Российский политолог объясняет, почему Кремль не может принять выдвигаемые украинской стороной условия выборов в Донбассе и зачем к Суркову прилетала Нуланд

— Для чего в этот раз Виктория Нуланд прилетала в Москву? Ни малейшей конкретики по итогам встречи не прозвучало, разве что несколько раз повторилось словосочетание «выборы в Донбассе». Значит ли это, что США решили сосредоточиться именно на проведении выборов и готовы «додавливать» для этого все стороны переговоров?

— Мы ступаем на почву предположений и гаданий. Никакой конкретной информации о намерениях американской администрации, а также других западных партнеров, которые участвовали в нормандской четверке, нет.

Логика последних событий ведет к тому, что в контексте неудачной реализации минской формулы выхода из войны, американцы решили активизировать свою лоббистскую роль. Естественно, что досталась эта роль Виктории Нуланд, как самому активному участнику во всех переговорах касательно украинского кризиса. Совершенно очевидно, что Запад, прежде всего Вашингтона и Берлин как самые активные участники мирного процесса, пытаются полностью использовать возможности так называемой «формулы выборов» и найти политическое урегулирование.

Это была инициатива в первую очередь Германии и лично господина Штайнмайера в первую очередь в структурах ОБСЕ – прийти к миру в Донбассе через выборы. Этого достичь не удалось и теперь к процессу подключилась американская сторона.

Нуланд приезжала в Москву для того, чтобы найти компромиссную модальность с российской стороной в понимании выборов. Наиболее дискуссионный вопрос – примет ли Кремль, который по сути является стороной конфликта, украинскую формулу выборов? Примет ли Кремль предложение Киева о полицейской миссии ОБСЕ? Вот на этом сейчас и застопорились переговоры. Нашла ли Нуланд эту модальность – мне сказать трудно.

Если Кремль примет украинскую формулу понимания выборов и обеспечения безопасности – Москва, по сути, откажется от своей концепции мира в Донбассе. В это поверить очень сложно. Это системно не преодолимое противоречие.

— Какой тогда смысл обмениваться визитами, если «непреодолимое противоречие», согласно вашей формулировке, остается?

— Есть фактор, который может толкать Кремль к компромиссам – это санкции. Кремль не хочет дальнейшего обострения конфронтации с Западом и отчаянно хочет выйти из режима санкций, не потеряв лицо и позиции. В этом и есть неразрешимое противоречие. Приближающее решение Америки и ЕС в июне о продлении санкций – тот единственный фактор, который может действовать на Кремль.

— То есть, Европа при посредничестве США «торгуется» с Москвой частичной или полной отменой санкций?

— Я не думаю, что Европа сейчас готова снять или ограничить применение санкций. Во-первых, коллективного Брюсселя фактически не существует. Его подменяет Германия, по крайней мере, в вопросе санкций и росийско-украинского кризиса.

Очевидно, что немцы этот американский аутсорс на решение донбасского кризиса выполнили и американская администрация до завершения президентства Обамы, хочет подвижек в этом направлении. Отказавшись от главной роли в разрешении донбасского кризиса два года назад, теперь они хотят «прощупать» пределы возможностей для переговоров. Приведет ли это к результату – не понятно.

— К чему могут привести выборы в Донбассе по «российской формуле» в нынешних условиях?

— Я не могу говорить о последствиях проведения выборов в Донбассе в нынешних условиях, поскольку являюсь гражданкой России и не знаю украинскую специфику. Однако в любом случае, принятие архитекторами минских соглашений чисто российской формулы выборов, российского ее понимания, поскольку у каждой стороны свое понимание, будет означать признание права России на определение конституционного устройства Украины.

источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі