Перестройка в обратную сторону: почему Горбачев поддержал аннексию Крыма

Перестройка в обратную сторону: почему Горбачев поддержал аннексию Крыма

 Автор: Вадим Штепа

Первый и последний президент СССР, 85-летний Михаил Горбачев на днях вновь напомнил о себе. В интервью газете Sunday Times он заявил, что он поддерживает аннексию Крыма и в аналогичной ситуации действовал бы точно так же, как Владимир Путин. После этого официальный Киев запретил бывшему президенту СССР на 5 лет въезд в страну.   

Оппозиционно настроенные пользователи российских соцсетей обрушились на пенсионера с резкой критикой. Без гуманной снисходительности к его почтенному возрасту, будто бы Горбачев и поныне принимает какие-то политические решения. Хотя уже стало своего рода традицией, что многие бывшие борцы за свободу к старости переходят на охранительские позиции. Например, Александр Солженицын на склоне лет вдруг озаботился «еврейским вопросом» и хвалил президента Путина за «возрождение России». Но знаменитый диссидент, борец с КГБ и автор «Архипелага ГУЛАГ» по исторической значимости все же превосходит себя позднего.

Горбачев, находясь у власти, создал условия для перемен – и «процесс пошел», оказавшись даже сильнее своего инициатора. Массовое гражданское пробуждение, небывалые прежде в СССР свободные выборы, культурный взрыв конца 1980-х годов кажутся сегодня, в новую эпоху «духовных скреп» и глобальной изоляции, событиями из истории какой-то другой страны…

Хотя это действительно была другая страна и эпоха, и поэтому ее оценка требует других мерок и категорий. А признание глобально-исторической роли Горбачева вовсе не исключает констатации его роковых ошибок, из которых выросли многие сегодняшние проблемы, запутанные почти до неразрешимости.

Забытый референдум

Разрубить крымский «гордиев узел» президент СССР мог еще в начале 1991 года, сделав невозможным последующее российско-украинское столкновение. Напомним, 20 января 1991 года в Крыму состоялся первый в СССР референдум, на который был вынесен вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» Положительно на него ответили 93% крымчан.

Двойственность Крыма в последние годы СССР проявлялась в том, что, с одной стороны, большинство населения там составляли русские (67% по переписи 1989 года), а с другой – экономически полуостров полностью зависел от Украины (пресная вода, продовольствие, электроэнергия поступали с «материка»). Передача Крыма из РСФСР в УССР в 1954 году была продиктована именно экономически-логистическими соображениями, а не «произволом Хрущева», как утверждают нынешние кремлевские пропагандисты.

В условиях начала 1991 года, когда Россия и Украина уже приняли свои декларации о суверенитете, президент СССР мог бы признать в качестве равноправного субъекта Союза Крым, и включить его представителей в Ново-Огаревский процесс, где обсуждались параметры нового Союзного договора. По существу, крымчане на своем референдуме голосовали именно за это. Однако Горбачев воздержался от такого решения – вероятно, опасаясь поссориться с руководителями Украины, которые продолжали считать Крым своим регионом.

Украинское руководство отреагировало на крымский референдум оперативно, но интерпретировало его по-своему. 12  февраля 1991 года Верховный Совет УССР принял Закон о восстановлении Крымской АССР в составе УССР. Таким образом, Крым, хоть и признавался как республика, но «второго порядка», не имеющая суверенного голоса на союзном уровне. Именно это и заложило основы последующей российско-украинской борьбы за его принадлежность. А если бы полуостров по итогам своего референдума обрел статус союзной республики, не «в составе» России или Украины, но равноправной с ними, то борьба двух соседей за обладание им выглядела бы немыслимой. Крымчане определяли бы собственное будущее самостоятельно, заключая договора с Россией и Украиной, а после распада СССР, как и другие союзные республики, Крым стал бы независимым государством и членом ООН. Утопия Василия Аксенова «Остров Крым» могла бы реализоваться…

Не признав в свое время республиканскую субъектность Крыма, Горбачев фактически сделал его объектом конкуренции России и Украины. Хотя, конечно, на президента СССР нельзя возлагать прямую ответственность за события, произошедшие после того, как руководимая им страна исчезла.

Горбачев как оппозиционер

Роль Горбачева в российской политике 1990-х годов была довольно маргинальной – с президентом Ельциным у них давно сложились антагонистические отношения. Однако после отставки Ельцина Горбачев попытался наладить диалог с его преемником. Поначалу им вроде бы удалось найти общий язык, и Путин поддержал создание Горбачевым Социал-демократической партии России. Однако уже в 2007 году эта партия была лишена государственной регистрации. Российская «суверенная демократия» становилась все более жесткой, нацеленной на заранее предопределенные результаты.

В условиях постепенного «закручивания гаек» у инициатора перестройки словно бы открылось второе дыхание. В свои 80 лет он высказывался гораздо радикальнее многих молодых оппозиционеров. Например, в интервью Радио «Свобода» в феврале 2011 года Горбачев следующим образом ответил на вопрос, почему люди, которые пришли к власти в России, так далеки от идеалов перестройки:
«Потому что их не избирали. К власти пришли люди, которые по-настоящему не опирались на демократические процессы и на демократические институты. После 89-го и 90-го года, когда в союзных республиках впервые прошли демократические выборы, свободных выборов у нас вообще не было».

В том же 2011 году Горбачев призвал Путина уйти из политики: «Я посоветовал бы Владимиру Владимировичу уйти сейчас. Три срока получилось: два срока президентом, один срок премьером – три срока, ну, хватит».

Эта резкая критика со стороны лауреата Нобелевской премии мира не могла остаться без внимания Кремля. Президентский пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил, что «никаких перестроек России больше не нужно». Но особенно примечательно высказывание крупного функционера «Единой России» Сергея Неверова: «Горбачеву мы обязаны тем, что Россия чуть не утратила свой суверенитет». Хотя именно при Горбачеве, в 1990 году, Россия и провозгласила свою Декларацию о суверенитете. Очевидно, что для «единороссов» суверенитет – это не свободное развитие страны, а самоцельная враждебность к окружающему миру.

Реванш «старого мышления»

Тем удивительнее, что сам Горбачев, спустя каких-то три года вдруг сблизился в оценках со своими ненавистниками. Те, кто порицает его за недавнее интервью с поддержкой аннексии Крыма, видимо, не помнят, что он одобрил эту аннексию сразу же после «референдума», прошедшего под надзором вооруженных «вежливых людей». Он тогда назвал это «исправлением ошибки времен СССР». Хотя попыткой исправить эту ошибку был вышеупомянутый крымский референдум 1991 года, вполне легитимный и ненасильственный. Но, наверное, Горбачев или его забыл, или до сих пор не хочет признавать свою собственную ошибку тех лет…

Любопытно, что эту эволюцию от демократических протестов 2011 года до «крымнашизма» 2014-го советский президент разделил со многими «белоленточниками», которые также впоследствии поддержали неоимперскую политику «русского мира». Но было весьма печально наблюдать, что в эту политтехнологическую ловушку Кремля попались не только молодые оппозиционеры, но и такой опытный политик, как Горбачев, который стал делать антиукраинские и дажеантиамериканские заявления – хотя окончание холодной войны с США было главным внешнеполитическим результатом перестройки.

Впрочем, у Горбачева остается довольно редкое качество для политика – самокритичная ирония. В конце 2014 года он так высказался о Путине: «Он начал заболевать той же болезнью, что когда-то и я, – самоуверенностью. Считает себя заместителем бога, я уж не знаю, правда, по каким делам».

При этом путинская самоуверенность выглядит гораздо опаснее. Если Горбачев в свое время полагал, что ему за несколько лет удастся «перестроить» страну с многовековой имперской традицией и интегрировать ее в современный мир, то Путин возвращает ее к противостоянию другим странам и новой версии глобального мессианизма. По мнению Горбачева, это чревато ядерной войной, которой, казалось бы, перестали опасаться еще в годы его правления.

Но при этом он винит в нагнетании этой напряженности западные страны, дипломатично не замечая, что именно Россия сегодня разрушает мировой порядок, установившийся в результате перестройки. Сегодняшний Кремль фактически отверг все принципы внешней политики эпохи перестройки – «новое мышление» как опору на международное право, приоритет общечеловеческих ценностей, идею «общеевропейского дома». В моду вошел совершенно обратный тренд – Россия воспринимает себя как доперестроечный СССР, причем даже не брежневский с его «борьбой за мир», но откровенно ностальгирующий по сталинской экспансии.

Горбачев в свое время пытался создать договорное государство, а также установить равноправно-договорные отношения с другими странами. Сегодняшний парадокс состоит в том, что, защищая позиции Кремля, инициатор перестройки сам выступает за нарушение международных договоров. Однако это не только его внутренний конфликт. Это дилемма всего российского общества.

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі