Боевика Мозгового могли уничтожить «из-за политики»: три версии убийства из ЛНР

Боевика Мозгового могли уничтожить «из-за политики»: три версии убийства из ЛНР

На этой неделе, 23 мая, исполнился ровно год со дня убийства бывшего командира бригады боевиков «Призрак» Алексея Мозгового. С тех пор его убийство остается не раскрытым. Главари ЛНР, которых сами сепаратисты подозревают в организации убийства полевого командира, предпочли не заметить годовщину его смерти, желая забыть о своем бывшем «соратнике». А попытки соратников Мозгового хоть как-то отметить это событие, привели к конфликту среди боевиков. Он закончился тем, что преемник Мозгового в командовании остатками так называемой «бригады Призрак», Юрий Шевченко поплатился своей должностью за установленный без санкции «властей ЛНР» памятник погибшему «комбригу».

23 мая 2015 года на трассе Перевальск – Луганск группа неизвестных устроила засаду на автомобиль Toyota Sequoia, в котором ехал командир на тот момент уже практически расформированной «бригады Призрак», Алексей Мозговой. Нападение было организовано профессионально. Вначале перед автомобилем диверсанты взорвали мину, а затем расстреляли затормозивший автомобиль в упор из автоматического оружия. Помимо Мозгового, погибли трое его охранников, глава «пресс-службы», а также двое гражданских лиц, ехавших позади автомобиля «комбрига» и случайно попавших под огонь нападавших. Верхушка незаконной «Луганской народной республики» (ЛНР) в лице так называемого «следственного отдела управления по надзору за соблюдением законов в военной сфере Генеральной прокуратуры ЛНР» сразу же начали расследование убийства полевого командира, однако оно очень быстро заглохло.

Год впустую

Год спустя неконные «власти» ЛНР предпочли «не заметить» даты гибели «комбрига», равно как и не вспоминать свои обещания раскрыть его убийство. На сайтах информационных ресурсов «республики», накануне годовщины гибели Мозгового, можно было найти информацию, например о том, что общественное движение «Мир Луганщине», которое возглавляет главарь ЛНР Игорь Плотницкий, насчитывает в своих рядах почти 69,5 тыс. участников. Но только не какие-то подробности расследования инцидента 23 мая 2015 года. Последняя информация об этом датирована 23 апреля 2016 года.

Из нее следовало, что «Генеральная прокуратура ЛНР» только что направила поручения в так называемые МВД и МГБ «на проведение оперативно-розыскных мероприятий с целью установления лиц, причастных к убийству командира 4-го батальона территориальной обороны Алексея Мозгового, а также четырех военнослужащих и двух гражданских лиц». Таким образом, год спустя, в ЛНР приступили только к самой начальной фазе расследования. А за прошедший год «силовики» смогли только осмотреть место происшествия, провести ряд экспертиз и опросить немногочисленных свидетелей. Куратор расследования, начальник следственного отдела «Генпрокуратуры ЛНР» Леонид Ткаченко, до 2014 года работавший следователем Военной прокуратуры Луганского гарнизона, также предпочел воздержаться от комментариев на эту тему.

Новые и старые версии

Версий убийства Алексея Мозгового было несколько. Первая из них состоит в том, что Мозговой стал жертвой украинской диверсионной группы. В эту версию мало кто верил даже в числе сторонников сепаратистов. Все знали об острых конфликтах Мозгового с тогдашними главарями ЛНР Валерием Болотовым и сменившим его Игорем Плотницким. Впрочем, бывший сотрудник украинских спецслужб рассказал «Апострофу», что полностью отбрасывать «украинский след» в убийстве Мозгового не стоит. «У нас прекрасно знали о методах руководства ЛНР, предпочитавшего расправляться с неугодными. Я не исключаю, что наши спецслужбы могли сработать «под ЛНР», чтобы усилить раскол в рядах боевиков», — рассказал автору собеседник. С другой стороны, отмечает собеседник, живой Мозговой, с его регулярными публичными столкновениями с Игорем Плотницким и его окружением, и разоблачающей критикой в их адрес был более полезен для Украины. «Его публичная критика местных порядков в немалой мере способствовала дискредитации идеи так называемой «Новороссии». Поэтому, если к его убийству причастны наши спецслужбы, то это было не самое удачное решение. Получается, что мы своими руками облегчили жизнь Плотницкому», — отметил бывший офицер спецслужб.

Криминальная разборка и передел сфер влияния. Одна из распространенных версий убийства Мозгового заключается в том, что Алексей Мозговой, заняв Алчевск, один из самых развитых городов Луганской области, перешел дорогу местному бизнесу и криминалу. Ходили слухи, что Мозговой и его люди занимались «крышеванием» заправок и рынков, а также неоднократно получали деньги от Алчевского металлургического комбината, который входит в состав корпорации ИСД. Ее связывают с группой российских инвесторов, близких ко властям РФ и народным депутатом Сергеем Тарутой. Летом-осенью 2014 года боевики Мозгового действительно совершили несколько набегов на заводы корпорации, главным образом «отжимая» там автомобильную и строительную технику. Также, судя по всему, не лучшим образом развивались отношения Мозгового с местным криминалитетом, который, вследствие боевых действий, потерял свои доходы от добычи и продажи металлолома и угля с нелегальных шахт-«копанок».

«Заказ ЛНР». Самой популярной у боевиков остается версия о ликвидации Мозгового по заказу верхушки ЛНР или их российских кураторов. Откровенная критика Мозговым коррупции в окружении Игоря Плотницкого и нежелание подчиняться его распоряжениям, раздражали главарей луганских сепаратистов, которые в силу военной необходимости были вынуждены до поры до времени мириться с автономией «Призрака». К весне 2015 года ситуация кардинально изменилась, большинство автономных вооруженных формирований или влились в «народную милицию ЛНР», или были принудительно разоружены, а их лидеры убиты «при задержании» либо арестованы. Мозговой, хотя формально также поступил «в милицию», однако, по сути, продолжал вести себя самостоятельно.

В марте 2016 года среди сепаратистов пошли слухи, что Алексей Мозговой был убит «за политику». Якобы после того, как весной 2015 года стало понятно, что в полноценном виде «бригаду Призрак» сохранить ему не удастся, Мозговой решил стать политиком, пользуясь тем, что Минские соглашения предусматривали проведение выборов в Донбассе по украинскому законодательству. Действительно, еще осенью 2014 года в «ЛНР» появились несколько общественных движений, которые после псевдовыборов 2 ноября 2014 года вошли в местный «Народный совет». Мозговой, не участвовавший в тех выборах, решил пойти дальше. Уже в 2015 году он создал общественное движение «Народное возрождение» и через Донецк Ростовской области (РФ) 23 апреля 2015 года отправил регистрационные документы организации в Министерство юстиции Украины которые якобы были получены 5 мая 2015 года и зарегистрированы 8 мая.

По рассказам соратников, Мозговой пытался зарегистрировать свое движение ни много, ни мало для того, чтобы участвовать в изначально запланированных на осень 2015 года местных выборах на Донбассе по украинским законам. В перспективе он собирался вернуть себе политическое влияние в регионе. Между тем, как следует из ответа Министерства юстиции на информационный запрос автора, в 2014 – 2016 годах документы относительно регистрации «Народного возрождения» в Министерство юстиции не поступали, такая организация официально в Украине не существует.

Фото: Апостроф

Кстати, никогда не поступали в Минюст и документы общественного движения «Мир Луганщине» Игоря Плотницкого, хотя его противники в ЛНР регулярно заявляют, что организация вот-вот будет зарегистрирована Минюстом для допуска к местным выборам по украинским законам. По версии соратников Мозгового, именно попытка легализоваться для выборов по украинским законам и стала последней каплей, после которого было принято решение ликвидировать «комбрига».

Борьба за памятник

Установка и открытие памятника Мозговому в Алчевске 23 мая 2016 года возле местного Дома культуры Металлургов, прошла без каких-либо торжеств. Памятник, сделанный на деньги, собранные российскими волонтерами, помогающими боевикам, начали в авральном порядке устанавливать еще накануне, 22 мая. До последнего момента было непонятно, состоится открытие или нет. Местные «власти» заняли двусмысленную позицию, не давая на его установку какого-либо разрешения, но и не запрещая ее. Инициаторы установки памятника писали в социальных сетях, что в любое время можно ожидать провокаций от «неизвестных лиц» и даже силового блокирования. Заместитель командира «4-го батальона территориальной обороны», в прошлом заместитель Мозгового, Алексей Марков, написал 23 мая следующее: «Завтра нас будут наказывать. Но мы взяли в руки оружие и пошли на войну отнюдь не за тем, чтобы пугаться очередного чиновника». Впрочем, при открытии памятника обошлось без эксцессов, равно как и без присутствия представителей «властей ЛНР». На церемонии присутствовали в основном бывшие боевики «Призрака», во главе с нынешним командиром его переформированных остатков, гражданином России Юрием Шевченко.

Несколько иначе проходили события в тот же день на Западном кладбище Алчевска, где похоронен Мозговой и его охранники. Возле их могил состоялся небольшой митинг, где звучала критика в адрес верхушки ЛНР. «Никаких не может быть запугиваний. Пусть они нас боятся, пусть боятся объявить, почему ничего не сделали. Они до сих пор наводят свою тень на плетень. Знаем мы, откуда эта тень лезет на наш плетень. Нас не обманешь, мы все помним. И предатели, и убийцы строго ответят за содеянное», — недвусмысленно заявил один из боевиков бывшего «Призрака», намекая на то, что возможный заказчик убийства комбрига находится среди «руководства ЛНР», которое пытается всячески стереть упоминания о Мозговом и «Призраке» из истории «луганского восстания».

Впрочем, радоваться установке памятника соратникам Мозгового пришлось недолго. Утром 24 мая Юрий Шевченко был вызван в Луганск, где Игорь Плотницкий сообщил ему об увольнении из «рядов Народной милиции ЛНР». «Подтверждаю свое увольнение. Утром. Лично Плотницким. За памятник Алексею Мозговому, установленный вчера в Алчевске», — написал в тот же день вечером на своей странице в Facebook Юрий Шевченко.



загрузка...

Читайте також

Коментарі