Месть и заговор: как Польша переписывает историю

Месть и заговор: как Польша переписывает историю

Как считает польская партия власти, 26 лет с момента падения берлинской стены, которые отметились демократическим переходным процессом и вступлением в Европейский Союз, представляют собой всего лишь исторический маскарад.

В то время как Европа разрывается на части между угрозой выхода Великобритании из ЕС, миграционным кризисом и последствиями терактов, пока Сирия вступает в уже шестой по счету год гражданской войны, а Украина все никак не может урегулировать конфликт с Россией, Польша ставит перед собой иные приоритеты. Правительство партии «Право и справедливость» президента Анджея Дуды и премьера Беаты Марии Шидло стремится дать отпор угрозе, которая, если верить руководству страны, нависла над ее историческими, религиозными и культурными корнями.

Как бы то ни было, в реальной опасности становится приверженность Варшавы европейским ценностям, тогда как члены ПС кричат о нежелании действовать по указке Брюсселя, чтобы тем самым отстоять национальный суверенитет, пусть и в ущерб демократии. А принятое 13 апреля Европейским парламентом заявление с выражением обеспокоенности по поводу «ступора Конституционного суда Польши, а также ситуацией с правами человека и правовым государством», ровным счетом ничего не меняет…

Польское правительство никогда не скрывало своих планов, и теперь, через пять месяцев после его прихода к власти, «консервативная революция» идет полным ходом… Несколько недель назад под угрозой оказалось право на аборт, хотя оно фактически и так почти что не существует в этой стране суровых католических нравов: за исключением случаев беременности в результате насильственной или кровосмесительной связи, а также нарушения развития плода и угрозы для жизни и здоровья женщины, полькам приходится ездить на процедуру в соседние страны, прежде всего в Германию и Чехию. Споры сейчас достигли своего апогея, а каждые выходные проходят демонстрации либералов и консерваторов (во главе с церковью), которые стремятся в принципе запретить прерывание беременности и даже доходят до требований об отмене дородовых врачебных осмотров.

Образовательную систему тоже ждут «перемены к лучшему». Новое правительство считает чрезвычайно важным повысить историческую и национальную культуру граждан. Так, советник правительства по вопросам образования Анджей Васько (Andrzej Waśko) недавно заявил, что молодежи следует наизусть учить стихотворения выдающихся представителей пантеона национальной литературы. В интервью изданию Gazeta Wyborcza он отмечает, что «проблема не в том, что молодежь не читает, а том, что она читает разнородные вещи. Поэтому она будет только рада вернуться к основам…

Валенса, нападки на символ

Чтобы лучше понять наметившийся сегодня в стране раскол между ультраконсервативным правительством с подавляющим большинством мест в парламенте и «либерально-демократической» оппозицией левых и правоцентристов, следует погрузиться в один из самых известных периодов ее истории, вернуться к гданьским верфям и варшавским застенкам. К одному из главных символов страны, Леху Валенсе, нобелевскому лауреату 1983 года и президенту с 1990 по 1995 год.

16 февраля этого года вдова генерала Кищака (глава польских спецслужб, которых боялись не меньше, чем Штази в ГДР) обнародовала невиданные ранее документы. Они подтвердили, что Валенса был активным агентом и информатором разведки с 1970 по 1976 год, то есть задолго до появления «Солидарности» в 1980 году. Сам он, кстати, никогда не скрывал прошлых связей с полицией режима. Как бы то ни было, на этот раз речь идет о доносе. Валенса отрицает, что сдал полиции лидеров забастовочного движения тех лет. Однако Институт национальной памяти (этому органу поручено пролить свет на период с 1939 по 1989 год, и сегодня он превратился в настоящую «полицию истории») опубликовал показания товарища Болека (его кодовое имя), не дожидаясь их экспертной проверки, чем еще больше обострил и так напряженную политическую обстановку.

В начале 1970-х годов Лех Валенса был рабочим на судостроительном заводе в Гданьске. Политические репрессии тогда достигли своего апогея. В декабре 1970 года забастовка закончилась гибелью 41 человека, а протестующие были жестоко разогнаны. Чтобы не допустить повторения подобных событий, руководство завода решило расширить имевшиеся у него возможности по сбору информации. Валенса оказался в числе тех, кто, как утверждают некоторые (в частности его тогдашние товарищи), под угрозой согласились на регулярные беседы с агентами спецслужб для отчетов о забастовочных настроениях в рабочей среде. Сторонники ПС кричат сегодня об этом на каждом шагу, однако эти сведения сегодня еще только проверяются историками и экспертами. Сам Валенса не признает подлинности представленных бумаг и называет их фальшивкой.

За границей все удивляются тому, с каким удовольствием некоторые поливают грязью символическую личность, которая принесла всемирную славу стране в 1980-х годах. Годы тюрьмы, руководство «Солидарностью» и объединение оппозиционеров и представителей режима за одним столом в 1989 году — последние несколько недель все это ровным счетом ничего не значит: депутаты ПС называют легенду Леха Валенсы ложью. Цель такой клеветнической кампании в том, чтобы заменить в национальном сознании одного члена «Солидарности» другим. В этой новой версии истории покойный Лех Качиньский, бывший президент страны и член знаменитого профсоюза, должен унаследовать все лавры. Этот радикальный христианин, сторонник жесткой линии и непримиримый противник правительства, оказывается, был принесен в жертву Валенсе, оппортунисту, продажной шкуре и марионетке советских спецслужб.

Образ предателя

В такой политике «Права и справедливости» есть несомненная логика. Если Валенса дискредитирован, значит, 26 лет с начала демократического переходного процесса — всего лишь маскарад еврофилов-оппортунистов, нацеленный против честного и верующего католического народа, иначе говоря, народа-мученика. Поэтому нужно сделать все, чтобы удержать финансовые, либеральные и брюссельские силы подальше от исстрадавшегося населения. При власти «Права и справедливости» в Польше вещи представляют не черными и белыми или хорошими и плохими: они либо польские, либо антипольские.
На фоне такого переписывания истории, если какая-то национальная драма и могла сыграть на руку интересам ПС (причем с циничным отношением к трагической стороне происшествия), это была гибель основателя партии в авиакатастрофе под Смоленском (унесла жизни еще 95 человек) 10 апреля 2010 года. И хотя следствие назвало причиной ошибку экипажа и неблагоприятные погодные условия, у ПС нет и тени сомнения в том, кто виноват. Русские или «Гражданская платформа» Дональда Туска (тогдашний премьер и нынешний глава Европейского совета), или все вместе… Виновный обязательно есть, а расследования намеренно саботировали. С 2010 года трагедия под Смоленском дает все новую пищу рассуждениям об историческом заговоре.
В такой риторике есть одна ключевая составляющая: это образ предателя, с которым нужно любой ценой разобраться. В этой связи сейчас рядом с Валенсой на скамье подсудимых сидит и другой враг народа: Ян Гросс. Этот известный историк, специалист по холокосту и современной истории Польши, продемонстрировал роль польского народа в уничтожении евреев, и в частности в убийстве жителей деревушки Едвабне на востоке страны. 16 лет назад его работа породила острейшие споры, а сегодня в стране грозятся лишить его «Креста Заслуги» за антипатриотизм (после недавних заявлений о переменах в польской политике).

Реабилитация «Проклятых солдат»

Параллельно с осуждением предателей идет в стране и процесс реабилитации, к радости особенно «патриотически» настроенной части молодежи. В частности это касается так называемых «Проклятых солдат», то есть батальонов сопротивления, которые зародились во время немецкой и советской оккупации Польши в годы Второй мировой, а затем продолжили вооруженную и зачастую жестокую борьбу с СССР до 1950-х годов.

При коммунизме их история всячески замалчивалась, и большая часть их имен давно канула в Лету. Как бы то ни было, воспоминания остались живы в их семьях (по большей части на востоке страны), а также в антикоммунистическом сопротивлении. Затем они вновь вошли в официальную историю под влиянием патриотических научных кругов. Только вот они старательно воздерживаются от напоминания о самых нелицеприятных моментах этих событий, которые разворачивались посреди «Кровавых земель» (так называется книга американского историка Тимоти Снайдера) неподалеку от современной границы с Белоруссией. Дело в том, что под предлогом борьбы с коммунистическими оккупантами эти батальоны зачастую устраивали расправу над либералами, евреями, протестантами, русскими и белорусами, иначе говоря, всеми, кто не был поляком и католиком.

С 2011 года у «Проклятых солдат» появился свой праздник, 1 марта. Как бы то ни было, на их действия полностью так и не пролили свет, а в их исторической реабилитации любой акт агрессии представляется проявлением отважного патриотизма. Именно так считает историк Рафаль Внук (Rafał Wnuk), отмечая ту роль, которую играют сегодня эти солдаты для утранационалистов и зачастую ксенофобски настроенных агрессивных футбольных болельщиков. В своих работах он подчеркивает то, как эти «волки-одиночки» стали символом патриотизма и романтического самопожертвования, истинным воплощением отваги и непреклонности.

Тем не менее от героизации этих солдат до триумфа шовинистических и националистических ценностей всего один шаг. В исторической политике ПС («Проклятые солдаты» являются ее основополагающей частью) человек всегда отважен, благодетель рыцарственна, а смелость и честь важнее всего. Враг же — по-прежнему немец: если послушать нынешнее руководство, прежний нацистский оккупант не так уж далек от современного европейского лидера. Министр юстиции Збигнев Зебро (Zbigniew Ziobro) открыто выражает недовольство реакцией Германии на конституционные реформы в Польше и заявляет, что «исходящая от немецкого политика критика приобретает наихудшую коннотацию в глазах поляков. И в моих глазах. Я — внук офицера, который в годы Второй мировой боролся с нацистскими оккупантами во внутреннем сопротивлении». Таким образом, любой комментарий со стороны Германии воспринимается как вмешательство, недопустимое напоминание о самых мрачных страницах истории, проявление антипольского настроя во всем его великолепии.

«Наши темы те же»

В самом центре Варшавы в офисе «Национального движения» (несколько членов этой ультранационалистической партии прошли в парламент в октябре 2015 года) «Проклятые солдаты» почитаются наравне с основателями националистического польского движения. Здание находится напротив престижного Варшавского политехнического университета, «чтобы напрямую набирать членов», шутит вице-президент движения Кшиштоф Босак (Krzysztof Bosak). Тут мне объясняют, что Польше пора вернуться к настоящим ценностям, что она сможет восстановиться только с помощью более тесных связей со своей католической сущностью (она всегда была залогом величия страны) и что отвага и честь — важнейшие ценности.

Удивительно, но точно такие же заявления (за небольшими изменениями) звучат и от многих юных активистов ПС. На вопрос о том, что же отличает его партию от более радикальных ультраправых течений Конрад Зеленецкий (Konrad Zieleniecki), депутат муниципального собрания из города Белосток на востоке страны, отвечает почти с нежностью в голосе: «У нас одни темы, мы разве что несколько сдержаннее». Словно умудренный годами активист говорит о юном последователе, который еще не растерял веру в утопии.

Заручившись абсолютным большинством в парламенте, «Право и справедливость» запустила процесс «ополячивания» страны. Что парадоксально, так как местное общество уже является самым однородным в Европе, подавляющее большинство населения — католики, а доля иностранцев меньше, чем в любом другом государстве ЕС. Причем в этом плане никто не собирается хоть что-то менять. После терактов в Брюсселе премьер-министр Беата Мария Шидло сразу же заявила о «невозможности» принять даже небольшую группу мигрантов.

Еще один тяжелый удар для Европы, единство которой еще никогда не было столь хрупко. А также потенциальная опасность для людских свобод и разнообразия во имя Польши, которая все больше замыкается на своей однородности и убеждениях. Дело в том, что в мессианском, черно-белом и однобоком взгляде сторонников ПС на историю прослеживается пугающая убежденность в том, что «Бог разберется».

источник: Slate.fr, Франция, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі