«Гибридная война» добралась до «Евровидения»

«Гибридная война» добралась до «Евровидения»

Победа украинской певицы с душераздирающей балладой о старой травме крымских татар, которая вновь актуализировалась после захвата Крыма, разгневала российские власти. «Евровидение» запрещает политические песни и до сих пор в основном соблюдало этот принцип, пишут СМИ, называя это мудрым. Был или нет на сей раз политический заговор, но, безусловно, политика воспользовалась успехом Джамалы.

«Вчера российские политики сердито отреагировали на победу в «Евровидении» крымской татарки с Украины с песней о депортации ее народа во время Второй мировой войны по приказу Кремля», — сообщает корреспондент The Times.

«Джамала получила 1-е место за песню «1944», оттеснив австралийку Дэми Им на 2-е, а фаворита-россиянина Сергея Лазарева — на 3-е», — говорится в статье. «В Москве многие интерпретировали победу украинки как порицание того, что россияне считают справедливым возвращением черноморского полуострова».

«Я считаю, конечно, итоги этого конкурса политически ангажированы, и отчасти это следствие той пропагандистской войны информационной, которая ведется против России», — сказала зампред комитета по культуре Госудумы РФ Елена Драпеко.

Прокремлевский сайт LifeNews, комментируя итоги «Евровидения», заявил о желании Запада «утопить Россию».

Заместитель российского премьера Дмитрий Рогозин написал в «Твиттер», что на следующий конкурс, который пройдет на Украине, надо отправить Сергея Шнурова — «певца, знаменитого своими непристойностями», поясняет газета.

Сторонники термина «гибридная война», убежденные, что в современном мире абсолютно все — СМИ, социальные сети, гражданское общество — становится оружием или даже театром боевых действий, могли увидеть, что их теория работает: Россия и Украина скрестили оружие на музыкальном фронте, пишет обозреватель Die Welt Юлия Смирнова. В итоге победила крымско-татарская исполнительница Джамала с эмоциональной и личной песней о страданиях «собственной семьи во время депортации из Крыма при диктаторе Иосифе Сталине».

Эта старая травма стала крайне актуальна в связи с недавней аннексией Крыма Россией, поясняет журналистка. «Тем более, что крымские татары бойкотировали спорный референдум и были против присоединения к РФ». Сейчас орган самоуправления крымских татар Меджлис вообще причислен Москвой к экстремистским организациям и запрещен. Многие крымские татары были арестованы или изгнаны из Крыма. «Посыл России крымским татарам был чем-то вроде «привыкайте или уезжайте», — пишет Смирнова.

Российское ТВ поспешило интерпретировать поражение своего участника как политическое решение.

«В целом, в России в отношении конкурсов очень распространена логика мачо: если мы побеждаем, то потому, что мы — народ-победитель, а если проигрываем — в этом всегда виноваты другие, в том числе несправедливые судьи», — замечает Смирнова. К примеру, таблоид «Московский комсомолец» написал, что «европейское жюри украло победу у Лазарева», и сравнил работу судей с советской цензурой в области искусства. Одна журналистка из «Московского комсомольца» предложила, чтобы в следующем году в Киев участник «Евровидения» от России ехал с оркестром Минобороны и песней о Дне Победы.

«Недоставало только песенок, чтобы еще больше усилить напряженность и обиды между Россией и Украиной и, как следствие, между Москвой и так называемыми «враждебными странами» Западной Европы, — сетует Никола Ломбардоцци на страницах итальянской La Repubblica. — Очередной повод для ссоры называется «1944»: душераздирающая баллада украинки Джамалы. По итогам голосования, проводившегося в соответствии со сложным регламентом, победила именно эта песня, которую в Москве называли «политической антироссийской провокацией». В России последовала самая жесткая реакция на высоком политическом уровне, среди интеллигенции и «патриотов», которые требуют отзыва премии».

Победа Сергея Лазарева могла бы предоставить Москве возможность продемонстрировать свою ментальную открытость, принимая следующий фестиваль. Но «провокация» Джамалы сломала все планы. Даже Мария Захарова, авторитетный голос российского МИДа, высказалась по поводу политического заговора жюри: в следующем году должна победить песня против Асада, поскольку мы его поддерживаем, пошутила она. Свое слово сказал и Дмитрий Рогозин: «На следующее «Евровидение» отправим Шнурова. Победить не победит, но кое куда всех их пошлет».

«Был или нет политический заговор, но, безусловно, политика воспользовалась успехом «1944». Министр внутренних дел Украины заявил, что на фестиваль 2017 года будут допущены только русские певцы, которые признают аннексию Крыма преступлением. Юлия Тимошенко выдвинула неосуществимое предложение: «Следующий фестиваль на Украине? Хорошо, проведем его в Крыму», — передает корреспондент.

Между тем «Вопрос о фестивале Северной Атлантики» фигурирует в рассекреченных документах НАТО, пишет в блоге ABC журналист Эстебан Вильярехо. «Идея исходила от Комитета культуры и публичной информации и — да-да, все так и было — дала жизнь песенному конкурсу «Евровидение», — говорится в статье.

Автор ссылается на статью эксперта Хуанхо Креспо в интернет-издании Gobernatia.

Как отмечает корреспондент, «Евровидение», Кубок УЕФА и другие культурные и спортивные мероприятия объединили Европу после Второй мировой войны и стали мощными инструментами коммуникации.

Как люди воспринимают Россию? Один из ответов дало «Евровидение», полагает обозреватель The Guardian Мэри Дежевски.

В этом году песенный конкурс «Евровидение» «драматично обнажил весь масштаб и глубину разногласий по вопросам России и Украины, которые сохраняются в Европе», пишет журналистка.

Автор напоминает, что в преддверии конкурса были возражения против песни Украины: дескать, она имеет политический подтекст и явно «антироссийская».

«Критики не были совершенно неправы, — отмечает Дежевски: — депортация Сталиным татар была одним из наиболее ужасных злодеяний советской эпохи, и этот факт резонирует с захватом Россией украинского Крыма в 2014 году. «Евровидение» мудро запрещает политические тексты песен, и до сих пор сумело, как ни удивительно, в значительной степени соблюдать этот принцип».

Однако в конце концов песня Украины была разрешена. А по окончании конкурса стало очевидно «поразительное несоответствие между результатами голосования членов жюри и «народа», пишет автор. «Члены жюри проявили такие же политические инстинкты, как и в прошлом: Украине отдавалось заметное предпочтение перед Россией, а некоторые, похоже, выбрали Австралию, чтобы пойти оригинальным «третьим путем». «Народ» оказался отважнее. Вместо того чтобы голосовать по принципу «или-или» за Россию либо Украину, люди часто поддерживали обе эти страны», — говорится в статье.

Конкурс высветил огромный разрыв в отношении к России элиты и общественности. «Когда на Западе осуждение России, связанное с событиями на Украине, достигло пика, многие люди в соцсетях настаивали, что у этих споров есть более тонкие нюансы. Когда официальные контакты были прерваны, эти люди ратовали за продолжение диалога. То были не так называемые «кремлевские тролли», а неспециалисты, у которых просто другая точка зрения», — говорится в статье.

Дежевски заключает: «Возможно, профессионалам следовало бы ориентироваться на мнение народа и смириться с тем, что дипломатическое противостояние из-за событий на Украине пора прекращать».

источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі