Ни о каком братании с российскими офицерами и речи быть не может

Ни о каком братании с российскими офицерами и речи быть не может

Генерал-майор РАДИОН ТИМОШЕНКО, глава Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) с украинской стороны, в интервью «Апострофу» объяснил, как можно добиться соблюдения режима тишины в зоне АТО, привел примеры провокаций боевиков и рассказал, как строятся взаимоотношения с российскими офицерами, которые работают в СЦКК рядом с украинцами.

Об отношениях с российскими офицерами, работающими в составе СЦКК

Не скрою, особенно первые две недели с момента вступления в должность, психологически было очень тяжело. Но поставленную задачу нужно выполнять, а это значит и участвовать в брифингах (совместные встречи с представителями ОБСЕ и РФ) и в переговорах с российской стороной СЦКК.

Что касается взаимоотношений с ними (российские офицеры живут в том же санатории в Соледаре, где расположен штаб СЦКК и где проживают украинские сотрудники центра), то приведу такой пример: у нас принято отдавать воинскую честь, но когда мимо меня первый раз прошёл российский офицер и не отдал честь, я ему сказал: «Товарищ майор, кто воевал, тот цену чести знает». Ему стало неудобно.

Поэтому, что касается воинского приветствия, то у нас в СЦКК нет ни одного человека среди российских офицеров, который бы не отдавал мне воинскую честь. Так же, как если идёт российский генерал, то и мои офицеры его приветствуют. Это скорее норма этикета, которая не дает перерасти отношениям в антагонистические и, как следствие, разрушить тонкую грань сотрудничества в области прекращения огня, нежели дань уважения друг к другу. Мы также соблюдаем определенный дипломатический этикет — это касается, в том числе, рукопожатия перед началом брифинга.

При этом ни о каком «братании» речи нет и не может быть в принципе.

О том, как боевики мешают работе установленных миссией ОБСЕ камер видеонаблюдения

Для того чтобы получить достоверные сведения о нарушениях режима прекращения огня, специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ создает систему видеонаблюдения. Так, примерно полтора месяца назад в дополнение к видеокамере в Широкино(село возле Мариуполя, — «Апостроф») при участии первого заместителя СММ ОБСЕ Александра Хуга были установлены видеокамеры в Авдеевке (город в центральной части Донецкой обл., — «Апостроф») и шахте «Октябрьская» (Донецк). С целью соблюдения паритетности эти «зеркально» установленные видеокамеры должны были начать работу одновременно. Но видеокамера на шахте «Октябрьская» до сих пор бездействует в связи с отсутствием электропитания. Причина до банальности проста – на протяжении уже более месяца представители ОРДО (ДНР) не могут найти 300 метров электрокабеля. То есть видеокамера есть, но она не функционирует, следовательно, документирование нарушений режима прекращения огня не осуществляется.

Более того, получение информации с функционирующей видеокамеры в Авдеевке в течение последних двух недель фактически блокировано, сепаратисты отключают электропитание ретранслятора, который установлен на территории ОРДО.

В итоге мощные артиллерийские обстрелы (около 310 снарядов) боевиков в ночь с 23 на 24 мая по позициям сил АТО в районе промзоны и домам мирных жителей в Авдеевке видеокамеры СММ ОБСЕ не зафиксировали. Восстановить реальный ход событий позволили те данные, которые собрали наблюдатели украинской стороны СЦКК и которые получили подтверждение благодаря фиксации обстрелов видеокамерами подразделений АТО.

О способах борьбы с нарушениями режима прекращения огня

На сегодняшний день наиболее распространенный способ — это обращение украинской стороны к российской стороне СЦКК (или наоборот) с предложением ввести режим тишины, чтобы прекратить обстрел, который уже имеет место. Мне кажется, это крайне неудачный формат работы.

Думаю, обстрелы, особенно артиллерийские, на самом деле прекращаются потому, что нарушитель достигает своей цели и меняет позицию, чтобы не подвергнуться ответному огню, а не в результате «бурной деятельности» СЦКК.

Поэтому я намерен предложить Александру Хугу другой, на мой взгляд, более эффективный способ.

Учитывая, что на сегодняшний день накоплено достаточно информации о районах, откуда ведутся минометные и артиллерийские обстрелы (сепаратистами, — «Апостроф»), мы хотим предложить организовать там патрули СММ ОБСЕ. Это будет превентивная мера, и мы сможем в какой-то степени предотвращать обстрелы и минимизировать количество нарушений режима прекращения огня.

Мы понимаем, что оценка работы СЦКК должна быть максимально объективной. Но как это сделать? Вот вам пример: командиру артиллерийского дивизиона поставлена задача — подержать огнем с закрытых огневых позиций наступление танковой роты, которой в свою очередь противодействует батарея противника в составе шести противотанковых орудий.

Есть два варианта выполнения задачи командиром артиллерийского дивизиона. Первый — попытаться подавить противотанковую батарею с огнем осколочно-фугасных боеприпасов всеми (восемнадцатью) орудиями дивизиона. В результате вероятнее всего будет уничтожено 2-3 орудия противника, и это немало. Но остальные способны как минимум подбить 3-4 наших танка. Другой вариант – применить дымовые боеприпасы и «ослепить» личный состав противотанковой батареи противника. Для этого, как показывает практика, достаточно 4-6 орудий — это одна треть от общего числа орудий в дивизионе. Да, при такой тактике ни одно орудие, ни один солдат противника не пострадает.

Возникает вопрос: как поступить? Второй вариант предпочтительнее, потому что он позволяет нашей танковой роте фактически без потерь выполнить поставленную боевую задачу.

На мой взгляд, такой подход целесообразно использовать и в случае с СЦКК — тактика предотвращения и недопущения потерь была бы намного эффективнее.

Полный текст интервью с Радионом Тимошенко читайте на сайте «Апострофа» в ближайшее время.



загрузка...

Читайте також

Коментарі