Российская пропаганда убивает: не только здравый ум и рассудок

Российская пропаганда убивает: не только здравый ум и рассудок

Между Россией и Западом идет война. Разворачивается российское пропагандистское и информационное наступление, которое стоит в военной доктрине России на одном уровне с классической военной атакой. Те, кто этого не видят, заблуждаются. Пора взглянуть правде в глаза. Особенно в Польше, которая занимает в списке российских военных целей почетное место.

Российская информационная война

В 2014 году президент Владимир Путин утвердил военную доктрину России. Среди угроз на первый план в ней вышла информационная война. Российские стратеги трактуют это понятие очень широко, включая в него информационные столкновения в цифровом пространстве, конфликты в медиасфере, экономические действия. Главная цель — защита от дестабилизации, то есть цветной революции. В связи с этим Кремль подготовил широкий спектр ответных шагов: от информационных ударов до превентивной ядерной атаки. Интерпретация причин развязывания информационной войны наводит на размышления, поскольку основной угрозой для России называются ценности западной цивилизации, демократия, правовое государство и свободный рынок.

Обновление военной доктрины стало лишь итогом практических шагов, которые были предприняты ранее. Речь идет о создании обширной инфраструктуры для ведения информационной войны. По западным подсчетам, Россия тратит сейчас на нее около 1,4 миллиарда долларов в год. Россияне говорят, что их аудитория составляет 600-800 миллионов человек в 130 странах. Кремль изменил методы борьбы. Целью информационных операций наступательного плана стали запугивание и дезинформация заграничной общественности при помощи атак в СМИ. Такая стратегия не позволяет зрителям и читателям отделить правду от лжи.

Изменился также инструментарий военных действий. Если раньше в нем преобладали литература, кино и бумажная пресса, то сейчас основным оружием стали электронные СМИ. Здесь задействованы мощные телеканалы, как Russia Today, и информационные агентства, как Sputnik, а также массовый троллинг. Десятки тысяч троллей не только отравляют интернет своими записями, создавая лживый контент, но и сводят каждую дискуссию в социальных сетях к грубой перебранке. То есть, в соответствии с классическим определением маршала Суворова, современная информационная война — это быстрота, натиск и возможность гибко приспосабливаться к обстоятельствам.

На два фронта

Изначально цели информационной войны ограничивались пространством внутри России. В 2011 году под прицелом оказались российская оппозиция и гражданское общество. Однако когда разразилась «арабская весна», Кремль испугался заграницы. После казни Муаммара Каддафи Путину, видимо, начали сниться кошмары, а виноватым он назначил Запад. Поэтому дальнейшее информационное наступление развернулось на двух фронтах. На внутреннем россиян нужно было убедить, что им угрожает западная агрессия.

Социолог Лев Гудков из «Левада-центра» рассказывает о схеме, благодаря которой враждебный настрой россиян к определенному государству или народу возрастает через два-три месяца после натиска кремлевских СМИ. Гудков говорит, что Путин специально создает негативную общественную повестку, стремясь сформировать негативную коллективную идентичность, то есть такую, в которой национальная общность держится исключительно на искусственно созданном образе внешнего и внутреннего врага.

Ориентированная на российскую аудиторию стратегия информационной войны изначально носила оборонительный характер, но когда вспыхнул украинский бунт, Путин перешел в решительное наступление на США, НАТО и ЕС. Пропаганда и информационная война — не новые понятия, однако эксперты указывают на отличия, существующие между американским, европейским и российским подходами.

В США преобладает концепция, что в ходе информационных операций нужно склонить противоположную сторону к американской точке зрения, например, убедить в превосходстве американского образа жизни. Страны ЕС, в свою очередь, стремятся, чтобы партнер изменил свои действия, приняв европейскую систему ценностей. Российская пропагандистская машина уничтожает противника, сея информационный хаос, страх и сомнения.

Важным аспектом информационной войны Кремля выступает стремление посеять раздор внутри ЕС и рассорить Европу с США. Лишь разрушение западных ценностей гарантирует Кремлю полное повиновение россиян, поскольку тогда они лишатся культурной альтернативы. Этой задаче служит также концепция Пятой колонны, то есть рассказы о якобы существующем западном заговоре и его российских помощниках — агентах.

Как выглядят результаты? 95% российских СМИ занимаются так называемой жесткой пропагандой, благодаря чему враждебность к загранице стабильно усиливается. Если в 2006 году Америку называли главным врагом 23% россиян, то в 2015 году их стало уже 73%. Второе место занимает Украина (рост с 13 до 37%), далее идут Великобритания (рост с 2 до 22%) и Германия (с 6 до 18%). Польша тоже занимает в пропагандистском списке врагов высокое место. Как указывает Гудков, уровень антипольских настроений стабильно колеблется на отметке в 20-22%. Но об этом чуть позже, а пока перейдем к практике войны.

