Запамятованная правда: украинские вопросы Второй мировой

Запамятованная правда: украинские вопросы Второй мировой

Восприятие Второй мировой войны в России все еще во многом определяется стереотипами, заложенными советской пропагандой. Согласно им Советский Союз был жертвой агрессии, внес решающий вклад в победу над нацизмом, а присущие сталинскому режиму тоталитарные черты в ходе войны никак не проявлялись. Между тем в 1939-1940 годах Сталин, несомненно, совершил агрессию против Польши, стран Балтии и Румынии, да и вообще вместе с Гитлером несет ответственность за развязывание войны в Европе. Так почему же 22 июня 1941 года он вдруг перестает быть агрессором и превращается в ценного союзника и уважаемого члена международного сообщества? Представим себе, что в 1941-м Сталин упредил Гитлера и напал первым (а такие планы у него были). Неужели после этого Англия и США, да и все мировое сообщество перестали бы считать Гитлера агрессором? Разумеется, нет. Черчилль, так тот прямо подстрекал Сталина к войне против Германии, давая понять, что Англия будет союзником СССР.

И хотя члены антигитлеровской коалиции по необходимости закрыли глаза на то, что Сталин творил вместе с Гитлером в 1939-1941 годах, СССР по своей сути не перестал быть агрессором в 1941-1945 годах — пусть даже в это время ему приходилось отчаянно бороться за свое существование. Просто западным демократиям в борьбе против одного бандита пришлось пойти на союз с другим бандитом. Ведь от того, что в 1944-1945 годах вермахту пришлось обороняться уже на германской территории, суть нацистского режима и его ответственность за агрессию не изменились. Точно так же Советский Союз оставался агрессором и на заключительном этапе войны. Этим вполне объясняются его действия против Польши, стран Балтии и других стран Восточной Европы, в том числе Украины.

Владимир Путин, как известно, отказывает Украине во вкладе в победу над Германией, хотя миллионы украинцев, в том числе и бывших и будущих бойцов УПА, сражались в рядах Красной Армии и кровью заплатили за победу. А слово «бандеровцы», то есть бойцы УПА и сторонники ОУН, теперь превратилось в ярлык российской пропаганды, навешиваемый на нынешние украинские власти и служащий оправданием российской агрессии против Украины. Естественно, УПА и украинские националисты демонизируются в России, как они всегда демонизировались в Советском Союзе.

К сожалению, схемы российской пропаганды иногда воспроизводятся и на Западе. В солидном журнале Foreign Policy на днях опубликована статьябывшего сотрудника Госдепартамента США Джоша Коэна. Автор, сам не будучи историком, подвергает резкой критике директора украинского Института национальной памяти Владимира Вятровича. Ему инкриминируется уничтожение в архиве института документов, дискредитирующих ОУН и УПА. Также Вятровичу ставится в вину отрицание участия этих организаций в холокосте, объявление подложными всех документов, подтверждающих эти преступления, а также отрицание «волынской резни» поляков, устроенной УПА в 1943-1944 годах.

Начну с последнего. Вятрович никак не мог отрицать этнические чистки поляков, проводившиеся УПА, поскольку президент Ющенко, назначивший его директором архива Института национальной памяти, в ходе визита в Польшу публично принес полякам извинения за «волынскую резню». Разумеется, это преступление, которое никак не может быть оправдано. И Вятрович всегда признавал, что в ходе этнических чисток на Волыни и в Восточной Галиции бойцы УПА убили около 60 тысяч поляков, в подавляющем большинстве мирных жителей. Он лишь указывал на то, что во время этих чисток также шла война между УПА, Армией Крайовой и польскими отрядами самообороны и что поляки в ходе ответных чисток также уничтожили около 15 тысяч украинцев, преимущественно мирных жителей. Все это вполне соответствует действительности.

Что же касается холокоста, то ОУН могла бы участвовать в нем лишь до 12 июля 1941 года, когда после разгона и ареста правительства бандеровской фракции во Львове ее формальное сотрудничество с немцами прекратилось. Поэтому такое внимание уделяется возможному участию батальона «Нахтигаль» в еврейском погроме во Львове в начале июля, жертвами которого стали сотни евреев. Однако есть ряд свидетельств о том, что этот батальон был выведен из Львова еще до начала погрома. Немцы готовились разогнать созданное 30 июня бандеровское правительство, и присутствие украинских военных в Львове могло этому помешать. Данные же о том, что «Нахтигаль» якобы участвовал в погроме, были в значительной мере сфабрикованы КГБ в конце 50-х — начале 60-х годов, когда бывший офицер связи «Нахтигаля» Теодор Оберлендер был министром ФРГ и против него в СССР была развернута пропагандистская кампания. Я сам видел такие явно поддельные свидетельства преступлений Оберлендера во Львове летом 41-го и на Кавказе осенью 42-го в архивном фонде Пантелеймона Пономаренко, бывшего начальника штаба партизанского движения. Вятрович совершенно прав, когда приводит документы из архива КГБ, содержащие указания о фабрикации такого рода свидетельств против ОУН и УПА. Поэтому все документы, в том числе свидетельствующие об антисемитизме их руководителей, надо подвергать тщательной экспертизе.Обвинение же Вятровича в уничтожении «нежелательных» документов выглядит голословным.

Для меня доказательством того, что УПА и ОУН не считали евреев врагами и не занимались их истреблением, служит хотя бы тот факт, что во время Кенгирского восстания 1954 года бандеровцев в штабе восстания представлял бывший боец УПА, еврей Гирш Келлер. Не представляю себе, чтобы пленные эсэсовцы, подняв мятеж в советском лагере, избрали еврея своим предводителем.

Несомненно, отдельные бойцы УПА и члены ОУН совершали убийства евреев, но точно так же евреев убивали отдельные бойцы Армии Крайовой и советские партизаны. Вот свидетельство полковника госбезопасности Кирилла Орловского, относящееся к 1943 году: «Кратко об отряде имени Кирова — организовал я отряд имени Кирова исключительно из евреев, убежавших от гитлеровского расстрела. Я знал, что передо мной стоят невероятные трудности, но я не боялся этих трудностей, пошел на это лишь только потому, что все окружающие нас партизанские отряды и партизанские соединения Барановичской и Пинской областей отказывались от этих людей. Были случаи убийства их. Например, «партизаны»-антисемиты отряда Цыганкова убили 11 человек евреев, крестьяне деревни Раджаловичи Пинской области убили 17 человек евреев, «партизаны» отряда им. Щорса убили 7 человек евреев» (РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 22, л. 1186). Что же, теперь на основании действий отдельных солдат АК и подконтрольных Москве партизан будем утверждать, что польское правительство в Лондоне и советское правительство были соучастниками холокоста?

В чем я с Коэном частично согласен, так это в критическом отношении к украинскому закону «О правовом статусе и почтении памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке», п. 1 ст. 6 которого гласит: «Граждане Украины, иностранцы, а также лица без гражданства, публично проявляющие неуважительное отношение к лицам, указанным в ст. 1 данного Закона, препятствуют реализации прав борцов за независимость Украины в XX в. и несут ответственность согласно действующему законодательству Украины». Я против любого закона, который может грозить историку уголовным преследованием даже за заведомую фальсификацию, поскольку это ограничивает поиск научной истины. Однако, по утверждению украинского историка, «под «неуважительное отношение»… не подпадают критические оценки личностей или событий украинского освободительного движения». И до сих пор никто в Украине за подобную критику привлечен к ответственности не был.

автор: Борис Соколов,, источник: Грани



загрузка...

Читайте також

Коментарі