Война на Донбассе: почему контроль над границей не приведет к разгрому ДНР...

Война на Донбассе: почему контроль над границей не приведет к разгрому ДНР и ЛНР

В четверг, 14 апреля, исполнилось ровно два года со дня начала АТО на Донбассе, которая должна была завершиться уничтожением террористов и взятием под контроль всего периметра государственной границы в Донецкой и Луганской области. Процесс затянулся и теперь напрямую связывается с выполнением Минских соглашений. Москва требует, чтобы сначала была проведена амнистия для всех «ополченцев», затем — выборы по украинскому законодательству и конституционная реформа, по результатам которой оккупированным районам Донбасса должен быть предоставлен особый статус. После этого госграница будет передана под контроль украинских властей. Киев считает, что следует начинать именно с передачи контроля над госграницей. Между тем, анализ сложившейся ситуации дает основания предположить, что взятие границы под контроль, следуя букве Минских соглашений, не означает скорого завершения войны, а наоборот, грозит украинской армии новыми жертвами и новыми «котлами».

Обстановка в зоне боевых действий продолжает ухудшаться. По данным пресс-центра штаба АТО, по состоянию на 18:00 14 апреля, противник совершил 50 обстрелов позиций украинской армии. Символично, что именно вчера исполнилось ровно два года со дня начала АТО на Донбассе. Сначала основные боевые действия велись вокруг Славянска, занятого боевиками Игоря Гиркина (Стрелкова), а затем распространились на значительную территорию Донецкой и Луганской области. Несмотря на это, военное руководство Украины планировало уничтожить боевиков к осени 2014 года и взять под контроль огромный участок государственной границы в этих областях, через который боевики получали снабжение и подкрепления.

Прямое вторжение российской регулярной армии в августе 2014 года не только спасло так называемое «ополчение» от разгрома, но и привело к поражению украинской армии под Иловайском, после чего ВСУ при планировании наступательных операций уже не могут не учитывать «российский фактор». Урегулирование конфликта теперь связывается с соблюдением Минских соглашений, заключенных во время активизации боевых действий зимой 2015 года, вследствие которых ВСУ потеряли контроль над Дебальцево.

Как известно, российская сторона настаивает на следующей последовательности реализации Минска-2: сначала амнистия для боевиков, затем выборы по украинскому законодательству и завершение конституционной реформы, по результатам которой оккупированным районам Донбасса должен быть предоставлен особый статус. После этого весь периметр государственной границы в Донецкой и Луганской области может быть передан под контроль украинских властей. По крайней мере, именно такие требования были названы в январе Полномочным представителем России в Трёхсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на востоке Украины Борисом Грызловым, во время его визита в Киев. Стоит, впрочем, отметить, что, по предложению Грызлова, выборы на территориях, подконтрольных так называемым ДНР и ЛНР, следовало провести не позднее марта. Ясно, что теперь время для этого ушло.

Украинская сторона, в свою очередь, требует, чтобы процесс начался именно с передачи контроля над 400-километровым участком сухопутной границы в Донецкой и Луганской области. По мнению политиков и военных, это является гарантией быстрого завершения войны, поскольку тогда боевики не смогут получать подкрепления. В частности, в начале лета прошлого года об этом заявил журналистам заместитель командующего АТО Валентин Федичев: «Это война военных ресурсов — боеприпасов и топлива… Без боеприпасов и топлива она станет для боевиков бессмысленной. Если прекратятся поставки из России, то боевики поймут бесперспективность сопротивления. Самые умные бросят оружие и «растворятся», а глупые продолжат воевать, но будут сломлены».

Впрочем, анализ ситуации позволяет предположить, что взятие границы под контроль в соответствии с Минскими соглашениями уже не является гарантией прекращения войны и быстрого «исчезновения» боевиков. Скорее наоборот, возможно повторение трагических событий лета 2014 года и грандиозных приграничных «котлов», в которых могут оказаться украинские войска. Более того, проблемы могут начаться даже в том случае, если будет соблюдена очередность, на которой настаивает украинская сторона.

Согласно п.10 Минских соглашений, с территории Украины, под наблюдением ОБСЕ должны быть выведены все иностранные вооружённые формирования, военная техника и наёмники. По оценкам СБУ, вооруженные формирования так называемых ЛНР и ДНР насчитывают 35,3 тыс. человек, в том числе около — 7 тыс. российских военных. «По состоянию на 9 марта, это 35 тысяч 280 человек, 475 танков, 822 БМП и так далее.Их можно разделить на три категории: местные жители с оружием в руках, казаки и наемники, а также кадровые военные России», — сообщил журналистам представитель СБУ Юрий Тандит. Сейчас эти силы преобразованы в два армейских корпуса, один из которых дислоцируется на территории, подконтрольной ДНР, а другой — в ЛНР. Командование этим соединениями, по данным украинской военной разведки, осуществляется российскими офицерами, а вертикаль доходит до руководителей Генштаба РФ. На момент подписания Минских соглашений этих «корпусов» у боевиков еще не было.

В то же время эти «армейские корпуса» вполне можно назвать, например, «народной милицией», создание которой предусматривается в рамках предоставления отдельным районам Донецкой и Луганской области особого статуса. Более того, российское руководство в любой момент может откреститься и от своих военных, и от боевиков, и от техники, которую она привезла на Донбасс. Собственно говоря, президент РФ уже сделал это осенью прошлого года на встрече с представителями «нормандской четверки». Когда его спросили о дате отвода российской военной техники на оккупированном Донбассе, Путин ответил, что «наших там уже нет».»Пока нет или уже нет. Мы им подарили технику», — уточнил российский президент после паузы.

Такая позиция Путина дает российской стороне возможность игнорировать п. 10 Минских соглашений, делая упор на то, что иностранных войск на Донбассе нет, а значит, и выводить некого. Это, в свою очередь означает, что украинские военные, которые придут брать под контроль границу, будут иметь у себя в тылу два корпуса «народной милиции» ДНР и ЛНР, а перед собой —российские войска, которые наращивают свое присутствие у восточных рубежей Украины. По данным секретаря СНБО Александра Турчинова, ВС РФ строят новые военные объекты в Воронежской, Белгородской и Ростовской областях. Отвод российских войск не предусмотрен никакими протоколами, а это значит, что выполняя существующую редакцию Минских соглашений, украинские войска, как и летом 2014 года, могут загнать себя в ловушку. При определенном стечении обстоятельств россияне снова начнут безнаказанные артиллерийские обстрелы со своей территории, как это произошло, например, 11 июля 2014 года под Зеленопольем. Не исключена ситуация, при которой теперь уже куда лучше вооруженные и организованные боевики нападут с тыла, обеспечив новый «южный котел», но уже в намного больших масштабах.

Чтобы не допустить этого, украинской стороне придется бросать на границу огромные силы, а также строить мощные оборонительные сооружения, способные выдержать атаку с двух сторон до подхода основных сил, которым нужно будет пробиваться, преодолевая сопротивление сохранившихся «армейских корпусов» ДНР и ЛНР. Попытка возвести такую линию Маннергейма как раз и может спровоцировать конфликт, считает старший аналитик Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Анатолий Октисюк. «Чтобы удержать 400 километровый участок, нужно огромное количество ресурсов и военной силы. Но как только мы начнем строить такой укрепрайон, на оккупированных территориях возможно восстание. При этом российские войска у границ могут его поддержать и кольцо окружения сомкнется», — пояснил Октисюк.

Вторым путем решения проблемы, по мнению эксперта МЦПИ, является так называемый метод «политической коррупции», при котором контроль над границей будет оставаться условным, а интеграция оккупированных регионов будет происходить постепенно. «Это очень длительный процесс, который займет не один и не два года. С другой стороны, условный контроль над границей создаст так называемую «серую зону», где будет процветать контрабанда, беспошлинная торговля различными товарами, выгодная отдельным бизнесменам, а также нелегальный оружейный и наркотический трафик. Но, по большому счету, в обоих случаях, взятие границы под контроль мало что дает украинской стороне», — заключил Октисюк.

Впрочем, после публикации в немецкой газете Bild материала, в котором утверждается, что Россия полностью контролирует оккупированные районы Донбасса, перспективы «мирного» возвращения Донбасса в Украину видятся туманными. Сложно себе представить, что российская сторона, которая потратила столько времени для того, чтобы сформировать «армии» ДНР и ЛНР, вдруг решит их распустить. А это значит, что попытка вернуть контроль над восточными рубежами с Россией, следуя букве Минских соглашений, может оказаться бессмысленным и опасным предприятием, способным привести только к новым жертвам и новым «котлам».



загрузка...

Читайте також

Коментарі