Путинская война обмана и прикрытия

За год до оккупации Крыма начальник штаба российских вооруженных сил Валерий Герасимов заявил, что в современной войне XXI века невоенные подходы, такие как пропаганда, экономические, культурные и гуманитарные диверсии, будут играть более важную роль, нежели чисто военные методы. «За пару месяцев, а то и дней хорошо функционирующее государство может превратиться в театр мощного вооруженного конфликта, может стать жертвой внешнего вторжения, может скатиться в хаос, гуманитарную катастрофу и гражданскую войну», — написал он. Цель сегодняшней войны — не физическое уничтожение противника, а внутреннее ослабление нашей готовности, воли и ценностей. Если посмотреть на российскую агрессию в Крыму, на вторжение в восточную Украину, на дестабилизацию в Молдавии, на эскалацию войны в Сирии и на кризис беженцев, доктрина Герасимова показывает, что российские действия на Ближнем Востоке и в Европе за последнюю пару лет — как тайные, так и явные — являются частью единой войны против (частично воображаемой) «гегемонии Запада». Доктрина Герасимова основана на «теории рефлексивного управления», которая пользовалась популярностью среди советских военных теоретиков. Ее суть состоит в том, что контроль можно установить посредством рефлексивной неосознанной реакции со стороны целевой группы. Эта группа целенаправленно снабжается (дез)инфорацией, призванной спровоцировать предсказуемую реакцию, которая желательная для России в политическом и стратегическом плане. Так, до и во время нападения на Украину Россия стала все чаще нарушать воздушное пространство НАТО. Кремль распространял истории о том, что Путин готов применить ядерное оружие, проводил крупномасштабные военные учения на западных границах страны, и на всех форумах и площадках вел себя как воинственный, агрессивный и иррациональный противник. Это сопровождалось глобальной информационной кампанией. «На Украине нет войны. Россия просто помогает урегулировать кризис». Эта кампания с агрессивной демонстрацией силы и оружия призвана отбить у Запада охоту к военному вмешательству и к оказанию помощи Украине. Отрицая факт войны, Россия дает Западу надежду на то, что Кремль ищет выход из сложившейся ситуации. Россия скрыла свои истинные цели за возможностью «поиска дипломатического решения». А Запад отреагировал вполне предсказуемо. Наши лидеры пожертвовали своими переговорными позициями в надежде на искренность российских заявлений.

В таком контексте санкции, введенные впоследствии против России Западом, это современная версия тактических территориальных уступок Наполеону в XIX веке и Гитлеру в XX веке. Введение санкций стало тактическим проигрышем в том смысле, что Запад признал аннексию Крыма. Такого рода подручные меры унизили западную дипломатию и лишили ее легитимности. Для полномасштабной войны необходим постоянный противник. Украинское правительство и сирийские повстанцы не могут быть постоянным противником для России. В стратегических документах Кремля указывается, что основной противник страны — Соединенные Штаты Америки, НАТО и ЕС. Россия согласится на переговоры об урегулировании только после того, как достигнет своих целей на Украине и в Сирии, а также еще одной открыто декларируемой цели: разрушить западную архитектуру безопасности и перестроить существующий мировой порядок в соответствии со своими интересами. Ясности ради надо сказать, что успех на Украине и в Сирии будет определяться не военной победой. Он будет определяться тем, решатся ли Америка и НАТО воевать, и станет или нет Европа бороться с Россией за свои ценности. Запад в последние месяцы увидел, каков реальный масштаб российской враждебной деятельности, когда авианалеты России в Сирии вызвали новые потоки сирийских беженцев, направляющихся в Европу. Как сказал недавно Джордж Сорос, главная надежда России на выживание состоит в том, что ЕС распадется первым. Чтобы понять, каким образом Россия добивается своей цели, нам нужно рассмотреть принципы «нелинейной войны», в которой многочисленные участники, переходя то на одну, то на другую сторону, воюют друг с другом в такой обстановке, где конечный успех не зависит от прямых военных действий. Архитектором этой теории является путинский советник Владислав Сурков — тот самый, которого Путин направил в Калининград на встречу с американскими дипломатами для «поиска решения» по вопросу украинской войны и санкций.

Если Россия ведет нелинейную войну, то гуманитарная катастрофа в Сирии не просто прискорбный побочный эффект российских военных действий. Это часть более крупной стратегии. В последние месяцы европейские официальные лица все чаще высказывают мнение о том, что Россия превращает беженцев в «оружие», подпитывая кризис в Европе. Американские руководители признают, что «действия России — прямое пособничество ИГИЛ». Дело в том, что «Исламское государство» является идеальным инструментом для создания хаоса. Если ИГИЛ содействует разрушению «американского проекта» в Ираке и выдавливает Запад с Ближнего Востока, то данная организация является для России допустимым участником ее войны в этом регионе. На протяжении нескольких месяцев российские государственные СМИ твердили о возможности надвигающегося краха Европы перед лицом кризиса беженцев. Российская армия троллей постоянно заполняет социальные сети такими рассказами. Правые европейские экстремисты, чьи связи с Путиным и его идеологами хорошо задокументированы и являются достаточно серьезной проблемой, чтобы изучением данного вопроса занялись разведывательные ведомства США, призывают распустить Евросоюз. Это не просто российская пропаганда. Это меры, которые Кремль считает неотъемлемой составляющей для достижения победы в небольших сражениях, идущих в рамках масштабной геополитической войны. Россия хочет разрушить фундамент нашей силы: веру в ценности, лежащую в основе нашей политической системы. Единство Европы разрушают европейские лидеры, стремящиеся обвинить в кризисе беженцев Германию и желающие возвести на наших границах стены, а также раздельно вести переговоры с Путиным и покончить с санкциями ради начала «нового диалога во имя своих «национальных интересов». Путинских теоретиков надо назвать фантастами, ибо на то есть причины. Российский ВВП равен итальянскому, и его нельзя рассматривать в качестве угрозы существованию Запада. Мы должны освободиться от мастерских фантазий Кремля и посмотреть в глаза правде. А правда состоит в том, что мы ведем асимметричную войну. В этой войне мы можем победить, и эта победа чрезвычайно важна. Мы подобно сомнамбулам выходим их эпохи мира. Пора проснуться. Ээрик-Нийлес Кросс — депутат эстонского парламента, бывший глава эстонской разведки, специалист по российской военной истории и доктрине.

источник: Politico, США, перевод: ИноСМИ

Рекомендуємо прочитати

Главврач психбольницы вызвал полицию для разгона несуществующего митинга

Главный врач Псковской областной психиатрической больницы Павел Торкунов в среду вызвал полицию с требованием разгона несанкционированного митинга медицинског....

Це може бути цікавим

"Одноклассники" снова доступны в Украине без VPN

Российская соцсеть Одноклассники придумала, как обойти запрет на блокировку в Украине....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Кабмін спрогнозував курс гривні на три роки. Чому Уряду вигідна девальвація гривні?

Такий прогноз рік тому давав керівник «Публічного аудиту» Максим Гольдарб, коментуючи анонсоване Кабміном підвищення «мінімалки»....