Ломаная линия Путин: между Бараком и Рамзаном

Ломаная линия Путин: между Бараком и Рамзаном

Барак Обама — «порядочный человек», а Рамзан Кадыров — он с Кавказа, там «люди горячие». В ходе вчерашней, прямо скажем, скучноватой «прямой линии» президент РФ высказал довольно мало ценных мыслей, но эти две показались весьма интересными и важными. На фоне происходящего в политике внешней и внутренней.

О том, что на самом деле думает Владимир Владимирович о Бараке Хусейновиче, мы можем лишь догадываться. Особенно после того как Обама назвал великую нашу Родину «региональной державой» и с удовлетворением отметил, что ее экономика при помощи санкций «разорвана в клочья». Да, и самого Путина похвалил за пунктуальность и вежливость, прибавив еще, что тот не такой тупой, как вы думаете… Обама вообще любит потроллить того, без которого нет России, но гарант на такие провокации не ведется и, следя за базаром, как бы отделяет зловредную Америку от ее субъективно хорошего президента.

Вероятно, тут действует целый ряд факторов. Обама возглавляет единственную в мире страну, которая по военной мощи многократно превосходит Россию. Обама управляет государством, с которым Путин хотел бы дружить, перетирая в конфиденциальных беседах мировые проблемы. Обама скоро уйдет, и его московский партнер догадывается о том, что на смену этому порядочному человеку придет кто-нибудь не столь благочестивый. Владимир Владимирович будет скучать по ушедшему.

Кроме того, Путин побаивается Америки. Только этим, пожалуй, и можно объяснить его фанфаронские речи про готовность к ядерной войне и басню про радиоактивный пепел в исполнении любимого журналиста-орденоносца. Президент РФ ставит себя на место президента США и понимает, что в качестве предводителя однополярного мира он бы с этой Россией, попирающей международные законы и представляющей для Америки экзистенциальную угрозу, не стал бы слишком церемониться. Оттого выстраивание личных отношений с американскими президентами бывший подполковник КГБ считает делом совершенно необходимым. Америку надо иногда закошмаривать, а ее лидера следует удивлять манерами обходительными.

С простоватым Бушем, разглядевшим в глазах Путина нечто упоительно душевное, это получилось. Обама умен, холоден, насмешлив, медлителен, и это до сих пор вызывает у Путина некоторое беспокойство. Так что вопрос, заданный «Александром из Дубны», пришелся очень кстати, и Владимир Владимирович с удовольствием на него отвечал. Называя Обаму еще и «сильным человеком» за то, что тот умеет признавать свои ошибки, «о которых он сам сказал, в Ливии».

Правда, оратор явно передергивал, поскольку президент США не называл вмешательство американцев в ливийские дела ошибкой, а сетовал лишь на «отсутствие плана действий» после свержения Каддафи. Однако Путину, который никогда никаких ошибок не совершает, очень хотелось поддержать рефлексирующего партнера, и он не отказал себе в этом маленьком удовольствии. Он еще и тонко, осторожно шутил, как бы припоминая Обаме его бестактный троллинг.

Глубоким внутренним драматизмом был наполнен и разговор о Кадырове. У Сергея Доренко, задавшего вопрос про «врагов народа», с которыми призывал покончить глава чеченской администрации, сложная история взаимоотношений с Путиным и простая — с Кавказом. «Мы отдали власть местным, но это не работает» — в таком духе телекиллер высказывался еще два с половиной года назад, указывая далее, что регион должен возглавить «русский генерал-губернатор», что пора начинать третью чеченскую войну, ведь «полно снарядов и авиабомб ждет утилизации». Доренко патологически ненавидит Кавказ, и, вступаясь за либералов и требуя указать Кадырову «берега», он решал какие-то свои личные проблемы.

Свои проблемы решал и Путин, с необычной мягкостью отвечая на поставленный вопрос. Он кратко ознакомил притихший зал с биографией Рамзана Ахматовича, который «воевал с нами в лесу», но потом вслед за отцом «пришел к выводу о том, что Чечня должна быть с российским народом и должна быть с Россией». Он слегка пожурил Кадырова за несдержанность, понадеявшись, впрочем, что и к вышедшим из леса однажды «придет понимание, что… формулировать свое отношение к тем или иным оппонентам крайними способами — это не значит способствовать стабильности в нашей стране». И даже покаялся под конец, словно Обама какой, сообщив, что, наверное, несет личную ответственность за поступки вспыльчивого Рамзана.

Сюжет прямо захватывал. Путин знает, что если он сменит незаменимого, то ему в России многие будут аплодировать. Начиная с силовиков, кончая недобитыми демократами, да и среди чеченцев найдется немало тех, кто вздохнет с облегчением, узнав о кадровых переменах в Грозном. Однако неуправляемый с виду Кадыров нужен Кремлю ничуть не меньше, чем все полки грядущей нацгвардии вместе взятые. По крайней мере сегодня.

Он дорог Путину как живой образ прирученного врага, который стал другом, братом, сыном. При всей своей ершистости он удобен, ибо на него и его непреклонных бойцов легко списывать некоторые перегибы в священной войне с несогласными. Подобно американским империалистам, он внушает смутную тревогу. Что же касается современной системы сдержек и противовесов, то Кадыров занимает в ней уникальное место, заставляя указанных выше силовиков помнить, что не только они с Путиным выше Закона.

Там, рядом с ними, на небезопасно близком расстоянии парит и Рамзан, заметно перевоспитавшийся в ходе длительного общения с Владимиром Владимировичем, но все же не до конца. Ему тоже все дозволено в дискуссиях с национал-предателями, только чуть-чуть побольше. А вместе они выполняют одно чрезвычайно важное государственное задание. Важнее не бывает, если не считать войны с Америкой, но она, к сожалению, не по зубам. Обама, как бы сказать, лучше вооружен в спорах с нашим начальством, нежели Немцов, Касьянов, Навальный. Аргументы у него повесомее.

Короче, президент РФ разослал сигналы, и Рамзан Ахматович уже откликнулся, комментируя диалог Путина с Доренко. Он и оправдывается, и ликует, и клянется отныне слушаться старшего, поскольку «замечание Президента России Владимира Путина» для него «ЗАКОН, который… незамедлительно принят к исполнению!» Барак Обама почему-то отмолчался. Видимо, он не столь вежлив и пунктуален в сравнении с Владимиром Владимировичем. Не говоря о Кадырове с его всемирной отзывчивостью.



загрузка...

Читайте також

Коментарі