За популизмом о дешевом газе стоит желание контролировать потоки, – вице-премьер Розенко

За популизмом о дешевом газе стоит желание контролировать потоки, – вице-премьер Розенко

В конце апреля правительство шокировало страну, установив единую цену на газ для населения и отменив при этом социальную льготу на отопительный сезон. Власти пошли по пути, когда за малообеспеченных граждан будет платить государство, предоставляя им субсидии, а все остальные — из своего кармана. Многие эксперты и аналитики раскритиковали не столько сам факт повышения, сколько неубедительную аргументацию правительства относительно того, как на эту цену вышли. Вице-премьер-министр Павел Розенко, который в Кабмине Арсения Яценюка почти полтора года возглавлял Министерство социальной политики, уверен: правительство было вынуждено действовать решительно, в противном случае ценовые шоки ожидали бы страну в последующие годы. В первой части интервью «Апостроф. Экономика» Розенко рассказал о произошедших изменениях в системе государственных субсидий, о том, кто спекулирует на теме дешевого газа и почему цена топлива должна вырасти.

– Кабинет Министров планировал с 1 апреля, как это и было предусмотрено договоренностями с МВФ, установить стоимость газа для населения в размере 75% от паритета импорта. Однако решение отложили на месяц, и в итоге с 1 мая правительство подняло стоимость газа до 100% от импортной цены. Для чего Кабмин поспешил, опережая даже график, который был одобрен Фондом?

– Конъюнктура рынка газа сейчас наиболее благоприятна, чтобы сделать этот шаг один раз и в последующие годы больше к теме повышения цен на газ уже не возвращаться. Согласно договоренностей с МВФ, нужно было повышать цену сейчас и еще один раз в следующем году. Но мы не знаем, как сложится конъюнктура в следующем году, будут ли повышаться или снижаться мировые цены. Не исключено, что в следующем году повышение цен могло быть еще более шоковым. Потому сейчас, на мой взгляд, было самое подходящее время для принятия такого решения. Что мы сделали? Установили единую цену. В неотопительный сезон единая цена упала с 7,188 до 6,879 грн за кубометр. Это дало возможность людям меньше платить за газ, чем было год назад. Подчеркну, речь идет о неотопительном сезоне.

– Но при этом убрали социальную льготу.

– В неотопительный сезон социальной льготы и так не было. Да, с отопительного сезона произойдет повышение цен. Но это нужно было делать. Мы подошли подготовленными к этому решению. За этот год мы отладили систему социальной защиты, и 5,5 млн семей, которые получают субсидии, практически никаких изменений не почувствуют. Они как платили свою небольшую долю за жилищно-коммунальные услуги, так и будут платить после перехода к единой цене. Они ничего не почувствуют, они социально защищены. Реформа программы субсидий дает нам абсолютную гарантию, что малообеспеченные люди защищены.

– Уже было заявлено, что количество семей, которые будут получать субсидии после повышения стоимости газа, возрастет до 8 млн. Это половина украинских домохозяйств. В итоге одни платят мало, государство о них позаботилось, а другие – по полной, причем за их же налоги правительство дает субсидии малоимущим. У вас не вызывает беспокойства такая цифра?

– Расчеты нам показывают 7,5-8 млн семей. Но беспокойства по этому поводу нет. Более того, я вам могу сказать, что это максимально возможная цифра, которая в последующие годы будет лишь сокращаться. Во-первых, после нынешнего роста цен на газ в будущем шокового скачка уже не будет. Цены на газ будут колебаться, но они будут незначительными в зависимости от рынка. Плюс, если мы за несколько лет увеличим добычу собственного газа, то сможем говорить, что нынешняя цена зафиксируется надолго.

Количество субсидиантов будет сокращаться за счет того, что мы будем повышать доходы граждан, которые получают субсидии. Мы будем увеличивать их жизненный уровень, они будут постепенно эволюционным путем выходить из программы субсидий. А те, кто имеют возможность платить, должны платить нормальную взвешенную цену.

Вице-премьер министр Украиы Павел РозенкоФото: Владислав Содель

– С одной стороны, правительство, повысив тарифы и дав инструмент для компенсации, позволило не ощутить малоимущим тягости новой цены. Но с другой, как мотивировать их экономить?

– Желание экономить необходимо прививать. По большому счету, это должно быть национальной идеей. Никто не говорит, что экономить должно только население в городах или только в селах. Вся страна должна экономить, все предприятия, учреждения, организации. Сегодня у нас есть возможность впервые за 26 лет независимости слезть с «газовой иглы» России. Давайте говорить откровенно. Энергетически и экономически Украина еще никогда не была независимой. И сегодня у нас есть возможность убрать последнюю преграду к полной независимости, которая мешает нам самостоятельно выбирать свой вектор развития. В очередной раз повторюсь: вопрос экономии — это вопрос национальной безопасности. Это вопрос того, что Украина должна отказаться от использования российского газа. Украина должна отказаться платить миллиарды стране-агрессору, стране-оккупанту, которая захватила часть нашей страны и уничтожает наших граждан и военных на Донбассе.

Потому экономия должна стать национальной идеей всех без исключения. Для этого нам необходимо, во-первых, увеличить добычу собственного газа. Сегодня уровень добычи находится на неудовлетворительном уровне. Как раз низкая цена на газ для населения под маркой того, что мы покупаем газ внутреннего производства, уничтожала украинскую газодобычу. За десять последних лет добыча газа в Украине сократилась вдвое. Мы должны этот процесс остановить. Все, кто сегодня говорит, что нужно снижать цену на газ для населения, а это значит загнать наши добывающие предприятия ниже плинтуса, играют на то, чтобы Украина никогда не увеличила свою добычу и не была энергонезависимой. В этом году за счет поднятия цен и, давайте говорить откровенно, за счет теплой зимы мы уже не закупали российский газ. Но это сезонный фактор. Что будет в следующем сезоне – прогнозировать сложно. Потому без резкого сокращения потребления газа мы от России не отвяжемся. Но многие откровенно спекулируют этой темой, прикрываясь заботой за бабушками и дедушками в селе. На самом деле за этим популизмом отдельных политиков и так называемых экспертов стоит абсолютно циничное желание и далее контролировать потоки и схемы, которые были построены за 26 лет на перекачке газа из России, на добыче газа частными компаниями, которые давно продавали его по рыночной цене.

– Национальной идеей, скорее, проникнутся те, кто платит за газ из своего кармана и не получает субсидии. Они как раз будут экономить. А зачем экономить тем, кто получает помощь от государства? Какой у них стимул?

– Для первой категории – тех, кто платит сам, у нас есть программы «Ощадбанка», программы льготного кредитования для осуществления мер по энергосбережению. Этим плотно занимаются Минрегионстрой и Государственная служба по вопросам энергоэффективности. Думаю, в ближайшее время мы покажем дополнительные возможности для людей, как принять осознанное решение от перехода от газа на другие источники энергии.

– Будете проводить разъяснительную работу?

– Безусловно. В очередной раз попрошу не искажать то, что отказ от газа – это значит переход на дрова и буржуйки. Сегодня существует масса технологий, которые по эффективности как газовые, но при этом дешевле. И самоокупаемость этих технологий при повышении цены на газ будет составлять два-три года.

Вице-премьер министр Украиы Павел РозенкоФото: Владислав Содель

– А что насчет мотивации?

– Субсидианты на самом деле не чувствуют напряжения вокруг использования газа и его цены. Потому мы будем регулировать этот процесс. По итогам отопительного сезона мы уже отрегулировали социальную норму потребления газа домохозяйствами без счетчиков. У нас социальная норма была 7 кубометров газа на кв. м на человека в месяц. Но отопительный сезон показал, что потребление газа реально было около 5-5,2 кубометра. То есть норма была установлена выше, чем реальное потребление. Сейчас по предложению Андрея Ревы, министра социальной политики, соцнорму сократили до 5,5 кубометров.

– При каких условиях ее опять могут пересмотреть?

– Если мы увидим, что будет холоднее зима, что эта норма низкая, у нас есть возможность ее отрегулировать. Но в любом случае облгазы уже не будут пугать людей и распускать слухи и сплетни, что якобы, не использовав всю социальную норму, в следующем сезоне заберут субсидию. В итоге население не экономило, открывало окна и двери, чтобы сжечь как можно больше газа. Нужно четко и открыто говорить, что на сегодняшний день газовые предприятия, которые предоставляют услуги, — первые, кто не заинтересован в мерах по энергосбережению и экономном потреблении газа. Газ для них — это бизнес. Нам стоило много усилий, чтобы завести людей в систему субсидий, а потом чтобы они не занимались сжиганием газа.

Второй момент, над которым мы сейчас работаем, – это монетизация субсидий. Если человек при норме 5,5 кубометров проведет определенные меры по энергосбережению – утеплит квартиру, поставит более энергосберегающий котел и в течение отопительного сезона будет потреблять меньше газа, чем эта норма, то в конце отопительного сезона у него возникнет определенная экономия средств. Сейчас мы ищем возможности, чтобы эту сумму экономии монетизировать. Таким образом, у людей вместо нормативной просьбы к ним экономить появляется финансовая заинтересованность, чтобы получить в конце сезона живые деньги, которые можно будет потратить на оплату услуг или на те же меры по энергоэффективности.

– Когда вы прогнозируете пик увеличения заявок на получение субсидий в связи с повышением цен на газ и запланированный рост тарифов на другие коммунальные услуги?

– У нас есть 5,5 млн семей, которые в прошлом году оформили субсидии. Этим людям местные органы власти должны переоформить субсидии автоматически без подачи новых заявлений, справок и деклараций. Информация про доходы людей местные органы власти должны брать напрямую в органах Государственной фискальной службы.

– Законодательно это урегулировано?

– У нас эта система работала уже год. Единственное отличие, что первую заявку человек должен был подать лично. Это говорит о том, что система субсидий будет меняться, она будет улучшаться. Процесс переоформления начался с 1 мая. Постепенно люди будут терять право на субсидии за предыдущий период, взамен им будет начисляться субсидия на новый отопительный сезон. Местные органы власти должны переоформить в мае около 2 млн дел. Далее до отопительного сезона мы дойдем до 5,5 млн. Субсидии постепенно назначались, значит они будут постепенно и переоформляться.

Есть категория – 2-2,5 млн семей, которые впервые обратятся к управлению соцзащиты за субсидиями. Вот этой категории нужно подать документы на субсидию. С одной стороны, это уже меньше, чем 5,5 млн, которые были в прошлом сезоне, с другой – местные органы власти научились работать с программами. Мы надеемся, что процесс пойдет более организовано, чем в прошлом году.

Вице-премьер министр Украиы Павел РозенкоФото: Владислав Содель

– Порядок автоматического переоформления предусматривает уведомление человека, что ему отказано в субсидии по причине того, что он уже не соответствует каким-то критериям? Например, если у семьи выросли доходы.

– Те, кто получают субсидии, — уже и так имеют право. Им не откажут. Другое дело, что цена на газ в неотопительный сезон все же снизилась. И у многих в этот период будет нулевая субсидия. Этого бояться не нужно. Практически никто в неотопительный сезон не использует газ в больших объемах — только для приготовления пищи. К тому же в этот период нет платежей за тепло. А вот в отопительный сезон размер субсидии будет достаточно ощутим. Средняя субсидия в этом году составляет 1200 грн, за счет чего оплата коммунальных услуг для малообеспеченных граждан составляет не более 15% в структуре их расходов.

– Недавно Кабмин внес изменения в порядок назначения субсидий. Одно из новшеств — трудоспособным лицам, которые показывают доход ниже прожиточного минимума, при расчете субсидий будет по умолчанию применяться доход на уровне двух прожиточных минимумов. Таким образом, решили хоть как-то сократить выплату тем, кто имеет неофициальные доходы, но за субсидиями обращается?

– Логика именно в этом. Очень много сигналов о том, что у людей есть «теневые доходы», но они подаются на субсидии. С одной стороны, установить какие-то более жесткие критерии ко всем гражданам мы не можем. Потому мы взяли трудоспособных людей, которые не стоят на учете в центре занятости. Выход у них один – найти официальную работу и показывать официальные доходы. Давайте исходить из того, что человек трудоспособного возраста, который не стоит на бирже труда, не получает никаких доходов. На что он тогда живет? Принятые изменения – это один из факторов, чтобы в системе стало меньше людей, которые получают субсидии, имея при этом «теневые доходы».

– Какие-то другие ужесточения критериев еще планируются?

– Менять условия для социально чувствительных слоев населения — пенсионеров, людей с инвалидностью, многодетных семей — у нас планов нет.

В ближайшее время читайте на «Апостроф. Экономика» вторую часть интервью вице-премьера Павла Розенко.



загрузка...

Читайте також

Коментарі