Сегодня Киев, Минск и Москва лукавят не меньше, чем во времена Чернобыля

Сегодня Киев, Минск и Москва лукавят не меньше, чем во времена Чернобыля

В годовщину чернобыльской катастрофы Путин назвал ее «серьезным уроком», но это о чем? В России АЭС работают, ядерное топливо идет на экспорт, а ТВ вернулось к стилистике советской прессы, которая обвиняла западных новостников, освещавших аварию, в создании «отравленного облака антисоветчины». Первая реакция властей на неприятность или опасность в России, Белоруссии, на Украине — по-прежнему сокрытие информации, пишут СМИ.

Чернобыльская АЭС и Припять стали ассоциироваться с ядерной катастрофой и отбросили мрачную тень на весь СССР, пишет журналист Foreign Policy Рейд Стендиш.

Спустя 30 лет регион все еще ощущает последствия катастрофы — тяжелое наследие в виде проблем со здоровьем, наличия радиоактивных материалов и неуклюжих ответных мер, которые принимались советскими властями в попытке скрыть от народа всю серьезность катастрофы.

В интервью журналу посол Украины в США Валерий Чалый осудил сокрытие этой катастрофы советскими властями. «Люди погибли и облучились из-за радиации, но вина лежит на том, как СССР реагировал на кризис, — сказал Чалый. — На образе мышления, в котором не ценилась человеческая жизнь».

Украина при содействии зарубежных стран сейчас возводит «Новый безопасный конфайнмент» или «арку» — сооружение, которое должно сдержать радиационное излучение и рассчитано на 100 лет. Когда «арка» будет достроена, управление объектом перейдет от ЕБРР к Киеву, пишет автор. Но смогут ли украинские власти оплачивать издержки на содержание сооружения?

Чалый ответил: «Мы стараемся соблюдать максимально возможную транспарентность в этом процессе. Экономические проблемы реальны, но строительство «арки» и сдерживание радиации от реактора — приоритетные цели правительства».

Вчера лидеры Украины, России и Белоруссии отдали дань уважения жертвам катастрофы и ее ликвидаторам. Президент Украины Порошенко выступил на церемонии в Чернобыле, говорится в публикации.

По данным ООН, сейчас в районах радиационного заражения в Белоруссии, России и на Украине проживает 5 млн человек, добавляет издание. Официальными жертвами чернобыльской катастрофы признано без малого 2 млн граждан Украины.

«Чернобыль стал не только трагедией для людей и окружающей среды — он стал катализатором в цепной реакции, которая пять лет спустя снесла с лица земли коммунизм советского типа, — говорится в статье Нила Бакли в The Financial Times. В 2006 году Михаил Горбачев написал, что именно Чернобыль, а не попытка «перестройки», был, «возможно, настоящей причиной распада Советского Союза».

«С политической точки зрения не менее разрушительной, чем сам взрыв, была попытка замолчать его на всех уровнях, — полагает журналист. — Тревогу по поводу повышения уровней радиации первыми подняли шведские ученые. Советские власти только кратко сообщили о некоей аварии через 68 часов: в вечернем выпуске новостей этот сюжет шел 21-м».

«В совокупности эти события обнажили сердцевину советского социализма — высокомерие и пренебрежительное отношение к безопасности, жизни человека и окружающей среде», — пишет Бакли.

По мнению журналиста, сегодня интернет и смартфоны не позволили бы России замалчивать подобную аварию. Однако «все еще могущественные» российские государственные СМИ идут по стопам своих советских предшественников, которые обвинили американские новостные агентства, освещавшие аварию, в создании «отравленного облака антисоветчины».

В последнее время опасения по поводу ядерного уничтожения тоже вернулись. Так, перед захватом Крыма «пропагандистский вождь» на ТВ Дмитрий Киселев напомнил, что Россия в состоянии «превратить США в радиоактивный пепел».

«Советского Союза больше нет. Но оказалось, что у некоторых отношений, реакций и инстинктов советской эпохи период полураспада такой же долгий, как у радиоактивных элементов, впитавшихся в почву Чернобыля», — резюмирует Бакли.

Президенты Украины и Белоруссии использовали 30-летнюю годовщину взрыва атомного реактора в Чернобыле, чтобы сделать политические заявления. Но, «кажется, никто из них — и российский президент Владимир Путин тоже — не сделал правильных выводов из этой трагедии», пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Порошенко воспользовался случаем, чтобы поговорить на свою любимую тему: как Украина является жертвой России, которой нужна помощь всего остального мира, говорится в статье.

Александр Лукашенко также пожаловался на нехватку финансирования, назвав белорусов «заложниками катастрофы, которая не была их виной».

Путин воздержался от поиска виновных и жалоб на нехватку денег, пишет автор. Он отметил годовщину катастрофы, подписав послание к выжившим, в котором это происшествие было названо «серьезным уроком для всего человечества».

«Трудно сказать, какой именно урок он имел в виду, — рассуждает Бершидский. — Россия так и не усвоила этот урок: ее АЭС продолжают работать, а ядерное топливо и технологии — в числе основных предметов экспорта».

Возможно, самый важный урок эта катастрофа преподнесла не всему миру, а только СССР. Советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым признало факт катастрофы лишь два дня спустя и под международным давлением. «Коммунистические власти на Украине и в Белоруссии были не лучше своих московских боссов», — отмечает Бершидский. Медлительность советских властей в признании того, что произошло, всерьез подорвала доверие людей к правительству, полагает он.

Постсоветские правительства также проигнорировали урок Чернобыля, считает Бершидский, отмечая полное отсутствие или недостаточность свободы прессы и прозрачности в освещении событий и в Белоруссии, и на Украине, и в России.

«Даже сейчас о происшествии чернобыльских масштабов, возможно, не сообщили бы немедленно ни в одной из этих трех стран. Интересы простого народа по-прежнему не являются главной заботой постсоветских лидеров. Первой реакцией на неприятность или опасность является сокрытие информации, а не открытое решение проблем», — подытоживает автор.

После ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС советские чиновники столкнулись с совершенно новыми проблемами, пишет в статье для журнала Time американский историк Кейт Браун, ссылаясь на документы, которые она обнаружила в архиве Министерства сельскохозяйственной промышленности Украины.

Через неделю после катастрофы было объявлено об эвакуации людей из зоны отчуждения в радиусе 30 км от ЧАЭС. Заодно оттуда вывезли 50 тыс. коров, овец и коз. Половину животных тут же уничтожили, но «руководители советских предприятий старались не разбазаривать ценные продукты животноводства. Они предписали рассортировать зараженное мясо по уровню радиации. Затем рабочие должны были тщательно вымыть низкооблученное и среднеоблученное мясо и смешать с чистым для изготовления сосисок».

Сильнозараженное мясо чиновники велели заморозить, передает Браун. Так, на Гомельском мясокомбинате погрузили 600 т радиоактивного мяса в четыре вагона, и «неприкаянные вагоны катались по западной оконечности СССР, оставляя за собой радиоактивный след, целых четыре года».

Облученных овец перед забоем остригли. Вначале Минсельхозпром рекомендовал обойтись с радиоактивной шерстью обычным порядком. На Черниговской фабрике первичной обработки шерсти это сырье сортировали вручную, мыли и упаковывали в кипы. К концу лета 1986 года работники фабрики начали чувствовать тошноту, зуд в горле и необычную усталость. Обнаружилось, что «за полтора месяца работы сотрудники фабрики получили максимальную годовую дозу, допустимую сегодня для работников АЭС в США», говорится в статье.

Один инспектор вопрошал: «А как же риск для рабочих, которым приходится обрабатывать облученную шерсть вручную? И что делать с зараженным оборудованием и сточными водами?». Браун пишет: «Эти вопросы остались без ответа — по крайней мере, в той переписке, которую я видела в архивах».

Как заключает автор статьи, формулировка «ликвидация» последствий радиоактивной катастрофы — слишком оптимистичный термин.

Источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі