Между идеологией и борьбой за голоса: почему немецкие левые любят Путина?

Между идеологией и борьбой за голоса: почему немецкие левые любят Путина?

С начала украинского Евромайдана – в особенности после аннексии Крыма Россией и проведения так называемого «референдума» на полуострове – немецкая «Левая партия» («Die Linke») заработала себе славу самых ярых критиков Германии и в целом Запада в вопросе реакции на развития событий на восточных рубежах. Реакция левых разнилась от порицания «фашистов», захвативших Раду, до требований снятия всех санкций и признания законности нелегального референдума в Крыму.  

Неудивительно, что такая позиция не осталась незамеченной. Российская пропаганда приветствовала таких политиков – например, заместителя председателя партии «Левых» Сару Вагенкнехт, чьи речи набрали сотни тысяч просмотров на Youtube. Очевидная цель подобного – доказать россиянам, что большинство немцев не хотят наказывать суверенную Россию, но силой заставлены подчиняться приказам Дяди Сэма. В этом ключе члены партии «Левых» были представлены «голосом разума» и противопоставлены официальному представителю Государственного Департамента США Дженнифер Псаки, представляющей «тупых американцев». Естественно, многие политические позиции «Левых» перекликались непосредственно с российскими интересами.

Любопытно то, что позиция «Левых» по вопросу санкций и российской аннексии Крыма вовсе нетипична для партий с левой ориентацией. Поэтому возникает вопрос – откуда столько поддержки действиям Москвы? Я считаю, что «Левые» – это партия, которая стремится примирить свои идеологические установки с рациональной борьбой за голоса, и конкурирует с крайне правыми партиями за электорат (и радикально левые, и крайне правые обычно выступают против европейской интеграции, подчеркивают значение государственного суверенитета и имеют наибольшую поддержку в восточной Германии).

«Левые» и санкции

На трибунах Бундестага депутаты «Левой Партии» постоянно атакуют правительство Христианских демократов и Социал-демократов за санкции против России. Грегор Гизи, харизматический лидер «Левых» в Бундестаге осудил двойные стандарты международного сообщества, ссылаясь на отсутствие каких-либо санкций против Турции за оккупацию северного Кипра в 1974 году. Не вдаваясь в детали, уточним, что неприятие санкций как политического инструмента восходит к дебатам об «экономической агрессии», которые развернулись на площадке Генеральной Ассамблеи ООН в 1970х годах. Тогда СССР возглавил коалицию коммунистов и стран третьего мира, которая выступала за юридический запрет экономического давления, используемого в качестве инструмента внешней политики. «Левая Партия» – обладатель марксистско-ленинских корней и наследник Социалистической единой партии Германии из ГДР – вряд ли внезапно согласилась с практикой «империалистических» стран по принуждению слаборазвитых стран периферии. Но учитывая, что Россия не является ни коммунистической, ни периферийной страной, критика санкций выглядит, по меньшей мере, странно.

Другой аргумент против санкций был основан на солидарности с немецким финансовым капиталом и бизнесом. С одной стороны, наблюдается несоответствие понятий – левая партия защищает то, с чем она по логике должна бороться. С другой стороны, в этой риторике можно увидеть заботу о наименее социально защищенных слоях населения, которые могут пострадать, если Германия лишится рабочих мест в экспортоориентированных секторах экономики из-за уменьшения количества контрактов с Россией.

Немецкие левые значительно более популярны на востоке страны, и поэтому они должны учитывать свое коммунистическое прошлое и связи с Россией. Также следует учесть, что главными конкурентами «Левой Партии» выступают крайне правые партии – неонацисты из «Национал-демократической партии Германии» (NPD), и все больше евроскептики из «Альтернативы для Германии» (AfD). Согласно исследованиям, радикально левые и крайне правые в наименьшей степени поддерживают Европейский Союз, интеграцию и общеевропейскую политику. Поэтому санкции – как пример общеевропейской политики – нужно рассматривать в более широком контексте евроскептицизма левых и их конкуренции за электорат с крайне правыми партиями.

Антиамериканисты по определению

Немецкие левые известны своим отъявленным антиамериканизмом (как, собственно, и их крайне правые конкуренты). В прошлом году, в самый разгар миграционного кризиса, лидеры и «Левой Партии», и «Альтернативы для Германии» обвинили США в провоцировании миграционных потоков своим ненасытным интервенционизмом, намекая, что американцы должны взять на себя заботу о большей части беженцев.

C антиамериканизмом или без, но, тем не менее, странно, что левая партия уступила «миграционную карту» другим – вместо того, чтобы встретить тысячи и тысячи приезжающих с Ближнего Востока и Африки. Причина заключается в том, что мигранты в ближайшее время попадут на немецкий рынок труда, претендуя на работы, не требующие больших навыков, что ударит по наименее социально защищенным слоям населения. А это приведет к потере рабочих мест немцами в пользу мигрантов. Подпадающие под удар немцы требуют ограничений миграционной политики, обращая свои взоры на «Альтернативу для Германии», что заставляет «Левых» подстраивать под это свою риторику.

Но именно антиамериканизм лучше всего объясняет позицию «Левых» по вопросу санкций. Указывая на то, что Германия экономически связана с Россией теснее, чем с США, они намекают, что раз санкции не в экономических интересах Германии, то значит это Белый дом заставил Берлин ввести санкции против России. Каким именно образом Вашингтон заставляет своих европейских союзников делать то, что он хочет, никогда не проясняется.

Сделать Германию вновь суверенной

Стоит отметить, что и радикально левые, и правые партии осуждают Германию по вопросу суверенитета, а точнее его отсутствия. Комментарий «Левого» депутата по вопросу санкций прекрасно это иллюстрирует: «Госпожа Меркель, вы раб американского правительства». Постоянно поднимая вопрос суверенитета, левые возвращаются к догматам национального государства, сближаясь с крайне правыми в их риторике. Такая позиция полностью совпадает со словами Владимира Путина о США «как патроне и спонсоре» европейских держав, лишенных возможности действовать как суверенные государства.

В этом вопросе «Левые» расходятся в позициях с известными социал-демократами, такими как Маттиас Платцек, который представляет Германо-российский форум, или экс-канцлер Герхард Шредер, отстаивающий интересы аффилированного с Россией «Северного потока». Шредер и Платцек защищают ревизионизм Путина из-за своих личных экономических интересов.

Солидарность крайне левых с Россией и, в частности, с Путиным – это частично результат идеологических установок (суверенитет против нерегулируемого капитализма; защита социально незащищенных против экономических потерь от санкций), а частично конкуренции с крайне правыми, с которыми «Левая Партия» «делит» потенциальные голоса (разжигание антиамериканизма в случае с беженцами и экономическими санкциями).

Решение проблемы крайне левых (как и правых) напрямую зависит от экономического развития, поддержания закона и порядка. Лучшим же ответом является большая, а не меньшая интеграция с ЕС. Европейский финансовый договор был первым шагом в правильном направлении, а теперь – с учетом возрастающих рисков терроризма в европейских городах – крайне необходимо улучшение управления общеевропейской границы, а также большая координация деятельности спецслужб. И даже если представить, что немецкое правительство решит пожертвовать Украиной и снимет санкции, выбирая меньшее из зол, проблема радикальных партий не будет решена. Поэтому требуется ряд поощрений, чтобы укротить «центробежные силы» ЕС, а также нельзя действовать односторонне, как это было в случае с политикой «добро пожаловать мигранты» прошлым летом.

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі