В Москве готовятся к волнением, а Кремль «закручивает гайки»

В Москве готовятся к волнением, а Кремль «закручивает гайки»

Кремль готовится к массовым акциям протеста по всей стране. Об этом свидетельствует инициатива Владимира Путина о создании в России Национальной гвардии, а также ряд так называемых «антитеррористических поправок Яровой», которые теоретически позволят властям обвинить «нужного» человека в экстремизме. Непонятно только, с кем власти собираются бороться, ведь в России сейчас — как во время тихого часа в детском саду, — задается вопросом российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Очевидно, что последние действия российских властей свидетельствуют о том, что в Москве готовятся к каким-то массовым протестам. Но загадка заключается в том, что непонятно, с кем они собрались бороться. Кого они боятся? Кто будет осуществлять повстанческие действия? Это для меня полная загадка…

Поскольку я сам, слава тебе Господи, живу в Москве, я сам вижу, что здесь полная, кладбищенская тишина. Как в тихий час в детском саду. Никаких малейших признаков того самого колебания лодки даже в микроскоп не увидишь.

А то, что они к этому готовятся — это факт. Или, по крайней мере, делают вид, что готовятся к этому.

Честно говоря, детально я пакет «антитеррористических поправок» не изучал, но я знаю, что там речь, среди прочего, идет о том, чтобы усилить ответственность за призывы к экстремистской деятельности… Вы же прекрасно понимаете, что любую деятельность ничего не стоит назвать экстремистской или наоборот.

Естественно, это сформулировано так, что любого человека можно взять и посадить. Вот, например, меня сейчас. Потому что я разговариваю с вами, а это издание является экстремистским (в феврале Роскомнадзор обвинил издание «Апостроф» в экстремизме,— ред.). Разговаривая с вами, я поощряю экстремизм и агрессию против нашей Родины. Пожалуйста. Было бы желание. Ведь этого можно и не заметить. Это зависит исключительно от «доброй воли» чиновников, которые принимают соответствующее решение.

Если взять пример с заявлениями Пескова накануне публикации документов «панамагейта», когда он анонсировал информационную атаку на Кремль, то его высказывания были на редкость глупые. Я не знаю, можно ли слова о том, что заявления Пескова были глупым,и считать экстремизмом, но с моей точки зрения, именно так и было. Потому что несмотря на то, что появилась «Панама» и так далее, и так далее, никто в России эту «панаму» не носит. По телевизору это толком не объяснили. Так что процентов 90 населения не знает, о чем идет речь.

Ни малейшего волнения, раздражения, ожесточения, обиды, недовольства и прочих эмоций такого рода в РФ это не вызвало. Интереса даже такого не было.

Вместе с тем, в Кремле знают гораздо больше, чем простые обыватели. Но для того, чтобы видеть настроения людей, мне никакая сверхсекретная информация не требуется. Мне достаточно просто сходить на улицу, посмотреть на людей, ездить в метро и разговаривать с ними. Вот и все. Для этого мне не нужны дорогостоящие опросы или спецагенты.

У них (российских властей, — «Апостроф») может быть информация, что готовятся какие-то действия, теракты, еще что-то. Но для борьбы с ними достаточно имеющихся законов, а также имеющихся организаций. Тем временем, массово вообще ничего не предвидится.

К выборам в сентябре это тоже не имеет отношения. Партии экстремистской направленности регистрировать никто не собирается. Тем более, что при желании любую политическую силу можно назвать экстремистской. Вот Касьянов ездит куда-то и говорит, что Крым нужно отдать. Все, это нарушение законодательства РФ, это экстремизм. Партию регистрировать не будем. Но для этого не нужно менять законодательство. Тем более, для этого не нужна Национальная гвардия.

Судя по настроениям в обществе, выборы пройдут без сучка и без задоринки. Скучнейшие холуи, под названием «оппозиция», так называемая системная оппозиция, пройдут и получат определенное количество мест в Думе. Но они столько же думают об изменении власти, сколько я думаю о полете к Альфа-Центавре. Никакой опасности для власти они ни прямо, ни криво не представляют. Они — неотъемлемая часть этой власти.



загрузка...

Читайте також

Коментарі