Дональд Трамп, Владимир Путин и притягательность диктатуры

Дональд Трамп, Владимир Путин и притягательность диктатуры

«Подъем Дональда Трампа сопровождается предсказуемым ворчанием «только в Америке». Но феномен Трампа проще понять, если рассматривать его как часть мировой тенденции — возвращение в международную политику авторитарных руководителей, — утверждает Гидеон Рахман в Financial Times. — Америка не оказалась впереди всех, а, наоборот, опоздала на эту плачевную вечеринку. Историки однажды, вероятно, назовут поворотным моментом 2012 год». В мае этого года Владимир Путин вернулся в Кремль как президент России, а через несколько месяцев Си Цзиньпин стал генсеком Коммунистической партии Китая.

«Тенденция, начавшаяся в России и Китае, быстро проявилась в других странах», — отмечает Рахман. В 2013 году в Египте пришел к власти ас-Сиси, в 2014-м в Турции — Реджеп Тайип Эрдоган, а в Индии — Нарендра Моди, которого много лет не пускали в США за предположительное участие в бойне в штате Гуджарат. Авторитарные тенденции видны в поведении избранного венгерского премьер-министра Виктора Орбана. А на прошлой неделе филиппинцы выбрали президентом «дикаря-популиста» Родриго Дутерте, выступающего за возвращение смертной казни.

«А еще есть Трамп. Американцы, вероятно, морщатся при мысли, что у американской политики может быть что-то общее с Филиппинами или Россией. Однако Трамп, который, похоже, обеспечил себе номинацию в президенты от Республиканской партии, демонстрирует многие черты, характерные для нынешнего урожая авторитарных глав государств, включая господ Путина, Си, Эрдогана, Моди, Орбана и Дутерте, — говорится в статье. — Все эти люди пообещали привести свои страны к возрождению за счет силы своей собственной личности и готовности игнорировать либеральные красоты. Во многих случаях обещание решительного управления подкрепляется готовностью — иногда явной, иногда подразумеваемой — применять незаконное насилие к врагам государства».

«Трамп и Путин вроде как основали общество взаимного восхищения. Авторитарные лидеры часто очень хорошо ладят между собой — по крайней мере, первое время. Однако из-за того, что их отношения основываются на похожем стиле и манере, а не на глубинных принципах, так же часто они зрелищно ссорятся. У Эрдогана были близкие отношения с Путиным и Асадом, однако они превратились в заклятых врагов. А еще раньше пакт 1939 года, заключенный Гитлером и Сталиным (и подписанный Риббентропом и Молотовым. — Прим. ред.), продержался всего два года, после чего началась война между Германией и Советским Союзом», — резюмирует автор.

Источник: Financial Times, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі