Есть ли у России желание воевать с Западом?

Есть ли у России желание воевать с Западом?

Москва — В ходе Московской конференции по безопасности, прошедшей в российской столице в последнюю неделю апреля, министр обороны России Сергей Шойгу говорил о нежелании общаться с НАТО «через оружейные прицелы». Однако в том же апреле Москва посылала альянсу сигналы совсем другого характера: это и пролет российского военного самолета над американским эсминцем Donald Cook, и перехваты российскими летчиками разведывательных самолетов США. Один такой перехват произошел 29 апреля — ровно на следующий день после того, как конференция по безопасности в Москве закончилась.

Российские публицисты имперской направленности периодически публикуют статьи, в которых говорится, что в грядущей войне с Западом сомневаться не приходится: одни из них рассуждают о войне информационной, другие в открытую призывают к войне самой настоящей. По российскому законодательству призыв к агрессивной войне — уголовно наказуемое деяние, но никаких действий российские правоохранительные органы в ответ на такой призыв пока не предпринимали.

Отражают ли воинственные статьи в российском Интернете и такие же рассуждения в соцсетях реальные настроения военных в России? Насколько российская армия избавилась от «комплекса Матиаса Руста» и готова стрелять по западным целям — и хочет ли она это делать? Эти вопросы Русская служба «Голоса Америки» задала ведущим российским военным обозревателям.

Павел Фельгенгауэр: в обиход вернулось понятие «вероятный противник»

Независимый военный эксперт Павел Фельгенгауэр считает, что военное командование в России настроено достаточно решительно, и эта решительность транслируется высшему руководству страны: «В области принятия стратегических решений Путин — марионетка в руках генералов. Генштаб российской армии вырабатывает оценку угроз, и в этом у них нет конкурентов. Соответственно, через это они руководят принятием решений. Они постоянно доказывают, что Запад готов напасть, и что его главная цель — уничтожение Путина, и в это вкладываются гигантские деньги, и России в ответ тоже нужно тратить гигантские деньги. И Путин эти деньги выделяет».

В качестве проникновения идей из военных кругов в круги кремлевские эксперт приводит следующий пример: «Когда секретарь Совбеза России Николай Патрушев говорит, что на территории стран СНГ созданы лаборатории по созданию биологического оружия, подведомственные США, это же не он сам придумывает — это ему военная разведка докладывает такое».

Однако военный эксперт подчеркивает, что о каких-либо реальных агрессивных инициативах речь идти не может: «Желание побряцать оружием, повоевать всегда сталкивается с мыслью — а что после этого будет, стоит ли игра свеч. При тех видах вооружений, особенно разрушительных, которые у нас и у нашего вероятного противника есть, мысль повоевать — просто идиотская, и таких мыслей ни в руководстве страны, ни в руководстве Вооруженных сил, чьи умонастроения я хорошо представляю, нет».

Александр Гольц: гражданское руководство России приказывает военным показать «кузькину мать»

Военный эксперт Александр Гольц, приглашенный исследователь университета в Упсале, также говорит в интервью «Голосу Америки», что сами по себе военные России не являются носителями идеи о необходимости войны: «Военные лучше других отдают себе отчет в том, с какими тяготами и последствиями вообще столкнется страна в случае войны. Если военные и делают что-то, то исключительно выполняя волю политических руководителей, желание повоевать не возникает в недрах самой военной организации. Кроме того, настоящая война — это очень большое испытание для военной организации, чего военные чиновники очень не хотят. И мне, все-таки, кажется, что если в Советском Союзе военные доминировали в принятии решений, то сейчас я этого не наблюдаю».

Отсутствие у руководства России, по мнению Александра Гольца, реального стремления воевать объясняется, прежде всего, социально-экономическими факторами: «У российской армии довольно высока цена нынешних ее побед, и у нее существует безусловное ограничение в ресурсах. Россия продолжает падать в демографическую дыру. Всю российскую огромную территорию сейчас защищают около 100 бригад сухопутных войск. Можно спорить о том, достаточно ли это для обороны страны, но этого совершенно недостаточно для сколь-нибудь серьезной наступательной операции. Не хватает и экономических ресурсов, и российская промышленность не в состоянии производить военную технику взамен той, которая была бы уничтожена в ходе масштабных боевых действий».

Эксперт также указывает и на другие сдерживающие факторы: «У России фактически нет союзников, и вести войну без союзников будет неподъемно. И, самое главное — можно сколько угодно написать сценариев войны с Западом без применения ядерного оружия, но никто, ни один из этих теоретиков не может дать гарантий того, что эта война не перерастет в ядерную».

Однако Александр Гольц допускает, что в принципе Кремль или какая-то часть окружения Владимира Путина могут допускать развитие военного сценария для поддержания милитаризованной атмосферы внутри страны и запугивания «вероятного противника»: «Я совершенно не исключаю, что в нынешней милитаристской истерии такие идеи могут посещать гражданских руководителей России, и те, кто к такой войне призывает, адресуют эти призывы не военным, а самому Путину. Да, я допускаю, что именно гражданские — формально гражданские — руководители могут принять авантюристические и крайне рискованные решения. Я, в частности, уверен, что все эти облеты самолетов и кораблей — это не инициатива самого Шойгу, это — выполнение приказа прямого начальства «показать им кузькину мать».

источник: Русская служба «Голоса Америки», США,  перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі