Путинская Россия вычеркнула себя из списка победителей в войне с фашизмом

Путинская Россия вычеркнула себя из списка победителей в войне с фашизмом

Есть магия цифр, и это касается всего на свете — от общенациональных праздников до приватных юбилеев. К примеру, 70 лет — это да, это личный праздник со слезами на глазах, если дожил, и гостей хочется созвать побольше, а год спустя событие уже не кажется столь ярким, как в прошлый раз. То есть выпить можно и даже нужно, но без излишнего энтузиазма.

Год назад празднование 9 Мая в Москве сопровождалось сюжетами интригующими. Главный вопрос формулировался так: кто приедет и когда приедет? Это было очень важно, поскольку решались проблемы большого политического значения.

С одной стороны, ситуация в мире после Крыма и Донбасса уже стабилизировалась и словосочетания типа «секторальные санкции» или «холодная война» при описании происходящего стали рутиной. С другой стороны, президент РФ, объявленный изгоем, отмечал 70-летие победы над нацистской Германией, и тут возникало кричащее противоречие между магией цифр и текущей реальностью. Путинская Россия была и оставалась правопреемником страны-победительницы во Второй мировой войне. Путинская Россия, учиняющая свои аншлюсы по классическим образцам, теперь представляла смертельную угрозу для человечества.

Оттого юбилейные торжества закономерно соединялись с бойкотом и список мировых лидеров, отказавшихся приезжать в Москву 9 мая, обновлялся ежедневно и пополнялся самыми неожиданными фигурами. В итоге на кремлевской трибуне мы не увидели Лукашенко и сам Ким Чен Ын, приглашенный назло Обаме, в последний момент отказался принимать парад на Красной площади. Правда, испытанный наш друг чешский президент Милош Земан до Москвы доехал, но только для того, чтобы в День Победы встретиться со своим словацким коллегой — ближе места, видно, не нашлось. Ангела Меркель сочла необходимым возложить цветы к Могиле Неизвестного солдата, но только 10 мая. Так что героем дня стал китайский товарищ Си Цзиньпин, с которым российский национальный лидер демонстративно общался полтора часа подряд, наблюдая шествие союзных азербайджанских и армянских войск, а также монголов и индусов.

Год спустя история лишена прежнего драматизма, ибо никто никого не ждал и едва ли рассылались бессмысленные приглашения. Поэтому китайского лидера рядом с Путиным сменил несменяемыйНазарбаев, а так все было то же самое. Новости про Залдостанова, которого опять не пустили в Берлин. Зычный голос над площадью, заглушаемый грохотом сапог, ревом бронетехники и гудением военных самолетов. Толпы ряженых «ветеранов». Собачки и котики с георгиевскими лентами, младенцы в гимнастерках… Яростные дискуссии в блогах, в ходе которых мы опять узнали, что самый разделенный в мире народ разделяет буквально все, в том числе и Победа. Отношение к ней, восприятие, осознание той непомерной цены, которую пришлось заплатить.

Победа в самой страшной из войн забыта подавляющим большинством граждан, если говорить о том, как ее празднуют начальство и массовка, которую опять набирали в «Бессмертный полк». Причем отчуждение от 9 Мая, пошлость и ложь тотального победобесия столь велики, что кажется, будто в России уже и невозможно по-человечески отметить День Победы на государственном и общественном уровне. Мнится, что так отныне будет всегда и все юбилеи, и более скромные майские даты власть и народ обречены встречать с той безысходной яростью, словно и не было у нас никаких союзников. Воевали сами — против немцев, японцев, американцев, англичан, французов, турок, украинцев.

Однако мысль это ложная — достаточно вспомнить еще один юбилей, 9 мая 2010 года. Тот день, когда впервые в параде на Красной площади участвовали войска стран-союзников: гвардейцы элитного Уэльского полка армии Великобритании, второй батальон 18-го пехотного полка США, пилоты эскадрильи «Нормандия-Неман». А также почетный караул Вооруженных сил Польши — страны, переставшей существовать после нападения на нее гитлеровской Германии и сталинского СССР. Тут при желании можно было обнаружить символику покаяния и примирения — после трех разделов, после 1939 года, после Катыни, после коммунизма. Во всяком случае, в это хотелось верить. Сегодня прямо немыслимо вообразить, что такое могло быть при Владимире Владимировиче, а ведь было.

Рубежом, отделившим страну от цивилизации, стал другой неюбилейный год — 2014-й, когда история покатилась вспять, и путинская Россия сама себя вычеркнула из списка победителей в войне с фашизмом. Когда пугавшие прежде черты некоторого сходства с теми, кого разгромили в сорок пятом, проявились в полноте и силе оккупационной войны. Когда вранье геббельсовского толка повторилось на уровне риторики про русский мир и национал-предателей, и бывшие союзники Кремля по антигитлеровской коалиции внезапно стали врагами исконными, и Сталин на билбордах и в кабинетах чиновной знати сегодня скорее олицетворяет известный пакт с Гитлером, нежели бои под Москвой и взятие Берлина.

Впрочем, оборона Москвы и разгром гитлеровской Германии — это все тоже факты несомненные, как и союз тогдашней России с Западом. Союз, без которого была невозможна Победа. Получается, союз этот в историческом плане абсолютно неизбежен и помощь когда-нибудь придет. Есть магия цифр, и хочется думать, что к столетнему, допустим, юбилею нашего самого главного праздника в стране, победившей фашизм в его очередной разновидности, пройдет настоящий парад Победы.

Илья Мильштейн, grani.ru



загрузка...

Читайте також

Коментарі