Концлагеря НАТО

Во время Второй мировой войны пресса союзников с восторгом описывала «русский каток», который катился, уничтожая Третий рейх, а заодно суверенитет половины Европы. Сейчас бывшие союзники не верят собственным глазам, видя как русский каток, но теперь информационный, вновь мчится с чудовищной силой. Первой жертвой пала Украина. Русскоязычный (и не только) интернет наводнили фальшивки, рассказывающие о жестокости правительственной армии в Донбассе. Особым достижением стало телевизионное интервью, в котором жительница Славянска рассказала шокирующую историю о мальчике, распятом современными бандеровцами. Журналистское расследование показало, что дезинформация была нагло куплена: женщина согласилась солгать из-за того, что у нее не было средств к существованию. В целом работает принцип: чем более жестоко, тем лучше, так что СМИ наполнились фотографиями детей, якобы погибших от рук украинской армии. Однако снимки были сделаны в предыдущие годы и взяты из российской региональной прессы, писавшей о жертвах сексуальных маньяков. Если вы хотите узнать больше подробностей о грязной гибридной войне, можете обратиться к сайту stopfake.org, который занимается разоблачением российской дезинформации.

Похожим образом разворачивалось российское наступление на страны Балтии. Журналисты из Литвы, Латвии и Эстонии сняли документальный фильм «Мастер-план». Как известно, в балтийских государствах проживает значительное русское меньшинство, поэтому кремлевский «мастер-план» подразумевал создание этнического клина. Главную роль играли представители русских организаций, которые раздували националистическую истерию, получая тысячи евро в виде российских грантов. Например, они распространяли сообщения, что истинная причина наращивания сил НАТО и в особенности США на территории стран Балтии — это подготовка к созданию концлагерей, в которые поместят всех местных русских, а потом уничтожат их по гитлеровскому образцу. Отвратительно? Более чем.

Иначе разворачивалась операция в Западной Европе. Мы помним историю Лизы — немецкой девочки, которую якобы похитили в Берлине мигранты-сирийцы. Сообщение об этом событии моментально разлетелось по интернету, а потом по СМИ, спровоцировав акции протеста возмущенных немцев. Этого и добивались россияне: как объяснила Федеральная служба защиты конституции Германии (аналог польского Агентства внутренней безопасности), новость была фальшивкой, а запустили ее, чтобы дестабилизировать государство и, возможно, даже привести к отставке Меркель. Основной целью информационной атаки была именно немецкая канцлер, поскольку она выступила тем политиком, который заставил ЕС солидарно поддержать антироссийские санкции.

Скандал позволил вскрыть важные факты. Во-первых, фальшивка была адресована крайне правым политическим организациям и русским эмигрантам (которых в Германии около двух миллионов). На их уличную мобилизацию рассчитывал Кремль и почти не ошибся. Если сравнить взгляд Кремля и ультраправых европейских партий на миграционный кризис, украинский конфликт и борьбу с терроризмом, можно обнаружить сильное сходство. В данном случае стороной, которая приняла российскую интерпретацию событий, стала европейская аудитория.

Во-вторых, фальшивка о Лизе уходит корнями в азбуку КГБ. Новость появилась на малоизвестном немецком портале, потом ее распространили преимущественно российские СМИ, а затем она попала в европейские агентства. Дальше свою задачу выполнили российские тролли. Такой метод с использованием прессы Третьего мира широко практиковал КГБ в годы холодной войны.

Легко догадаться, на что сейчас рассчитывает Россия. Тысячи дезинформационных атак, в которых сложно проверить факты и источники, проводящиеся с массированной поддержкой так называемых политических идиотов, позволяют россиянам надеяться, что однажды европейцы проснутся с верой в кремлевскую правду. Тогда они начнут требовать от правительства своих стран и руководства ЕС уважать российскую точку зрения на действительность. Это будет такая всеобщая мобилизация Пятой колонны, о какой мечтает Путин.

Другой важной целью информационной атаки России выступает Польша.

Русофобия польских панов

В российских СМИ сложно найти какие-либо положительные сообщения о Польше или поляках. В этом плане мы полностью стерты из российского сознания. Через этот заслон благодаря пяти голам, забитым за один матч, с трудом пробился Роберт Левандовский (Robert Lewandowski), да и то, не как поляк, а как игрок немецкой команды. На этом положительный список заканчивается. Зато негативных ассоциаций более чем достаточно, и главная из них — это польская русофобия. Таким мотивом объясняют любые события в нашей стране и польскую внешнюю политику.

Конечно, свою роль играет стереотип исторического мышления, поскольку так называемая польская проблема России появилась после разделов Польши в XVIII веке. Пушкин, Достоевский, Аксаков, Тютчев, Герцен — список российских мыслителей и публицистов, которые пытались разрубить этот гордиев узел империи гораздо длиннее. Можно вспомнить также о полонофобии Сталина, которая не уступала по силе его антисемитизму.

Сделать такое вступление необходимо, чтобы понять сегодняшний дискурс России на польскую тему, поскольку, как считают кремлевские стратеги, информационные контраргументы необходимо крепко увязать в головах россиян с исторической пропагандой. Так что российские СМИ, рассказывая о Польше, с наслаждением используют негативные ассоциации, которые призваны вызвать у реципиентов страх и ненависть. Польшу регулярно называют союзницей Гитлера, а поляков сравнивают с белополяками, то есть угнетателями. Кремль продвигает выражение «польские концлагеря » и тезис о причастности поляков к Холокосту.

Какие ассоциации вызывает такой образ Польши в российском обществе, на крови которого Сталин возвел свою империю, это риторический вопрос. Если добавить к этому военную победу СССР, которая стала краеугольным камнем фундамента сегодняшней России, а 9 мая — основным фактором сплоченности народа с Кремлем, наша страна и мы все займем место исторической и современной угрозы для российской безопасности. Эффект не заставил себя долго ждать: так называемым борцам за Русский мир, то есть донбасским сепаратистам, регулярно видятся по противоположную сторону фронта польские наемники и польское оружие. Один командир с кличкой Моторола грозил перед камерами российского телевидения, что если будет нужно, он дойдет с боем до Варшавы.

Часто используется такой информационный прием, как подкрепление аргументов мнением так называемого авторитета, то есть человека, благодаря которому российские зрители убедятся, что Путина широко поддерживают в Европе. Первую скрипку среди них играют «полезные идиоты», включая их польского представителя Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski).

Ничто не добавляло российским подлогам такого правдоподобия, как его участие в различных громких мероприятиях вроде крымских и абхазских выборов. Если даже в «русофобской» Польше находятся политики, которые поддерживают Путина, россиянам тем более стоит верить в своего президента.

Чем подкрепляют политическое послание? Документальными кадрами, пробуждающими современные эмоции, на которых строится информационная война. Поэтому можно часто увидеть кадры, на которых польские офицеры приветствуют своих гитлеровских коллег. Часто звучит также тема российских военнопленных 1920 года, которых якобы сознательно истребляли в польских концлагерях. Неважно, что наши офицеры приветствовали немецких протокольно, на государственных праздниках, а судьбу пленных иллюстрируют фотографии жертв Голодомора, устроенного Сталиным: все равно негативный образ Польши и поляков документально упрочен.

Чтобы не ограничиваться историей, стоит проследить за современными репортажами из Польши. В этом случае работает метод «сам дурак». Если Запад обвиняет российские власти в нарушении прав человека, Кремль парирует, показывая россиянам, например, беспорядки, которые устраивают польские националисты и потасовки с участием полиции. Послание звучит ясно: в Польше бьют демонстрантов сильнее, чем ОМОН, и вообще в Москве царит порядок, а в Варшаве хаос, вот к чему приводит демократия. И, конечно, в Польше нападают на россиян, доказательством чего служит подожженная будка охраны у посольства РФ.

Что касается свободы слова, российский МИД составил получивший соответствующую огласку в прессе отчет о состоянии мировой демократии, в котором заклеймил поляков за нарушение ее принципов. Больше всего поражает избирательность российских сообщений на нашу тему. Дежурные эксперты, например, придворный шут и пропагандист Александр Пушков выкатывают тяжелые орудия в виде аргументов о вине поляков в развязывании Второй мировой войны. Разумеется, не обрисовывая россиянам никакого широкого контекста. Поэтому наша страна выглядит неблагодарной по отношению к России — наследнице СССР, который потерял, освобождая нас, больше 600 тысяч солдат. Поляки разрушают советские кладбища и монументы благодарности, сообщает кремлевское телевидение.

Смесь полуправд и явной лжи становится основой дезинформации на тему польского государства, которая призвана заполнить российские умы. Зачем нужен такой образ Польши и поляков? Все просто: Москва доказывает Европе, что наша страна и наша политика опираются на русофобию и поэтому становятся главным препятствием для взаимовыгодных отношений между Россией и ЕС. Варшава — это совместная хроническая российско-европейская проблема. Можно биться об заклад, что после соответствующей подготовки именно такая идея скоро выйдет на первый план в российской дипломатии и информационном наступлении на Европу. Поэтому Кремль до сих пор не реагировал на радикализацию и поляризацию польской политической сцены: он надеется достать каштаны из огня польскими руками.

Подводя итог, а заодно в качестве предостережения предоставлю слово Жанне Немцовой — дочери хладнокровно убитого Бориса Немцова, который был оппозиционным политиком и противником Путина. Российская пропаганда убивает: не только здравый ум и рассудок, но и в прямом смысле. Жанна Немцова говорит, что российская информационная война, объявленная Европе, дегуманизирует объект нападения, открывая тем самым путь к бесчеловечному отношению к нему.  Остается открытым вопрос, не подготовка ли это к открытой военной конфронтации, раз на внутреннем пропагандистском фронте вовсю идет перековка молодежи в бездумных янычар Кремля. С другой стороны, что за парадокс: в то же самое время Путин ужесточил уголовное наказание за разжигание межнациональной розни и ненависти на этнической почве. И этим он ставит себя в первый ряд обвиняемых.

источник: Wirtualna Polska, Польша, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі