Война на Донбассе: в Донецке вспоминают первый бой «киборгов»

Война на Донбассе: в Донецке вспоминают первый бой «киборгов»

Сегодня, 26 мая, исполняется ровно два года с того дня, как в Донецком аэропорту произошел первый бой. Спецназовцы украинской армии при поддержке авиации не позволили боевикам из так называемого «батальона Восток» овладеть объектом.События 26 мая 2014 года положили начало героической обороне аэропорта, которая продолжалась 242 дня, пока оборонять стало просто нечего. Спустя два года жители Донецка вспоминают трагические события того дня.

«Два года назад в этот день я стояла на троллейбусной остановке возле супермаркета Metro и плакала. Мне было страшно, но бежать было некуда. Вокруг меня что-то взрывалось, бегали чумазые люди в камуфляже со страшными глазами, а мои ноги словно налились цементом. Пробегавший мимо меня мужик крикнул на бегу «Вали!» От неожиданности я побежала в сторону 15-го кладбища, там рядом церковь, и у меня в голове была только одна мысль, что в церкви я буду в безопасности. Но по улице Стратонавтов ехала машина с перепуганным водителем за рулем. С ним мы добрались до железнодорожного вокзала…»

Таким запомнила 26 мая 2014 года жительница Донецка Виктория Омельянчук. Она, как и другие жители шахтерской столицы Донбасса, в тот день впервые узнала, как выглядит война не на экране телевизора, а в реальности.

Обновленному аэропорту имени Прокофьева в Донецке не исполнилось и двух лет. Подготовленный для туристов и болельщиков, приезжающих на матчи Евро-2012, он блестяще справился с этой задачей. Возможно, он был слегка великоват для Донецка, привыкшего к старенькому «ларьку», как называли предыдущий терминал дончане. Но надежда на то, что самолетов и людей там станет больше, после 2012 года превращалась во вполне реальную перспективу – интерес к новой воздушной гавани Донбасса проявляли все больше стран и городов.

С приходом боевиков в Донецк выяснилось, что аэропорт – это еще и форпост сил украинской армии. Он был под контролем спецназовцев из Кировограда и вполне мог бы стать пропускным пунктом для сил ВСУ, движущихся с харьковского направления.

В ночь на 26 мая боевики так называемой ДНР поняли это и решились на захват аэропорта имени Прокофьева. Им удалось занять новый терминал, тогда как спецназ базировался в старом. А днем начался ад.

«В принципе, мы уже не раз видели военные самолеты над Донецком. В апреле несколько раз пролетали «сушки», которые были видны даже в центре города. Но так, чтобы началась бомбежка – такого не было, конечно. А в аэропорту она началась, гремело так, что люди на землю падали от страха у нас на «Октябрьском» поселке. Моя жена – воспитатель в детском саду, звонила родителям: «Срочно забирайте детей, нас бомбят!». Те ничего не понимают – в центре города же тихо, не слышно, что в аэропорту происходит. Жена детей вывела в коридор детсада, где окон нет, и читала им книжку. Благо, ясельная группа, не шумели, сидели и слушали. Только говорили: «Кто-то по крыше стучит». А это падали то ли осколки, то ли еще что-то… Потом посмотрели – угол крыши детсада сгорел. Так до сих пор и не отремонтировали, все у «властей» денег нет», — вспомнил страшный день дончанин Илья Кудинов.

В других районах Донецка действительно до вечера не знали, что происходит. Только во второй половине дня появились первые сообщения, одно другого страшнее: «Аэропорт взорван», «Горит железнодорожный вокзал», «Поселок «Октябрьский» разметало взрывами». Из штаба АТО сообщили о том, что в аэропорту Донецка проходит антитеррористическая операция… Паника возрастала, достигнув апогея после подтвердившейся информации о двух людях, погибших от шальных осколков в районе вокзала.

Ни одного сообщения по радио от властей Донецка. Ни одной sms-рассылки от спасателей. Ни бегущей строки по экрану телевизора. Ни даже пресловутых сирен, дважды в год проверяемых на исправность, не прозвучало.

«Было ощущение, что всем безразлично, в чьих руках Донецк и что с ним будет. Потому что начало было впечатляющим, 26 мая стало самой главной точкой отсчета войны. Вы знаете, сколько в тот день пострадало людей, домов, автомобилей – ведь возле нового терминала аэропорта была парковка? Гаражи там рядом разбиты в хлам. Супермаркет Metro разграбили в последующие два дня, причем несколько человек, в том числе и женщина, тупо перепили «халявного» алкоголя и там же померли. И это не слухи, а друг рассказал, работающий в коммунальной службе», — говорит Кудинов.

После 26 мая аэропорт Донецка стал настоящим бельмом в глазу для боевиков, уверовавших в «республику». Иметь под боком контролируемый ненавистной Украиной объект было обидно. Вояки не жалели снарядов, обстреливая всю территорию аэропорта с разных точек в черте города. На украинских военных, удерживающих позиции в аэропорту, пытались даже «повесить» минометный обстрел мирных жителей в районе Боссе 21 января 2015 года. Однако даже самые преданные сторонники ДНР указали на невозможность этого – Боссе находится на прямо противоположном конце города, на значительном расстоянии от ДАП. Тогда была запущена новая версия обстрела – диверсанты и «блуждающий миномет» типа «Василек» в мусоровозе.

Украинские военные, оборонявшие аэропорт в течение 242 дней и покинувшие его только после полного обрушения конструкций, получили прозвище «киборги», а запас поговорок пополнился еще одной: «Киборги» выдержали – не выдержал бетон». После ухода украинцев терминалы аэропорта были распилены на металлолом, даже сейчас в том районе еще можно услышать звуки пил-«болгарок» и шипение автогенов.

Периметр уже бывшего аэропорта сейчас – военная зона. Находиться там мирным жителям запрещено, даже живущих поблизости проверяют. Впрочем, некоторые смельчаки пробираются на соседствующее с аэропортом Ново-Игнатьевское кладбище, пострадавшее от обстрелов.

«Там еще долго будет мертвая зона. Вроде бы взлетная полоса не очень повреждена и может принять самолеты. Ее же строили по очень жестким регламентам. Но самолетов не будет, и жизни рядом тоже не будет. У нас нет ни аэропорта, ни железнодорожного вокзала, словно мы заперты в каком-то гетто. Тот день, 26 мая, два года назад, он что-то поломал в нашей жизни. Даже после пресловутого «референдума» мне казалось, что все это скоро закончится, что это такая идея: выпустить пар, — грустно сказал дончанин Сергей Лыков. — Но после боя в аэропорту почему-то в голове поселилась мысль, что мы никому не нужны больше. «Киборги» нас еще как-то удерживали в состоянии маленькой надежды, а когда они ушли – стало вообще невмоготу. Кажется, у многих наших людей уже сломалась вера в то, что наступит мир и свобода».



загрузка...

Читайте також

Коментарі