Неизбежный упадок путинской России

Неизбежный упадок путинской России

Чтобы нейтрализовать своего бывшего противника по холодной войне, Вашингтон тратит миллиарды долларов и развертывает дополнительные силы и средства.

К концу 1980-х годов советская экономика находилась в состоянии свободного падения — отчасти из-за гонки вооружений, которую она не один десяток лет вела с Америкой. Разрушение финансовой системы вынудило советского президента Михаила Горбачева осуществить первые за несколько десятилетий социально-экономические реформы, побудив своих сограждан к выражению недовольства и грубому произволу. В 1991 году власть потерпела крах, и империя распалась.

Распад Советского Союза приобрел новый смысл в 2016 году, по мере того, как против бывшего противника США в холодной войне, судя по всему, складываются похожие неблагоприятные обстоятельства, в связи с чем возникают вопросы о том, что страна, возможно, опять взвалила на себя непосильное бремя.

При Владимире Путине Кремль в начале 2000-х годов консолидировал возрождающуюся экономическую мощь России в руках нескольких надежных представителей деловых элит, не диверсифицировав при этом экономику и не ослабив ее зависимость от продажи нефти. Совсем недавно на фоне растущего авторитаризма режима усилилось народное недовольство — как раз когда в результате падения мировых цен на нефть финансовое положение страны резко ухудшилось. В ответ Путин решил спровоцировать волну национализма, на гребне которой Россия начала расширять границы своего мирового влияния путем захвата территорий и использования воинственной риторики. Внутри страны Путин создал для своего народа образ врага (а именно, Запада), которого можно обвинять во всех финансовых проблемах — и народа, и всей России.

Его популярность стремительно выросла. Но его стратегия проведения политики авантюризма за рубежом с тем, чтобы нейтрализовать оппозицию внутри страны, дается ценой немалых усилий.

На фоне предпринятых не так давно действий по переброске войск в Сирию и к украинской границе некоторые утверждают, что Москва взвалила на себянепосильную ношу и выбивается из сил. При этом ее провокационные действия стали причиной введения жестких международных санкций, которые еще больше давят на российскую экономику и провоцируют ответные военный действия, в результате которых, опять же, происходит сосредоточение западной техники у российских границ.

И теперь сам Путин уже говорит, что Россия и Запад находятся на пути к новой холодной войне.

Российский президент заявил в пятницу, что новая система ПРО стоимостью в несколько миллионов долларов, которую США развернули в начале этой недели на месте бывшей советской базы в Румынии, стала одной из серии «угроз, возникающих» перед Россией, которую он пообещал «купировать».

В этом отношении Путин, видимо, сам себя загнал в угол.

В начале этого месяца в Германии глава оборонного ведомства США Эш Картер стоял на трибуне тщательно ухоженного плаца на месте проведения парада, всего лишь в 300 километрах от западной окраины бывшей советской империи. Штабные офицеры до этого говорили, что это будет не совсем обычная церемония смены командования. И, на самом деле, высказывания Картера были больше похожи на формулировки военной стратегии, нежели на торжественные речи, обычно сопровождающие смену генерала, возглавляющего Европейское командование вооруженных сил США в Европе, дислоцированного здесь, в пригороде Штутгарта.

«Несмотря на прогресс, достигнуты совместно после окончания холодной войны, у России, судя по всему, в последние годы возникли намерения подорвать принципиальный международный порядок, который так хорошо и так давно служит нам, нашим друзьям и союзникам, международному сообществу и самой России», — сказал Картер. Обстановка мероприятия, проходившего на территории бывшего штаба фашисткой танковой дивизии, была «поэтической» и слегка навевала воспоминания о тех временах, когда Европа в последний раз была свидетелем того, как одна страна нападает на другую (задолго до того, как Россия не так давно вмешалась не в свои дела).

Картер продолжил свою речь, перечисляя факты вторжения Москвы на Украину, в Грузию и Молдавию, использования ею обычного оружия и электронных средств борьбы, а также то, что «тревожит больше всего — угрозы Москвы применить ядерное оружие».

Он упомянул и 3,4 миллиарда долларов, которые США выделили в этом году на укрепление своих позиций в Европе. Эти средства, в четыре раза превышающие прошлогодний бюджет, послужат вкладом в дело укрепления новой позиции США в отношении континента, согласно которой военная мощь США будет расти постоянно и без ограничений. На самом деле, где-то в начале следующего года в Польше будет размещена американская бригада, которая будет там находиться на постоянной ротационной основе. Кроме того, США активно рассматривают вопрос о проведении новых перемещений четырех батальонов вооруженных сил США и стран Европы, направляемых, на языке НАТО, «на восточный фланг» — вероятно, куда-нибудь в страны Балтии.

Добавьте к этому еще противоракетный щит, который США развернули во вторник, стоимостью примерно 800 миллионов долларов.

«Мы не стремимся к холодной войне с Россией — и уж тем более, к горячей. Мы не собираемся делать из России врага, — заявил Картер. — Но, вне всякого сомнения, мы будем защищать наших союзников, основанный на правилах международный порядок и то позитивное будущее, которое нам этот порядок может обеспечить».

Реакция России была для него вполне предсказуемой.

На следующий день после выступления Картера министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что Россия перебросит к своим западным границам около 30 тысяч военнослужащих «с целью противодействия наращиванию сил НАТО в непосредственной близости от российских границ».

Некоторые утверждают, что в результате действий НАТО русским, возможно, придется понять, что их возможности ответных военных действий ограничены.

«Необходима стратегия по обеспечению порядка, сдерживанию агрессии, сдерживанию агрессивной природы русских, — говорит бывший пехотный офицер Уильям Тэйлор (William Taylor), который с 2006 п 2009 годы был послом США на Украине. — Но если при этом русские будут так же растрачивать свое силы и средства, как они это делали, проиграв холодную войну, то это тоже будет оказывать сдерживающее действие».

Путин, казалось бы, признал, тяжелое финансовое положение своей страны и исторический опыт, когда отчетливо заявил в пятницу, что не позволит втянуть Россию в затратную войну с Западом — наподобие гонки, связанной с крайне дорогостоящей системой противоракетной обороны «Стратегическая оборонная инициатива», которую предложил президент Рональд Рейган в 1993 году, и которая получила известность как программа «Звездных войн». Тогда советская экономика уже находилась в тяжелом положении (как и российская сегодня) из-за низких цен на нефть, а те новые возможные угрозы со стороны США, создавали для экономики дополнительные трудности. Не желая повторения прошлого опыта, Путин пообещал планировать сегодняшние оборонные расходы с учетом новых приоритетов.

Однако другие считают военное противоборство с Москвой опасным — даже если более широкое военное присутствие США будет способствовать в ближайшей перспективе успешному сдерживанию

«У России имеются колоссальные внутренние проблемы. Мы это знаем и понимаем, — заявил на прошлой неделе на заседании Атлантического совета бывший министр обороны США Чак Хэйгел. — И многого из того, что происходит сейчас, они выдержать не смогут. Но пока большой вред причиняется здесь».

Хэйгел, непосредственный предшественник Картера, выступает против наращивания группировки американских войск в Европе, имея в виду, насколько опасно полагаться на военные решения политических проблем. Вместо этого он выступает за прямой диалог с Путиным — человеком, который, по словам Хэйгела, понимает и признает лишь переговоры на высшем уровне.

«Пока не будет начат этот диалог между двумя лидерами,… вы будете и дальше вести гибридную войну чужими руками, которую мы фактически наблюдаем на Ближнем Востоке и в Сирии», — говорит он.

«Если мы продолжим укреплять восточный фланг НАТО — развертывать там больше батальонов, проводить больше учений, направлять туда больше кораблей и платформ, то русские будут предпринимать ответные действия, — утверждает Хэйгел. — Я не совсем уверен, существует ли здесь по-настоящему стратегическое мышление. Это реакция, это тактический рикошет — от кризиса к кризису».

По прогнозам в 2017 году цены на нефть поднимутся снова, а это значит, что Россия, возможно, почувствует, по крайней мере, некоторое ослабление своих экономических трудностей. В декабре Путин заявил, что в расходную часть бюджета была заложена стоимость нефти на уровне 50 долларов за баррель. Тогда цена на нефть упала до 38 долларов, а затем (по состоянию на вторник) вновь поднялась до 49,35 доллара за баррель. При том, что некоторые говорят, что США должны поторопиться, чтобы наказать Россию за ее незаконные действия, другие считают, что против именно этого противника такие меры бесполезны.

«Если я понял Путина правильно, и он по-прежнему остается очень популярным — если опросы достоверны, а они, вероятно, вполне нормальные — то я не думаю, что он скажет: „Мы не можем себе позволить наращивать и укреплять армию“, — говорит Мелвин Левицки (Melvyn Levitsky), профессиональный дипломат, который ранее служил в госдепартаменте США и курировал вопросы двухсторонних отношений между США и СССР, а сейчас преподает в Школе публичной политики имени Джеральда Р. Форда Мичиганского университета. — Он хочет вернуть Россию на то место, где она была настолько серьезной супердержавой, что консультировала по всем вопросам».

Левицки и Тэйлор считают, что США должны оставаться готовыми к дипломатическому возобновлению дружеских отношений с Россией — лишь бы восстановить то, что хочет каждая из сторон, и сотрудничать в вопросах, представляющих взаимный интерес.

«Если вас больше всего интересует, сможем ли мы так или иначе поставить их на колени, то думаю, что это вряд ли, — говори Левицки. — Да, мы можем продолжить и наказывать их еще сильнее. Но есть ли такой предел, когда они скажут: „Все, мы сдаемся“. Сомневаюсь».

Но это не значит, что США не должны выполнять своих военных обязательств до тех пор, пока Россия не решат, что ей пора вновь стать членом сообщества цивилизованных стран, — говорит Тэйлор, работающий сейчас в Американском институте мира. — У г-на Путина нет возможности продолжать все это вечно».

Пол Шинкман — журналист издания U. S. News & World Report, пишет на темы национальной безопасности.

источник: U.S. News & World Report, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі