Идея «Новороссии» погибла, и путинский режим начал пожирать сам себя

Идея «Новороссии» погибла, и путинский режим начал пожирать сам себя

Более жесткие санкции Запада в отношении России могли бы уничтожить ее экономику в течение трех месяцев. Однако Запад не рискнул пойти на это из-за значительной интеграции РФ в мировую финансово-экономическую систему. Об этом во второй части интервью «Апострофу» рассказал российский финансист и блогер СЛАВА РАБИНОВИЧ. По его словам, для того, чтобы Запад пошел на ужесточение ограничительных мер, Россия либо должна развязать полномасштабную войну с Украиной, либо применить против нее ядерное оружие.

Первую часть интервью со Славой Рабиновичем читайте здесь

— В одном из недавних постов российский политолог и экономист Владислав Иноземцев написал, что если бы против России за ее агрессию в Украине ввели санкции, аналогичные ограничительным мерам Запада в отношении Ирана, то она бы давно уже вернула и Крым, и Донбасс. Согласны ли вы с этим?

— Да, он прав, безусловно, потому что в условиях тех санкций, которые были введены в свое время в отношении Ирана (на него было наложено торговое эмбарго) России как таковой могло бы уже не существовать. Россия бы «взорвалась» как экономика в три счета, если бы российскую нефть запретили продавать на мировых рынках. Российская экономика «взорвалась» бы в течение трех месяцев, если бы были наложены ограничения на валютные операции в долларах. Если был бы отключен SWIFT. И если вы посмотрите мое интервью 2014 года с названием «Как отключить Россию за один день», то вы увидите, что я об этом говорил уже два года тому назад. Как раз после того, как был сбит Боинг и начался второй уровень санкций. Но тогда же летом 2014 года я говорил, что, скорее всего, в отношении России жесткие санкции вряд ли будут применены. Вот не прошло и двух лет, как мой коллега и многоуважаемый мною экономист Владислав Иноземцев написал примерно то же самое.

Я правильно вас понимаю, что сейчас, по истечении двух лет, механизм вот такого «отключения» России остался прежним? Или сейчас это сделать еще проще?

— Да, механизм такой же. Но только сейчас я уже не дам гарантий, что подобные меры не будут применены. Тогда моя аргументация была следующей — все, что произошло с аннексией Крыма и войной России на востоке Украины, а еще сбитый Боинг,— все это произошло слишком быстро для международной экономической и мировой финансовой системы. Россия была слишком сильно интегрирована в международную финансово-экономическую систему на протяжении последних 20 лет. Она представляла собой достаточно важное дестабилизационное звено, которое Запад не мог позволить себе выдернуть без определённых последствий для себя. Я не говорю о месте России в мировой экономике, ведь доля ВВП России — меньше 2% в мировом ВВП…

— А о чем же тогда?

— Я говорю о том колоссальном корпоративном долге, который Россия и российские компании накопили на момент аннексии Крыма— это 750 млрд долларов. Только подумайте, это колоссальная сумма — три четверти триллиона (!), которая не была бы легко переварена в мировой финансово-экономической системе, если бы начались потери абсолютно беспорядочного и неожиданного характера в отношении таких сумм корпоративного долга. Точно так же существовало большое количество импортно-экспортных связей в международной торговле, да и вообще, место России в международной финансово-экономической системе было достаточно существенное — больше, нежели ее место в ранге по процентам от мирового ВВП.

— По одной лишь сумме корпоративного долга об этом можно судить…

— Да, соответственно, если бы отключили SWIFT или ввели эмбарго на российские газ и нефть, то наверняка у большого количества российских компаний возникло бы желание объявить форс-мажорные обстоятельства. Они могли бы это сделать согласно кредитным договорам на внешнее заимствование, где несомненно прописаны разного рода форс-мажорные пункты по поводу их способности или неспособности выплачивать и обслуживать эти долги в контексте того, что именно можно или нельзя было бы квалифицировать как умышленный дефолт. И вот западным странам и компаниям нужно было дать время, чтобы весь внешний мир отсоединился от России. Да и сама РФ стала самоизолироваться. Весь мир стал отсоединяться от нее, как от зоны нестабильности, как от зоны опасности, как от зоны токсичности. И вот почти через два года после всей этой истории, я имею в виду введение санкций, мир почти отсоединён от России.

То есть отношения РФ и Запада сейчас можно назвать изоляцией? Или пока что это полуизоляция, псевдоизоляция?

— Я не знаю, как именно это лучше назвать, это достаточно технические термины. Но посмотрите, если бы на Россию летом или осенью 2014 года наложили нефтяное и газовое эмбарго, в Европе наступили бы серьезные проблемы с газоснабжением. На рынке нефти произошел бы нефтяной шок. Сейчас же, если нефтяной шок и произойдет, то он будет гораздо меньшей амплитуды. Газовая зависимость Европы за эти два года драматическим образом была понижена. Соответственно, если бы Путин совершенно сошел с ума и развязал войну против Украины, для захвата сухопутного коридора в Крым через Мариуполь, например… или начал бы аннексировать территории так называемой «Новороссии»… или если бы он, не дай Бог, руководствуясь сумасшедшими теориями, что ограниченная ядерная война возможна, применил бы тактическое ядерное оружие против Украины… тогда бы несомненно против России были бы моментально, в этот же день, введены санкции, как когда-то они были введены против Ирана в 1979 году.

— Впервые о санкциях в отношении России заговорили после аннексии Крыма. Как считаете, что за собой может повлечь запрет деятельности Меджлиса сейчас? Это все очень напоминает советский опыт по депортации крымских татар…

— Запрет крымского Меджлиса является государственным преступлением России. И я очень надеюсь, что когда-нибудь этот так называемый запрет будет квалифицирован как крупнейшее нарушение, как тяжкое государственное и должностное преступление Путина и его ОПГ. В принципе, крымскотатарский народ имеет полное право бороться за свои права всеми методами, которые он считает применимыми и нужными. Я лично не призываю ни к каким террористическим и военным действиям, а всего лишь констатирую факт, что крымскотатарский народ, даже согласно российской Конституции, которая совершенно нелегально действует на территории Крыма, имеет полное право бороться за свои права, которые были политическим и военным руководством РФ растоптаны. Это даже если не учитывать украинскую Конституцию, а российскую, но даже она совершенно грубейшим образом там нарушается.

Если крымскотатарский народ считает, что Крым был незаконно аннексирован и незаконно оккупирован, признавая эту свою территорию оккупированной иностранными захватчиками, то их право решить, что с этими оккупантами делать. В свое время немецко-фашистские захватчики пришли и в Украину, и в Россию. И там, и там происходила освободительная война против них. Так почему же двойной стандарт должен быть применен в отношении совершенно справедливых требований крымскотатарского народа? Почему они не вправе изгонять пришедших туда российских оккупантов точно так же? Я считаю, что это их законное право.

Мало того, среди подавляющего большинства стран, а их больше 200 в мире, практически никто не признал так называемый «референдум» в Крыму. Этот «референдум» признали буквально несколько стран — Армения, Венесуэла и еще парочка непризнанных странных образований типа Абхазии и Осетии, то есть точно таких же территорий, которые в свое время Россия отторгла от суверенной Грузии. Больше никто не признал этот «референдум». Генеральная Ассамблея ООН не признала этот «референдум». Поэтому, согласно ООН и решению Генеральной Ассамблеи, территория Крыма по-прежнему является территорией Украины, а не РФ. Так что РФ в принципе не вправе запрещать или не запрещать деятельность Меджлиса.

— Как, по-вашему, крымскотатарский народ может бороться с данным решением? Продолжением блокады? Или использовать что-то принципиально другое?

— Я считаю, что крымскотатарский народ вправе рассчитывать на помощь украинского государства в своей борьбе. И украинское государство прежде всего должно само осуществить полную блокаду Крыма, прекратить абсолютно любые связи с крымским полуостровом, отключить все водоснабжение и электричество. Пускай РФ разбирается с оккупированной территорией. Любые действия крымских татар могут лежать в плоскости политического давления, международного давления, соблюдения прав человека, а, возможно, военного и даже террористического. Я к последнему не призываю, а только констатирую факт, что они сами вправе решать, что им делать с оккупантами на своей оккупированной территории.

Но тот факт, что Украина, находясь практически в состоянии войны с Российской Федерацией, продолжает снабжать отторгнутый от нее Крым водой, электричеством и продовольствием, является полным абсурдом, этот факт даже трудно интерпретировать. Это все равно, как если бы при захвате фашистской Германией всей украинской территории и оккупации ее гитлеровскими войсками СССР продолжал бы полное снабжение Украины всем — водой, электричеством, продовольствием, топливом, горюче-смазочными материалами и боеприпасами. Это же абсурд. Полный. И это то, чем сейчас занимается Украина в отношении Крыма. Если вы не признаете так называемого «референдума», считаете, что Крым был аннексирован, считаете, что он продолжает быть незаконно оккупирован, так действуйте согласно своим словам, а не треплите языком на протяжении двух лет.

— Подобное же отношение украинской власти должно быть и к ситуации на Донбассе?

— Можно провести параллель, но, тем не менее, оккупированные территории Донбасса не были легально или нелегально включены в состав РФ. Здесь немного другая ситуация. Тут образовался некий Сектор Газа или не до конца состоявшаяся Палестина, а скорее всего — восточно-европейское Сомали. И здесь без полной официальной оккупации непонятно, можно ли требовать от РФ нести полную ответственность за эти оккупированные территории. Хотя, по логике, — да, вы правы, но чисто формально здесь есть разница. Кстати, это понимает и Путин, поэтому и действует гибридно.

— Какими вы видите дальнейшие планы России в отношении Донбасса?

— У Путина никакой стратегии нет по поводу войны на Донбассе (у него вообще стратегии нет). Но тактика его понятна, и она устремлена в бесконечность. А именно — дестабилизировать всю Украину, без какого-либо конца этого сценария. То есть — мешать проводить экономические преобразования, структурные реформы, заблокировать членство в НАТО в обозримом или отдаленном будущем. Чтобы Украина в принципе потерпела политическое, экономическое и финансовое фиаско. Продолжение экономического кризиса и политического хаоса в Украине — это лишь демонстрация Путиным российскому народонаселению того, что революция —это плохо, а две революции за десять лет — это еще хуже, потому что революции за собой влекут стрельбу, кровь, хаос, экономический коллапс и обнищание населения. И чтобы российское население ни в коем случае не выходило на улицы и не устраивало подобных вещей. Вот эти цели Путин и преследует. И война на Донбассе — это один из методов достижения этих целей.

— Как воспринимать одно из недавних заявлений террориста Гиркина, который на полном серьезе предложил Путину покинуть пост президента РФ, чтобы тот не нес ответственности за пленных в Украине россиян?

— Вы знаете, во всей этой истории режим начинает пожирать сам себя. Он начинает пожирать себя как внутри РФ, так и вне ее, вместе со всеми этими бандитами, которые оказались в этих так называемых «ДНР/ЛНР». Тот факт, что Гиркин вообще еще жив, меня лично очень сильно удивляет. Потому что то, что он начал говорить, вернувшись оттуда, — это то, что влечет за собой либо отравление радиоактивными веществами, либо пулю в спину… Что бы там ни было, с такой риторикой долго не живут, особенно если вспомнить его роль в деле сбитого Боинга.

Путинский режим боится как либеральных оппозиционеров, таких как Немцов, Навальный, Касьянов, так и сильных ребят с металлическими прутьями, которые могут быть скинхедами, националистическими фанатиками и так далее… Этот режим в равной степени боится и тех, и других. А Гиркин сейчас — это одно из проявлений такого фанатизма. И они его наверняка уже начинают в какой-то степени бояться. Непонятно только, почему они его не ликвидируют. В так называемом руководстве так называемых «ДНР/ЛНР» сейчас находятся бандиты, которые пожирают сами себя. И сейчас в эту стаю вгрызающихся друг в друга людей вклинилась еще и кремлевская стая бандитов, которая успевает пожирать и саму себя, и другую стаю. И комментировать это совершенно бесполезно, потому что, скорее всего, через два года эта грызня закончится для всех них плохо. И, к сожалению, для 146 млн российских граждан — тоже.

— А последние действия Захарченко? Он провел уже некую «прямую линию» с Харьковом, хочет провести с Одессой… Не свидетельствует ли это о возобновлении всех этих идей «русского мира», «Новороссии» и т.д.?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно разобраться в следующем: имеет ли отношение то, что собирается делать Захарченко, к тому, что собирается делать Кремль? Мне кажется, нет. Скорее всего, Кремль сейчас занят другими вещами. Идея «Новороссии» давным-давно погибла с позором, рассыпалась и никогда не может быть возобновлена. То, чем сейчас занят Кремль, — это спасение своей задницы, для того, чтобы события следующих 12-24 месяцев не выбросили этих преступников из власти. Вы сейчас не слышите уже ничего о «Новороссии», а слышите перлы помутненного сознания Бастрыкина (глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, — «Апостроф»). Вы слышите такой же словопоток сумеречного сознания Чайки (генпрокурор РФ Юрий Чайка,— «Апостроф») и еще более опасный террористический бред Путина, строящего свою собственную личную армию, над которой не властны российские законы и Конституция. Вот этим они сейчас реально заняты. Им не до возрождения «Новороссии» сейчас.

— Интересен ваш прогноз на всероссийский день голосования в сентябре. На днях представители российской демократической коалиции заявили, что будут идти по отдельности. Как вы оцениваете данное решение?

— Я крайне негативно отношусь к распаду коалиции, тем не менее, исходя из прослушанных аргументов и контраргументов, я абсолютно понимаю, почему они распались. Я не знаю, как повернутся события с дальнейшей предвыборной кампанией, как ПАРНАСа, так и других партий, но мне кажется, что идти на выборы стоит всем. Точно так же, как и всем стоит идти на улицы, если выборы будут несправедливыми, нечестными и подтасованными. Почему? Потому что в результате массовых выступлений 2011-2012 гг., когда Путин был псевдопремьер-министром, а Медведев — псевдопрезидентом, эти выступления увенчались существенными действиями навстречу со стороны властей, которые обещали изменения, а некоторые обещания даже выполнили. Ну, например, возвращены выборы губернаторов и выборы в Госдуму по одномандатным округам. Напомню, что с какого-то там раннего года путинского президентства такие механизмы выборов были уничтожены. Не выбирали больше губернаторов, и не было одномандатных округов в Госдуму. Так что совершенно очевидно, что даже при массовых фальсификациях и массовых нарушениях, неравенстве в доступе к СМИ для разных кандидатов были отвоеваны назад кое-какие свободы. Люди, участвующие во всех этих псевдовыборах, смогли убедиться, что фальсификации были колоссальные, и они сначала вынесли эти фальсификации на свет под увеличительное стекло, а затем вышли на улицы с конкретными требованиями и отвоевали назад эти вещи. И сейчас точно по такой же логике это может и должно произойти снова.

— Что сейчас реально может сделать оппозиция?

— Биться, конечно же, причем за всех кандидатов, баллотирующихся в Госдуму от демократических сил. Будь то Яблоко, ПАРНАС или Демократический выбор Милова, или политическая незарегистрированная партия Навального, или Партия 5 декабря, или кандидаты, поддержанные «Открытой Россией» Ходорковского. Если не получилось в коалиции, значит без коалиции. Но увеличение количества депутатов с нормальным человеческим лицом от фактически одного или двух-трех, коих сейчас представляет наиболее ярко Дмитрий Гудков, на все 450 человек (в Госдуме), до 30, например, было бы совершенно прорывным действием в развитии политического устройства России. Любого рода депутат такого ранга на трибуне Госдумы — это совершенно другие силы. Частично поэтому и убили Немцова, потому что увидели, чего он может достичь с трибуны Ярославской областной думы. И совершенно было очевидным, что он победит на выборах в 2016 году и окажется в Госдуме. Вместе с Гудковым. И другими людьми. А это для узурпаторов власти очень опасно. Это была бы совершенно другая трибуна. Узурпаторы власти могли бы Госдуму закрыть, в нашей стране так уже бывало. Но это уже действия другого порядка. Вот они Немцова и убили поэтому. И продолжают саботировать следствие, что само по себе является тяжким преступлением. Посмотрим еще, долго ли они будут чувствовать себя безнаказанными.



загрузка...

Читайте також

Коментарі