Тришкин кафтан: российский бюджет не исполним уже в двухлетней перспективе

Тришкин кафтан: российский бюджет не исполним уже в двухлетней перспективе

Действия российского правительства напоминают действия персонажа русской басни Крылова Тришки – когда у него прохудился кафтан, он стал отрезать кусок ткани от другой его части на заплатку – в результате дыра образовывалась в новом месте.  Российское правительство категорически не умеет и не хочет сокращать расходы и даже в кризис наращивает их, вопреки всякой логики. Ведь за статьями бюджетных расходов с одной стороны стоят влиятельные лоббисты и друзья Путина, а с другой – необходимость поддерживать социальные обязательства бюджета, т.к. именно их резкий рост – более чем в два раза в реальном выражении (с поправкой на инфляцию) – в первой половине нулевых обеспечивал популярность властей. Относительно сегодняшней экономической картины очень показательные цифры дает вот эта статистика – реальные заработные платы за 2015 год упали на 9.5%, а в долларовом эквиваленте благодаря девальвации последних двух лет средняя зарплата упала практически вдвое – с чуть более $900 до менее чем $500. Простой человек, разумеется, не рад снижению своих доходов. Тем более что в наступившем году (в отличие от кризиса 2008-2009 года, когда на это были оправданно израсходованы существенные средства) не предусмотрено индексации заработной платы для работников бюджетной сферы вообще, а для пенсионеров она запланирована на уровень ниже инфляции, на 4%. При этом, в 2015 году инфляция в России превысила 12%, и многие полагают, что и в текущем году она не сократится вдвое, как это почему-то рассчитано в бюджете на 2016 год.

Доходы бюджета существенно зависят от цены на нефть. Да, их не научились точно считать, но нисходящий тренд ясен. Если в российский бюджет заложена цена на нефть в $50 за баррель, то самое авторитетное американское государственное агентство EIA дает цифры менее $40. Понятно, что это прогноз «де-факто», но все равно видно ухудшение по сравнению с прошлым годом: для сравнения, $51 за баррель это средняя цена прошлого года, когда цены падали от менее чем $45 в начале и росли до почти $70 в мае, чтобы к концу года вновь упасть уже ниже $40. В первые два месяца текущего года цены падали и ниже $30, поднимаясь до $40 лишь весьма ограниченное количество дней. Некоторые возлагают большие надежды на встречу ОПЕК+Россия в Дохе, но они вряд ли оправданы: ведь речь идет лишь об отказе от дальнейшего наращивания добычи и ее фиксации на уровне января (исторически рекордной и для Саудовской Аравии, и для России), да и доля ОПЕК даже вместе с Россией составит лишь половину мировой добычи, в отличие от картельной ситуации 70-х.

В этой ситуации для покрытия бюджета запланировано потратить 2 трлн рублей из резервного фонда. То есть почти уполовинить его за год, т.к. на начало апреля он насчитывает 3.42 трлн рублей. Есть еще фонд национального благосостояния, который в теории предназначен для длинных инвестиций и баланса пенсионной системы, но он в российской системе власти может быть моментально потрачен на что угодно – хоть на кредит падающему режиму Виктора Януковича на Украине, как это было в 2013 году. Но и этот фонд не бесконечен – сейчас там 4.3 трлн рублей. И это, напомню, при ценах в $50 за баррель. Если мы их усредним по итогам трех месяцев примерно до $35, то это означает, что за 2016 год резервный фонд потрачен почти полностью.

Правда, у бюджета есть несколько «заначек». Во-первых, это в очередной раз отнятая у россиян годовая накопительная пенсия (оценивается в 342 млрд). Во-вторых, это неиспользованные остатки (150 млрд), за счет которых сформирован специальный президентский фонд, решение о расходовании средств которого принимает Путин лично. Точная сумма остатков станет известна в апреле, по некоторым оценкам она значительно выше – за счет невыполнения государственного оборонного заказа. В-третьих, это возможность внешних займов на сумму до $3 млрд (порядка 200 млрд рублей).

Впрочем, в предвыборный 2016 год Путин должен был «с барского плеча» объявить о подарке пенсионерам – дополнительной индексации пенсий до уровня инфляции. Именно туда и планировалось потратить наличные резервы.

Но цены на нефть падают. Что предлагает правительство Путина? Правильно, не снизить, а повысить расходы! В результате двухмесячного обсуждения родился удивительный документ – антикризисный план Правительства России на 2016 год.  Он вызывает у человека, который привык работать с правительственными бумагами, просто оторопь. Ведь примерно в половине строк расходов (например, та же индексация пенсий, лекарства для тяжелобольных, новые дотации сельскому хозяйству и многое другое) стоит прочерк. Тем не менее, даже утвержденный план превышает 650 млрд рублей. Кроме очевидных расходов, вроде необходимого замещения дорогих кредитов коммерческих банков для региональных бюджетов дешевыми бюджетными, большинство остальных статей осталось отражением лоббистских успехов. К примеру, больше всего предусмотрено средств (137 млрд) на поддержку автомобильной промышленности. Бесспорно, это процикличный сектор, но разве он важнее, чем, скажем, субвенции безработным (5.5 млрд рублей)? Или поддержка ипотеки (всего 16.5 млрд рублей, а ведь жилищное строительство это не менее процикличный сектор, нежели автопром). Ларчик открывается просто – есть в России такой «Автоваз» принадлежащий госкорпорации «Ростехнологии», он вечный банкрот, ему и пойдут в основном эти деньги. Масса статей плана требует еще бюджетных расходов – например, предоставление различных налоговых льгот, все это не учтено вовсе.

В плане вообще не обсуждена судьба госкорпорации Внешэкономбанк. Она также активно брала кредиты, и в результате успешного кредитования разного рода олимпиад и покупок по политическим директивам за рубежом, по собственным данным ВЭБа ее убыток за 2014-первое полугодие 2015 года составил 322 млрд рублей. Неофициально никто из чиновников не называет цифры ниже триллиона рублей. Дефолт ВЭБа по последствиям может быть приравнен к суверенному дефолту – значит, правительство будет его спасать.

Таким образом, при сохранении примерно нынешнего уровня цен на нефть, очевидно, что средства обоих суверенных фондов могут быть потрачены в 2016-2017 году только на поддержание текущих расходов бюджета. А сюрпризы (например, дальнейшая докапитализация банковской системы, ведь не только ВЭБ, но и Агентство по страхованию вкладов столкнулось с проблемой нарастания числа страховых случаев) могут быть не только в 2016 году, но и в 2017.

А в 2018 году Россию ждут президентские выборы. Впрочем, у правительства всегда в запасе остается «белорусско-венесуэльский» сценарий решения бюджетных проблем – то есть масштабная денежная эмиссия с последующей инфляцией. Например, декретно повысив зарплаты в 2010 году (год президентских выборов в Беларуси), на следующий год Лукашенко получил годовую инфляцию в более чем 100%. На таком сценарии настаивают советник по экономике Сергей Глазьев или уполномоченный по защите бизнеса Борис Титов, являющиеся соавторами недавнего доклада.  И это, отчасти, понятно, старая популистская идея «напечатать много денег и раздать» куда проще, чем защита бизнеса от государственного вмешательства.

Хотя за последние двенадцать лет денежный агрегат M2 (наличные рубли в обращении плюс рубли на счетах населения и организаций, являющихся резидентами России) в России и так увеличился в 10 раз – с 3.2 до 35.8 трлн рублей (для сравнения в США или зоне евро – в два раза) и дополнительная печать денег вовсе не повысит монетизацию экономики, если на эти деньги, например, купить иностранную валюту, что скорее всего и произойдет – Глазьев и Титов не дают убедительных объяснений, каким образом удастся изолировать вновь напечатанные деньги от валютного рынка. Однако, стараниями экономического блока правительства такого развития событий удается избежать.

Сторонники российской оппозиции иногда спорят – а с точки зрения оппозиции, «чем хуже в экономике, тем лучше для оппозиции», или нет? Скорее нет. В условиях резкого экономического спада людям может оказаться не до абстракций вроде «свободы», они заняты выживанием. Например, протесты 2011 года проходили на уровне весьма приличного экономического роста 4.3%. В 2004 же году, в соседней Украине революция произошла при 12% экономическом росте – такого не было ни до, ни после. В 2013 году на Украине был нулевой экономический рост, т.е. было ни хуже, ни лучше, чем раньше. С другой стороны, не резкий, но длительный период экономических неурядиц, как это было в позднем СССР, формирует общий неблагоприятный фон для властей.

Россия, очевидно, не выдерживает колоссальных военно-полицейских расходов (военные – 19% расходов, в сумме с полицейскими порядка 32% расходов). Их невозможно совмещать даже с нынешним, скудным, уровнем расходов социальных – ведь сейчас Россия расходует резервы. К примеру, в 2012 году федеральный бюджет тратил на здравоохранение 554 млрд рублей, в 2016 году, несмотря на инфляцию – всего 490.6 млрд. За это же время военные расходы выросли с 1.9 трлн до 3.1 трлн рублей. Половина военного бюджета является секретной, что означает и то, что он служит удовлетворению не только милитаристских, но и вполне прозаических нужд российского руководства. Всего доля секретных расходов в бюджете выросла с 11.7 до 24.8%.

Стоит вспомнить, что примерно такой же (18-19%) была доля военных расходов в последних бюджетах СССР, где они стали появляться отдельными строками – ранее «миролюбивые коммунисты» просто разбрасывали их по другим статьям расходов, маскируя их высокую долю. Неспособность жить по средствам и концентрация средств на военных расходах в ущерб уровню жизни людей тогда довольно быстро, в течение нескольких лет, вызвали массовые протесты и падение коммунистического режима. Могут ли повториться они сейчас в России? Этого никак нельзя исключать. Ведь, например, и в ноябре 2011 года – всего за месяц до стотысячных митингов в Москве – обстановка казалась депрессивной, но внешне спокойной. Но важно и то, что даже если властям удастся успешно пережить выборный цикл (благодаря полному расходованию средств суверенных фондов), им все равно придется выбирать между военной и социальной составляющей.

источник: intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі