«Вывод» российских войск из Сирии на фоне эскалации напряженности в Украине

«Вывод» российских войск из Сирии на фоне эскалации напряженности в Украине

Через пять месяцев после появления в Сирии российской авиации президент России посчитал, что Министерство обороны и вооруженные силы «в целом» выполнили поставленные перед ними задачи. По словам главы государства, благодаря российским военным и сирийским «патриотическим» силам стране удалось кардинально изменить расклад в борьбе с международным терроризмом, вернуть ситуацию под контроль и сформировать благоприятные условия для начала мирного процесса.

Заявление России о выводе военного контингента из Сирии облетело все западные СМИ. Тем не менее, эти самые СМИ зачастую забывают упомянуть, что боевые действия продолжаются, вступив в иную фазу. Чтобы лучше представить себе ситуацию, необходимо четко понимать, что речь идет о выводе не всего российского контингента, а лишь его части. Кроме того, за Россией остается решение о том, выводить ли «большую» часть военных или же проводить их ротацию. Наконец, в Москве подчеркивают, что при необходимости могут всего за несколько часов восстановить статус-кво.

Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что российские военные базы (морская и авиационная) Тартус и Хмеймим продолжат работать в обычном режиме, а все средства ПВО останутся на своих местах. Россияне также приступили к модернизации и оборудованию аэропорта Хмеймим, что свидетельствует о намерении использовать его в долгосрочной перспективе. Кроме того, с начала операций в Сирии, Россия расширила присутствие на военных базах Шайрат и Аль-Тайас к востоку от Хомса, которые могут использоваться для размещения ее вертолетов. Более того, аэропорт Аль-Тайас (взлетно-посадочная полоса в 3,2 км и 54 бетонных ангара) является крупнейшим в Сирии. Военное присутствие России отмечают и в других населенных пунктах на севере Алеппо.

Пока России и США не удается прийти к соглашению о прекращении огня, и оно может быть в любой момент нарушено Москвой. По всей видимости, российские военные отнюдь не собираются оставлять территорию Сирии, а все заявления о выводе войск — всего лишь часть информационной кампании.
Российская военная операция в Сирии, а также нежелание администрации Барака Обамы дать отпор Кремлю ощутимо изменили соотношение сил в сирийском вопросе. Правительственная армия потеснила оппозицию и укрепила свое положение, вернув контроль над несколькими поселениями. 18 декабря 2015 года Совет безопасности ООН все-таки принял резолюцию, которая предусматривает переговоры сирийского правительства с оппозицией для формирования правительства национального единства, составления новой конституции и подготовки к выборам через полтора года. А это разочарование для оппозиции и победа для Москвы, потому что вопрос Башара Асада даже не поднимался.

Кремль поддерживает выборы в Сирии, так как прекрасно знаком с местными стандартами свободы и вопиющей непрозрачностью голосования. После пяти лет войны провести по-настоящему честные и прозрачные выборы в такой короткий срок попросту невозможно. Понимая это, Владимир Путин может позволить себе слова об уходе Асада, если того захочет «демократическое большинство». Отметим, что у международного сообщества уже была возможность оценить то, как в России воспринимают понятие «демократия». Аннексия Крыма и война на востоке Украины служат тому прекрасными примерами.

Переговоры вокруг Минских соглашений тоже продемонстрировали, что если России не удается достичь цели дипломатическими средствами, она без колебаний применяет силу, чтобы изменить расклад в переговорном процессе. Сирийская оппозиция надеется, что решение России вывести войска — это результат давления Москвы на Асада. Как бы то ни было, не стоит забывать, что Кремль станет давить на сирийского диктатора только в угоду собственным интересам, а главная цель России в Сирии — сохранить правительство, которое бы смогло защитить эти самые интересы.

Позиция Москвы по «Исламскому государству» тоже остается по меньшей мере туманной. Из карт министерства обороны РФ следует, что российским военным прекрасно известны все позиции террористов ДАИШ и «Джебхат ан-Нусра». Однако, тут вырисовывается одна любопытная тенденция: несмотря на «ожесточенную борьбу» Кремля с ДАИШ, эта исламистская организация не совершала терактов на территории России, в отличие от других стран-участниц коалиции, ведущей ту же борьбу. Не секрет и то, что в рядах джихадистов сражаются немало российских граждан.

Европейцы в отличие от России не выставляют напоказ участие в операциях в Сирии, однако стали жертвами терактов ИГ в нескольких столицах, в том числе Париже. Брюссель же по странному стечению обстоятельств стал жертвой террористов незадолго до визита в Москву Госсекретаря США Джона Керри, который должен был обсудить с российским лидером украинский вопрос. С учетом произошедших событий тему визита изменили, а Украину задвинули в сторону.

Российская агрессия в Украине отошла на второй план, что прекрасно устраивает Кремль. Сирия успешно отвлекает внимание международного сообщества от украинского вопроса, тем более что Владимир Путин делает громкие заявления каждый раз, когда в фокусе оказывается российско-украинский конфликт. Так было во время процесса незаконно удерживаемой в России украинской летчицы Надежды Савченко и при российских наступлениях на востоке Украины. Сирийский и украинский народы оказались заложниками геополитических игр Кремля и платят высокую цену в человеческих жизнях.

Поведение России — это пощечина международному сообществу, которое не перестает призывать к соблюдению международного права, бессильного, по всей видимости, в период настоящих кризисов.

Источник: Le Huffington Post, Франция

Перевод: Иносми



загрузка...

Читайте також

Коментарі