Полиция как режим Путина

Полиция как режим Путина

Неужели все мы стали «живыми мертвецами»?

В результатье «дела Моники» в Бергене профсоюз полицейских не советует своим членам поднимать шум. Бывший руководитель полицейского спецназа Турлейв Вика (Torleiv Vika) реагирует на это болезненно.

«Куда же делась та открытая демократия, которую все мы защищаем и которой так гордимся?» — спрашивает Турлейв Вика в заметке в профсоюзной газете Politiforum, в которой обрушивается с резкой критикой на руководство бывшего полицейского округа Хордаланд (Hordaland) и Директората полиции за то, как они обошлись с информатором Робином Шефером (Robin Schaefer).

Легендарный Турлейв Вика был назначен руководителем первого подразделения сил полицейского спецназа («Дельта») в 1976 году. Он возглавлял подразделение на протяжении десяти лет, после чего, в частности, возглавил администрацию Школы полиции.

Турлейв Вика сравнивает культуру в полицейском ведомстве с железным режимом Путина.

Трусость и опасения за карьеру

«Борис Немцов, российский политик, находившийся в оппозиции к Путину и его политике, в частности, на Украине, был убит в Москве больше года тому назад. В этой связи во время следствия и поиска преступников упоминали старое русское выражение: „живые мертвецы“. Это те, кто что-то знает, но ничего не говорит и не делает», — пишет Вика.

«Это напоминает нам о нашей собственной трусости. Нам больше всего хочется, чтобы нас не втягивали в дела, которые могут повлечь за собой какие-то неудобства, потому что это, в частности, может поставить крест на нашей будущей профессиональной карьере».

Бывший командир «Дельты» считает, что очень важно, когда кто-то хочет выступить против, когда совершается несправедливость или кто-то делает что-то не так. В Бергене полицейский Робин Шефер несколько лет пытался сказать, что в деле Моники что-то совершенно неправильно. Восьмилетняя девочка умерла в 2011 году, вскрытие показало, что смерть наступила от удушения. Несмотря на то, что многие вопросы прояснить до конца так и не удалось, полиция сделала вывод о самоубийстве и прекратила дело год спустя. Несмотря на протесты Шефера:

«Понадобилось чуть ли не целую книгу написать, прежде чем к его сигналам отнеслись серьезно. Это и прискорбно. Настораживает то, что ни руководство полицейского округа Хордаланд, ни департамент полиции не отнеслись серьезно к его сигналам. Дело зашло так далеко, что он больше не мог продолжать работать и взял больничный», — пишет Вика.

Потерял веру в гласность

Он добавляет, что человеку свойственно ошибаться и в расследовании дел об убийствах. Но, когда ошибка обнаруживается, кто-то должен взять на себя ответственность и выразить сожаление о случившемся.

«Без этого многие потеряют веру в гласность и честность нашей профессии, пишет Вика и ссылается на то, как полковник Арне Пран (Arne Pran) взял на себя ответственность за трагедию, произошедшую в Вассдале (Vassdal), иначе бы, по мнению бывшего командира Дельты, это дело стало бы большим позорным пятном на репутации норвежских вооруженных сил. Тогда, в марте 1986 года, 16 молодых солдат погибли в результате схода лавины.

Вика весьма остро реагирует на то, что профсоюз полицейских советует своим членам не сигнализировать о подобных ситуациях, если они в них оказались или же узнали о них.

В марте этого года руководство профсоюза полицейских приняло решение о том, что они больше не станут советовать членам своего профсоюза информировать о незаконных или достойных критики случаях, имевших место в полиции. Это было сделано прежде всего на основании опыта с четырьмя информаторами в бывшем полицейском округе Хордаланд в связи с делом Моники.

«Поднимать тревогу опасно для здоровья»

Председатель Профсоюза полицейских Сигве Булстад (Sigve Bolstad) говорит, что решение будет поддержано на заседании правления профсоюза в Тромсё (Tromsø).

«Я не собираюсь отговаривать Турлейва Вику от его точек зрения и мнения. Пусть он так думает», — говорит Сигве Булстад в беседе с ABC Nyheter. Он уточняет: «К сожалению, мы на собственном опыте знаем, что иногда поднимать тревогу опасно для здоровья. Люди заболевают и надолго уходят на больничный. Они чувствуют себя выкинутыми из трудовой жизни. Это имеет последствия и для их частной жизни, и мы видим, что работодатель не всегда удовлетворительным образом отслеживает ситуацию, в которой они оказались. Это имеет последствия, даже когда ищешь работу не в полицейском ведомстве».

Советник по вопросам охраны труда в Бергене — один из тех, кому довелось испытать это на себе. Он был одним из тех, кто призывал снова открыть дело, и получил сообщение о том, что он теперь в «черном списке».

Булстад подчеркивает, что они не принимают решение о том, должен ли кто-то заявлять о достойных критики ситуациях, или нет. Но, если они попросят совета у профсоюза полицейских, ответ будет кристально ясен: «Если они скажут, что хотят привлечь к чему-то внимание и спросят у нас совета, то в большинстве случаев наш опыт был печален. Это сказывается на состоянии здоровья. И пока кто-то не вмешается, решение, которое мы приняли на заседании правления, останется в силе. Другие тоже заметили, что дела ведутся не так, как должны вестись, недостаточно профессионально. У нас нет уверенности в квалификации и проверке исполнения», — говорит лидер Профсоюза полицейских.

Нужен уполномоченный по подобным ситуациям

Сигве Булстад говорит, что они хотели бы, чтобы для таких случаев была создана должность уполномоченного, имеющего достаточный профессиональный опыт и опыт защиты прав. Он полагает, что ответственность за создание такой должности следует возложить на министра труда Анникен Хаугли (партия Хёйре).

«Это прискорбно. Необходимо расследовать все возможные случаи, вызывающие критику. В демократическом обществе именно это лучше всего. Но это повлекло за собой так много серьезных личных последствий, что до того, как правительство предпримет какие-то шаги в положительном направлении, наше решение останется в силе», — говорит Булстад. Он подчеркивает: «Мы, конечно, знаем, что в полицейском ведомстве есть примеры, когда подобные процессы шли успешно. Все не на 100% плохо».

Турлейв Вика не хочет более подробно говорить о том, что написал, но ссылается на свою заметку: «В апреле этого года исполнилось ровно 40 лет со дня создания полицейского спецназа. Турлейв Вика сегодня — главная движущая сила в Союзе ветеранов спецназа (BTV), в который входят примерно 400 полицейских, служивших ранее в подразделении, которое они сами именуют „Войском“».

источник: ABC Nyheter, Норвегия, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі