который также присутствовал на демонстрации новых беспилотников, рассказал «Апострофу» о реальных возможностях украинских производителей в этой сфере.

— Александр Турчинов, посетив 31 мая полигон, на котором демонстрировались беспилотные летательные аппараты, заявил, что в Украине может быть налажено производство боевых беспилотников. Такая перспектива реальна?

— Смотря что считать ударным беспилотником. Если таковым считать обычный квадрокоптер, начиненный взрывчаткой — то да, у нас будут ударные беспилотники. А если это изделие, способное летать на расстояние до 300 км и запускать управляемые ракеты, то это совершенно другая история. Что вы считаете ударным беспилотником в этом отношении?

— Наверное, все же, второй вариант — изделие, способное летать на расстояние до 300 км и запускать ракеты…

— Такого изделия у нас не будет, наверное, еще лет 15.

— А что же тогда испытывалось?

— Демонстрировались возможности беспилотников, которые созданы нашими частными компаниями и начинают этап ведомственных испытаний. Это процедура, имеющая опосредованное отношение к процессу принятия на вооружение. Она заключается в том, чтобы оценить нынешний технический уровень беспилотных систем. Когда мы говорим об ударных беспилотниках, то есть предложения «Укроборонпрома» о создании аппарата с радиусом действия до 300 км. Но, понимая уровень технических проблем, я считаю, что в течение следующих 10-15 лет они решены не будут. Во вторник нам, например, демонстрировались возможности квадрокоптера для нанесения ударов по наземным объектам. Но это всего лишь первый технический уровень. Если противник поставит систему подавления, то квадрокоптер просто не доберется до его позиций, а что касается дальности, то квадрокоптер способен выполнять задачи на расстояниях до 10 км из-за малой емкости батарей и большой нагрузки на электромоторы.

— В сентябре 2015 года, на выставке «Оружие и безопасность» в Киеве показывался еще один дрон-камикадзе. Называется он «Гайдамака»…

— А еще во вторник демонстрировался польский беспилотник, который не был принят на вооружение в польской армии, а также беспилотник «Ятаган» (украинский БПЛА, — «Апостроф»). Они также могут доставлять боеприпасы в определенную зону. Но в полной мере говорить о них, как об ударных беспилотниках нельзя. Могу лишь повториться: если мы говорим об ударных беспилотниках на уровне квадрокоптеров, то они у нас уже есть. А если мы говорим об аппаратах класса американских Shadow ли Hunter, то такие изделия у нас появятся не ранее чем через 10 — 15 лет, потому что к ним предъявляются достаточно высокие требования. У нас нет автопилота, нет спутниковой системы для управления такими беспилотниками на дальности от 100 км, нет защищенных каналов связи — у нас нет практически ничего, что необходимо для таких летательных аппаратов.

— А как вы тогда относитесь к планам построить истребитель на базе АНТК им.»Антонова», о которых недавно заявил Генштаб?

— Это будет что-то похожее на китайский самолет L-15 или российский Як-130 с использованием собственных возможностей. Можно построить, конечно, все, что угодно. Но у нас не хватает денег для выполнения гособоронзаказа, а мы говорим об ударном беспилотнике и собственном истребителе. Я думаю, нам нужно немножко умерить амбиции и повышать боеспособность вооруженных сил так, как мы можем это сделать. Ведь до сих пор армия не укомплектована штатными образцами вооружения, которое просто необходимо в условиях обострения боевых действий на Донбассе.

— Денег не хватает потому, что в парламенте не приняли законопроект о возвращении $2 млрд из активов Януковича?

— В том числе и поэтому.

Демонстрация зарубежных и отечественных образцов беспилотных авиационных комплексовФото: Оружие Украины/facebook.com/zbroya.ua

— Одним из видов вооружений, которым можно укомплектовать армию, является бронеавтомобиль «Дозор-Б». Однако недавно разразился скандал, связанный с тем, что в испытательной партии «Дозоров» обнаружили трещины в броне, из-за которых машину не могут принять на вооружение. Как сейчас развивается ситуация?

— Машина находится на заводе и пока не прошла этап приемки. Ее нужно привести в соответствие с теми техническим требованиями, которые выставляют военные. Но для меня ситуация с «Дозором» важна с точки зрения необходимости умения делать выводы из своих ошибок. Если мы не научимся этому на примере «Дозора», то мы не сможем производить и другую технику.

— И все-таки, ситуация с броней как-то решается?

— Я бы сказал, что она имеет комплексный характер и выходит за рамки возможностей Минобороны и «Укроборонпрома». Поэтому ситуация под вопросом. Хотя общее понимание того, что делать с броней нам нужно иметь, хотя бы потому, что мы производим большое количество бронетранспортеров.

— Можно вспомнить еще один скандал, связанный с украинской бронетехникой. Речь идет о поставках разработчикам боевой машины поддержки танков «Азовец», оптических приборов, предназначенных для использования в бытовых домофонах. Из-за этого испытания «Азовца» были приостановлены. Насколько нам известно, вы контактируете с разработчиками — инженерной группой «Азов». Удалось ли решить проблему?

Поставка некачественных камер — это прямой обман. Их, к слову, поставило львовское предприятие, сертифицированное «Укроборонпромом». Так что, если эти же поставщики отправляли некачественное оборудование вооруженным силам, то надо еще посмотреть, не нанесло ли это ущерб обороноспособности нашей страны. Пусть этим занимается прокуратура. С другой стороны, нет худа без добра. Ситуация с камерами, подтолкнула инженерную группу «Азов» провести переговоры с международными поставщиками. Так что есть предпосылки, что на других образцах бронетехники, которую разрабатывает инженерная группа, будет стоять конкурентное оборудование.

— Когда продолжатся испытания «Азовца»?

— Вопрос стоит шире. Инженерная группа «Азов» работает над несколькими проектами. Это модернизация танка Т-64 по варианту «Тирекс», разработка тяжелой БМП и боевой машины «Азовец». По большому счету, «Азовец» — это прототип. Существующие в нем решения будут реализованы в других проектах, включая тяжелые БМП. Поэтому я спокойно отношусь ко всяческим пробуксовкам вокруг «Азовца», вызванных внешними реалиями, понимая, что все они помогут избежать ошибок в будущем.

— Расскажите побольше о танке «Тирекс».

— Он появится гораздо быстрее, чем ударный беспилотник, о котором говорит руководство страны. Мне известна ситуация — почти готова документация, решаются вопросы с Министерством обороны. Это будет один из проектов по модернизации танка Т-64. По моим подсчетам, эта работа закончится до конца текущего года, если не повлияют внешние факторы, потому что есть и другие проекты — более простые, но менее эффективные. Я считаю, что вариант «Тирекс» является оптимальным. Он будет иметь необитаемую башню, качественно усиленную защиту и новую систему управления огнем, сравнимую с танком «Оплот», будущее которого пока весьма непростое. За счет этих решений мы получим танк, сравнимый с танками нашего вероятного противника. Основная проблема состоит в том, чтобы наши подразделения могли воевать ночью и были защищены. Танк «Булат» выполняет эту функцию лишь частично.

— «Тирекс» отвечает этим требованиям?

— Возможность ведения ночного боя должна обеспечивать вся бронетехника имеющаяся в составе вооруженных сил. Без этого в современных условиях воевать невозможно. И когда мне говорят про ударные беспилотники, я отвечаю — давайте сначала обеспечим связь, защиту и способность подразделений вести боевые действия ночью. В сумме это было бы эффективнее, чем создание ударного беспилотника или истребителя, которое обойдется нам в миллиардные суммы.



загрузка...

Читайте також

Коментарі