Виновны и готовы на обмен: суд вынес приговор Александрову и Ерофееву

Виновны и готовы на обмен: суд вынес приговор Александрову и Ерофееву

Российские военные или добровольцы «народной милиции ЛНР»?

Евгения Ерофеева и Александра Александрова взяли в плен украинские военные во время боя в Луганской области в мае 2015 года. По мнению следствия, оба россиянина воевали на стороне самопровозглашенной Луганской народной республики, являясь действующими сотрудниками ГРУ РФ. Обвинение предъявило им по шесть статей УК Украины, в частности, — участие в террористической организации, терроризм, ведение агрессивной войны, незаконный переход границы, контрабанда и незаконный оборот оружия. Защита настаивает, что Александров и Ерофеев прибыли в Луганск уже после увольнения из вооруженных сил и подписали контракт на службу в рядах «народной милиции «ЛНР».

В больнице Крамоторска, куда доставили раненого Ерофеева, он впервые заявил, что является российским военнослужащим. Позднее Ерофеев отказался от своих слов, объяснив, что следователи СБУ дали ему понять: если он заявит о своей принадлежности к ГРУ РФ, то его обменяют, как военнопленного — в ином случае его ждет суд как участника террористической группировки. В конце допроса он же говорил, что заранее договорился с Александровым, что для спасения жизни и для обмена нужно будет солгать, что они — действующие российские военные.

Собственно, главный вопрос, на который должен был ответить Голосеевский суд, был именно такой: являются ли Ерофеев и Александров российскими военнослужащими, то есть стороной военного конфликта, или комбатантами-добровольцами, которые могут считаться военнопленными и попадать под действие гуманитарного права.

Главное слово процесса

Слово «обмен» сопровождало весь процесс Ерофеева и Александрова от начала и до конца. Причем в конце — даже больше, чем в начале.

Напомню, 17 июня 2014 года при обстреле у поселка Металлист погибли журналисты ВГТРК Антон Волошин и Игорь Корнелюк. Следственный комитет срочно возбудил уголовное дело. И тут удача — в тот же день к луганским сепаратистам в плен попала украинская военнослужащая Надежда Савченко. Историю сразу же начали раскручивать: женщина-снайпер, позывной — «Пуля», офицер, сама призналась, что корректировала огонь… На Савченко тут же навесили букет обвинений: и ведение агрессивной войны, и убийство мирных граждан (СК РФ обвинил гражданку Украины за убийство украинских жителей), и убийство журналистов по мотивам ненависти.

Следствие к началу 2015 года уже почти закончилось, суд начался в сентябре.

Но в мае 2015 «подарок» получила уже украинская сторона — в плен попали Ерофеев и Александров. И хотя они заявили, что уволились и отправились в Луганск «по идейным соображениям», об этом же — увольнении — заявило российское Минобороны, — эту историю уже тоже нельзя было развернуть назад. Россияне получили симметричный букет обвинений.

И слово обмен прозвучало тогда же в таком контексте — «офицера ВСУ на офицеров ВС РФ».

Российская сторона торговалась и на всех уровнях — от президента до секретаря МИДа, заявляла, что «разберется суд». Значит, обмен до суда невозможен.  Юридической процедуры обмена в законе нет, но есть два варианта — помилование и отправка гражданина другого государства отбывать срок на родине. Требования освободить Савченко поступали со всего мира — от Обамы и Керри до европейских лидеров и депутатов. Про Ерофеева и Александрова никто ничего такого не требовал, но Совет Федерации России подтвердил, что возможность обмена их на Савченко рассматривается. С предложением такого обмена выступил и президент Украины Петр Порошенко.

В марте Донецкий суд Ростовской области, несмотря на данные экспертиз и алиби, признал Надежду Савченко виновной в убийстве двух человек (журналистов), покушении на убийство (выжившего оператора) и незаконном пересечении российской границы. От обвинения в ведении агрессивной войны и убийств мирных жителей следствие отказалось.

Особенности процесса

Судебный процесс по делу россиян уложился в 26 заседаний.

Сначала он заметно отличался от суда над Савченко — и скоростью, и открытостью, и общей демократичностью процесса: можно снимать судей, прокуроров, разговаривать с подсудимыми.

У украинского суда был шанс сделать этот процесс безупречным и с точки зрения закона. Но этот шанс использовать не стали. Ерофеева и Александрова до последнего обвиняли в ведении агрессивной войны (при явном недостатке доказательств) и в участии в «террористической организации ЛНР», хотя ни одним судом ЛНР таковой не признана. Прокуроры и не скрывают, что используют формулировки этого дела для последующего признания активистов ЛНР террористами. В итоге обвинение запросило для россиян по 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества и запретом занимать военные посты в Украине.

Добавляла нервозности атмосфера вокруг суда. Сначала исчезновение и убийство адвоката Александрова Юрия Грабовского, потом поджог кабинета судьи Николая Дидыка, несколько раз заседания откладывали из-за угроз в адрес подсудимых — последнее время их привозили в суд в касках и бронежилетах.

Последние заседания прошли стремительно — допросы подсудимых, прения и последние слова уложились в полтора дня. Перерыв на приговор — только два выходных.

Бешеная скорость подтверждала догадки, что приговор уже готов и что он тесно связан с судьбой Надежды Савченко.

А в это время Савченко объявила сухую голодовку. Последние новости на момент вынесения приговора россиянам — Савченко в критическом состоянии, по просьбе сестры она согласилась принять капельницы, нокризис может случиться в любой момент. Как бы цинично это ни звучало, других вариантов для обмена у Ерофеева и Александрова нет.

Приговор

Судья Николай Дидык в пятницу сообщил, что приговор «ориентировочно» будет оглашен в понедельник в 14:00.

Уже с утра у суда были усилены меры безопасности — три автобуса полиции (на первых заседаниях их не было вообще), но в суд проход свободный. Для небольшого здания суда столько народу — заметный стресс. Журналистов много— аккредитованы 45 редакций.  Операторы стоят вокруг стола судей, вокруг прокуроров и даже на подоконниках. Абсолютное большинство — украинцы. Меньше европейцев и мировых агентств. Из российских — «Дождь», «Открытая Россия», «Медиазона» и «Новая газета».

Подсудимых снова привезли в бронежилетах и касках. Ерофеев в черном свитере, Александров в черной рубашке. Они переговариваются тихонько в аквариуме, вид их не выдает волнения или напряжения.

Тут же, в коридоре, стоит человек с портретом Савченко и надписью на украинском: «Что вы делаете, чтобы сохранить Надежду?». На него не обращают внимания.

В суд на приговор приехал адвокат Надежды Савченко Илья Новиков, ее мама и сестра Вера, трое депутатов от партии Батькивщина, российский консул Алексей Грубый.  Веру тут же обступили журналисты: «Надя не хотела, чтобы ее меняли на грушников (в Киеве Ерофеева и Александрова называют только так — Н. П.). Как она относится к этому сейчас?» — «Сейчас она очень хочет жить», — ответила сестра.

Судья Дидык начал зачитывать фабулу обвинения по-украински. Через десять минут передал папку с приговором своему коллеге судье Александру Бойко, тот продолжил. Суд установил: российские военнослужащие Ерофеев и Александров по предварительному сговору совершили действия, связанные с агрессивным ведением войны и акты терроризма.

Через час Бойко передал папку с приговором на чтение Елене Первушиной. А потом снова судья Дидык.

Суд не усмотрел противоречий в том, что украинский боец был убит из оружия другого калибра, а не того, что было изъято у подсудимых — их обвиняют в совершении террористических действий, приведших к смерти Вадима Пугачева, а не в его убийстве. Документы, представленные защитой, — рапорты и справки из ЛНР, суд посчитал противоречащими закону Украины и «отбросил их».

Ерофеева и Александрова признали виновными в ведении агрессивной войны, содействии деятельности террористической организации, актах терроризма, незаконном обороте оружия и незаконном пересечении границы. Суд не признает подсудимых комбатантами-добровольцами.

«Они явно осознавали преступность приказов Генштаба Российской Федерации», — говорится в тексте приговора.

Оглашение заняло около двух часов. Итог: Ерофеева и Александрова приговорил к 14 годам с конфискацией имущества.

Они отреагировали спокойно. Александров едва заметно вздохнул.

Теперь у сторон есть право на апелляцию и месяц до вступления приговора в законную силу. Насчет апелляции стороны пока не пришли к решению. «Переговоры», — многозначительно говорят защитники.

 По некоторым данным, обмен может состояться уже на этой неделе.

…Адвокат Ерофеева Валентин Рыбин и адвокат Савченко Илья Новиков отошли в сторону и начали переговоры прямо у суда.

Источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі