Германский эксперт: Западу будет сложно защитить страны Балтии

Германский эксперт: Западу будет сложно защитить страны Балтии

На прошлой неделе в Латвии гостила Яна Пуглирин, руководитель центра проблем будущего Европы Германского совета по международным отношениям Альфреда фон Оппенгейма.

Эксперт, который «занимает позицию силы» — так характеризует себя Пуглирин. Она выражает поддержку планам США по усилению военного присутствия в странах Балтии, выступает за более жесткую политику Германии по отношению к России и напоминает, что Россия целенаправленно пытается разобщить ЕС и использовать его уязвимые места.

Latvijas avīze: Вы уже были  в Латвии ранее, какой тогда, на  ваш взгляд, была здесь ситуация  в сфере безопасности?

Яна Пуглирин: Впервые я побывала в Латвию в 2010 году, когда мы воспринимали Балтию как стабильный регион. Тогда состоялась конференция о сотрудничестве с Россией, и у ее участников из Германии не было сомнений на тот счет, является ли Россия партнером. У Германии было стратегическое партнерство с Россией. Опасения стран Балтии воспринимались как типичный компонент русофобии восточноевропейцев. Считалось, что Балтия воспринимает Россию слишком истерично, и балтийцам в то время советовали формировать отношения с Россией на основе доверия, быть посредниками. Сейчас немцы уже не подпишутся под формулировкой, что Россия — партнер. Однако она — и не враг.

— Немецкий историк  Герд Кенен в интервью LA сказал, что Россия в восприятии немцев сосед…

— Украинский кризис вызвал  раскол в обществе и в политике  Германии. С одной стороны, есть так называемые понимающие Путина (Putinversteher), как бывший канцлер Герхард Шредер, вице-канцлер Зигмар Габриэль, Хорст Зеехоффер, и есть позиция правительства. Теперь начали действовать также типичные рефлексы немцев, мол, проблему нужно рассматривать уравновешенно, пытаться понять обе стороны. Появляется мысль, что мы, Запад, сами виноваты: раздражали Россию расширением НАТО в восточном направлении и вмешались в коридор безопасности России. В германской политике России всегда отводилась большая роль. Появилась самокритика, что мы не воспринимали Россию как равноправного партнера.

— Не является  ли такая самокритичность немцев  односторонней и чрезмерной?

— Канцлер Ангела Меркель  в контексте украинского кризиса  заняла очень твердую позицию  по отношению к России. С началом украинских событий многим аналитикам казалось, что министр иностранных дел Франк Вальтер Штайнмайер не следует позиции правительства, а придерживается аналогичного шредоровскому курса, но он доказал обратное. В международной среде канцлер взяла на себя кризисное управление. В то же время во властных кругах есть люди, которые выступают за то, чтобы санкции были отменены или облегчены. Общество расколото, об этом свидетельствует хотя бы то, что были люди, которые выступают за нового вида отношения с Россией. Тем временем, канцлер твердо заявила, что у любого государства есть свободный выбор вступления в любой альянс. Германия против сфер влияния, мы не хотим нового Хельсинки, хотим соблюдать существующие принципы международной безопасности. Почти год вопрос Украины присутствовал в политических ток-шоу, но с лета он почти исчез из СМИ. Сейчас в девяти из десяти программ политических ток-шоу говорится о кризисе с беженцами, миграции, терроризме. В трех федеральных землях заметных успехов добилась популистская партия «Альтернативная Германия», она отводит взгляд от Украины. В Германии складывается впечатление, что на Украине царит перемирие. Словно общество уже приняло, что Крым принадлежит России.

— Вы хотите сказать, что об Украине забывают?

— Украинский вопрос больше  не находится в публичном пространстве  Германии, но канцлер сказала, что  уступок по украинскому вопросу  не будет. Был доклад Rand Corporation о военной игре, по итогам которой Россия в течение 36 часов захватывает страны Балтии. Об этом в наших СМИ не было никаких заголовков. В политических кругах Германии прозвучали ссылки на упомянутый документ, но нет газетных заголовков об этом. В неформальных беседах с представителями вооруженных сил Германии я слышала о невозможности защитить страны Балтии. При помощи обычных вооружений потенциальное нападение отразить невозможно, потому что России очень легко «замкнуть» Балтию, и союзники прибыть не смогут. Со стороны Запада нет возможности применения ядерного оружия.

— В Латвии наблюдается значительное влияние российских государственных СМИ. Как обстоит с этой проблемой в Германии?

— Russia Today говорит в аналогичном ВВС и CNN стиле, но содержание совсем другое. Часть общества Германии не доверяет богатым традициями СМИ — общественному телевидению и радио, крупным газетам Frankfurter Allgemeine, Suddeutsche Zeitung, потому что бытует мнение, что их повестку дня диктует государство, что правда остается несказанной, и эти СМИ называют «лживой прессой». В то же время лозунг Russia Today в Германии: «Мы говорим о том, о чем другие не сообщают». Канал позиционирует себя как последний бастион истины. В Германии работает также Sputnik. У поколения, которое родилось и выросло после воссоединения Германии нет памяти о холодной войне. Молодые люди выросли с сознанием, что Россия партнер. Знаю, что в свое время намного больше школьников выступало против войны в Ираке и политики Джорджа Буша, чем сейчас за освобождение пилота украинской армии Надежды Савченко. Антиамериканизм доминирует среди молодежи, для нее угроза — капитализм.

— Для них Путин, словно хиппи?

— Немного. Путин — союзник  для всех, кто против власти, против  глобализма, против капитализма, против TIIP (Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства), против ГМО и т.д. Но в то же время никто не хочет жить при системе авторитаризма.

— Каковы цели  российской пропаганды в Германии?

— Цель руководства России — ослабить канцлера Германии Ангелу Меркель, потому что она твердо выступила за санкции против России. Россия активно работает с проблемой беженцев, культивируя страхи Европы. Сейчас у стран-членов ЕС нет единой позиции по этому вопросу, и ситуация складывается в пользу России. Ясно, что еще раз принять миллион беженцев будет нелегко. При помощи этой проблемы Россия может настолько ослабить Германию и расколоть ЕС, чтобы Меркель ушла в отставку.

— Какое правительство  Германии было бы хорошим для  России?

— Вроде шредеровского, но  в политике Германии, судя опросам  общественного мнения, у социал-демократов  дела сейчас не ладятся. Зигмар Габриэль высказывался в пользу Путина. У социал-демократов есть определенная восточная политика.

— А как с режимом санкций, причинил ли он ущерб экономическим кругам Германии?

— Канцлер добилась того, что политика превалирует над экономикой. Германия сумела сохранить свою геоэкономическую силу благодаря тому, что политическое руководство определило приоритеты в отношениях с Москвой. Предприниматели согласились с режимом санкций против России, но ждут момента, когда снова можно будет торговать и ситуация изменится. Руководитель Siemens посетил Москву, есть также многие другие заинтересованные компании, к примеру, сеть супермаркетов Metro. У определенной части немецких предпринимателей большой интерес к сотрудничеству с Россией, и в этом смысле есть большое предпринимательское лобби, на канцлера оказывается давление. Многие предприниматели хотят убрать санкции уже сегодня.

— В Латвии недавно  создан фильм »Генеральный план», в котором показано, как Россия  используя разного рода маргиналов, пытается расколоть общество, нацеливаясь главным образом на местных русских…

— Однако здесь в Балтии  очень мало русских, которые хотели  бы жить в России. Существует  риск возможного раскола общества. Но я не думаю, что, к примеру, русские из Нравы хотели бы жить в России. В конце концов, модель ЕС в смысле свободы более привлекательна.

— Как вы оцениваете безопасность государств Балтии?

— Необходимо рассматривать регион Балтийского моря в целом. Государства Балтии находятся  у линии фронта новой конфронтации с Россией, это граница между демократией и автократией. Скандинавия — хрупкая, потому что там есть Финляндия и Швеция, которые не являются членами НАТО, и есть Норвегия, которая находится в составе НАТО, но не представлена в ЕС. Если что-то случится, у нас будут сложности в том, чтобы защитить Балтию конвенциональным путем. Большим вызовом в Балтии может стать гибридная война — сколько «зеленых человечков» должно проникнуть, чтобы вступил в силу 5-й параграф договора НАТО? Запад должен сделать акцент на этот регион, который все-таки является уязвимым местом ЕС и НАТО. Необходимо продумать задачи обороны здесь. Копию крымского сценария Россия пыталась реализовать в восточной Украине, но там это не сработало. Это не сработает и в Нарве. Бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен в свое время выразил обеспокоенность по поводу того, что в Нарве крымский сценарий может повториться, но я это не считаю вероятным.

— Есть ли у  вас опасения, что в НАТО не  будет единства в таком случае?

— Если НАТО не сможет договориться, это будет фатально, потому что тогда НАТО окажется со спущенными штанами. Посмотрите на Францию: первым, к кому президент Олланд направился после терактов в Париже, был Путин. Угроза единству НАТО делает нас уязвимой.

— Как вы смотрите на то, что США намереваются разместить в странах Балтии больше своих войск?

— Это позитивно для Балтии. К тому же, американцы  объявили о четырехкратном увеличении  своего финансирования на нужды  безопасности Восточной Европы  — это хорошая новость. По отношению к России нужно сохранять твердую позицию. С одной стороны должен быть кулак, с другой — протянутая рука. Я всегда за протянутую руку, но сейчас мы должны видеть, какова реальность. Пример Украины показывает, что американские войска в Балтии нужны на долгий срок. Что касается внешней политики Германии — при некоторых обстоятельствах всегда можно сделать больше. Мы одна из трех сильнейших наций, участвующих в защите государств Балтии. Правда, Германия не знает, каково ее политическое видение в сфере отношений с Россией. Германии нужна новая политика по отношению к России.

— Какая политика  Германии по отношению к России  желательна?— Никакой модернизации  партнерства. Это должна быть  политика сдерживания с большими  элементами вовлечения. На долгосрочную  перспективу мы должны формировать реалистичную политику по отношению к России — необходимо определить, где возможно партнерство, и где мы скажем «нет», чтобы не подыгрывать России. В этом смысле Сирия — очень хороший пример. Западные страны сказали, что там нет военного решения, а Путин накануне реализовал кампанию на Украине, а потом предложил военное решение в Сирии, снова смешав карты. Мы должны извлечь из этого урок, чтобы не допускать ошибок в будущем.

— Многие эксперты  говорят, что Путин непредсказуем…

— Он — тактик, его цель — отвод войск США из Европы, введение нового порядка — новые Хельсинки, Ялта или Венский конгресс. Мир со сферами влияния, а также раскол и ослабление ЕС. ЕС в настоящее время столкнулся с рядом угроз: возможный выход Великобритании из блока, украинский кризис, миграционный кризис, Сирия. Используется любое открывающееся окно, и пропаганда очень быстро переключается с одной кампании на другую. Россия очень успешно использует кризис с беженцами. Если бы «Оскар» присуждался за самое успешное политическое достижение, то в 2014 и 2015 годах его получил бы Путин. Почему? Крым уже считают российской территорией, на восточную Украину больше никто не смотрит, там размещены российские войска. В Европе кризис, недостаток солидарности. Происходит самоуничтожение Запада, и мы сами наносим раны своим ценностям.

Источник: Latvijas Avize, Латвия



загрузка...

Читайте також

Коментарі