Молдавия: объединение с Румынией как путь в ЕС?

Молдавия: объединение с Румынией как путь в ЕС?

Кишинев — Десятилетие назад за объединение двух государств высказывались от силы 10-15% граждан Молдавии, сейчас — 21%

Пик митинговых страстей в Молдавии пошел на убыль, и в республике стала налаживаться обычная жизнь. Правительство вернулось к рассмотрению повседневных проблем, парламент возобновил обсуждение жизненно важных для страны вопросов. На площади Великого национального собрания постепенно начали разбирать «увядающий» форпост протестующих против нынешних властей членов Платформы «Достоинство и Правда», превратившейся в партию (с одноименным названием) и включившейся в кампанию по выборам президента.

Однако, в воскресенье главная транспортная магистраль молдавской столицы и все прилегающие к ней улицы вновь были перекрыты. А центр города заполнили унионисты (так здесь называют сторонников объединения Молдавии с Румынией), чтобы отметить 98-ю годовщину присоединения Бессарабии (территория сегодняшней Молдавии между Прутом и Днестром) к Румынии.

История повторяется?

За 25 лет независимости страны ее гражданам довелось быть свидетелями не одной такой манифестации, участники которых требовали «незамедлительного восстановления исторической справедливости» — воссоединения «двух румынских государств». Стоит отметить, что всерьез эти марши (в основном, численностью около двух сотен человек) не воспринимались. Но и не пресекались.

Воскресный митинг в Кишиневе, в котором приняли участие (по утверждению организаторов мероприятия) около 50 тысяч, показал, что все не так просто.

Многотысячному собранию предшествовал учредительный съезд, прошедший в Национальном Дворце республики, который носит имя выдающегося молдавского исполнителя народных песен Николае Сулака, и в котором, как правило, проходят официальные мероприятия. На съезде был избран и «Сфатул Цэрий — 2» («Совет страны — 2»), названный так по аналогии с органом власти Молдавской Народной республики, проголосовавшим 27 марта 1918 года за присоединение Бессарабии (территории современной Молдавии между Прутом и Днестром) к Румынии.

В состав Сфатул Цэрий образца 2016 года вошли очень известные в Молдавии и далеко за ее пределами личности: режиссер театра и кино Ион Унгуряну, председатель первого молдавского парламента Александру Мошану, композитор Евгений Дога, брат председателя Конституционного суда Молдавии Сильвиу Тэнасе, журналист Петру Богату и многие другие.

Съезд же принял дорожную карту, в которой указывается дата объединения Молдавии и Румынии — март 2018 год (когда исполнится ровно сто лет после принятия акта о присоединении Бессарабии к Румынии), необходимые для этого действия и финансовые ресурсы.

Напомним, в 1940 году румыны, под давлением Москвы, покинули территорию Бессарабии, и сюда вошли советские войска, и впоследствии была образована Молдавская ССР, в состав которой вошла и территория левобережья Днестра (до 1940 года Молдавская Автономная ССР, со столицей в городе Балта). Сегодня это территория Приднестровского региона.

Лишь спустя пятьдесят с лишним лет, в августе 1991 года Молдавия вышла из состава Советского Союза, провозгласив свою независимость. Тем самым вопрос об объединении перестал быть актуальным.

Кстати, у молдаван бытует шутка по поводу объединения двух государств. Когда их спрашивают, когда жилось лучше — при румынах или при Cоветах, они отвечают: самыми счастливыми молдаване были, когда ушли румыны, но еще не пришли русские. Утверждают, что это крылатое выражение впервые прозвучало из уст упомянутого уже Николая Сулака, чье имя носит сегодня Национальный дворец в Кишиневе.

Однако, «если звезды зажигают, значит это кому-то нужно». Маховик объединения  стал постепенно раскручиваться после прихода к власти в 2009 году проевропейских партий. За 7 лет горстка марширующих по окраинам города унионистов превратилась в многотысячную силу, готовую серьезно «заняться» вопросами объединения Молдавии с Румынией. А если называть вещи своими именами, то открыто выступать против государственности страны.

Миллиарды на кон

Впечатляет финансовая сторона вопроса. Если ранее один из руководителей унионистского движения Джеордже Симион заявлял, что для объединения территорий Румыния должна израсходовать более 20 миллиардов евро, то в дорожной карте фигурируют совсем другие цифры: после воссоединения двух государств румынский бюджет на протяжении 20 лет должен будет дополнительно израсходовать до 8,5 миллиардов евро, ежегодно. То есть, уже не 20, а 170 миллиардов за 20 лет. Впечатляет.
Есть еще один нюанс, который не может не настораживать. Если 10-15 лет назад за объединение двух государств высказывались от силы 10-15% граждан Молдавии, то, согласно данным последнего социологического опроса (декабрь 2015 года), этот показатель превысил 21%.
Меняется мировоззрение и в стане политиков, в том числе парламентских. Два года назад единственной парламентской силой, открыто выступающей за объединение, была Либеральная партия. А теперь к унионистам смело может присоединиться и Либерально-демократическая партия, которая еще несколько месяцев назад входила в состав правящей коалиции. Именно ее представители выступили с законопроектом об объявлении 27 марта (день присоединения Бессарабии к Румынии) национальным праздником и, соответственно, выходным днем.

И если в предыдущие годы официальные власти весьма жестко реагировали на призывы о фактической ликвидации государственности, то нынешняя реакция на воскресный митинг унионистов была весьма лояльной и толерантной. Спикер парламента Андриан Канду в этой связи заметил: «Мы обязаны уважать и соблюдать право на свободное выражение мнения, если это происходит в рамках закона». Вряд ли стоит проводить параллель, какой была бы реакция властей в любом другом государстве, если бы на центральной площади столицы звучали призывы к ликвидации существующего конституционного строя.

Резко отреагировали на выступления унионистов оппозиционные партии. Социалисты провели свой контрмитинг. А лидер пророссийской «Нашей партии» Ренато Усатый призвал власти привлечь к уголовной ответственности тех, кто выступает за свержение конституционного строя в Молдавии. И пригрозил созданием Комитетов по защите суверенитета Молдавии.

Сами участники воскресного мероприятия не скрывают «детского восторга», утверждая, что европейская интеграция Молдавии — первый шаг к ее объединению с Румынией. Видимо, некогда им внимательно изучить соответствующие документы, определяющие выбранный Молдовой политический вектор.

Идею объединения «двух румынских государств» продолжает активно продвигать и бывший президент Румынии Траян Бэсеску, озвучивая повсеместно собственный «бренд»: Молдавия (в ближайшие 20-25 лет) не сможет стать членом Евросоюза, и ее единственным шансом пробраться в Евросоюз может стать лишь объединение с Румынией. Именно Бэсеску принадлежит заявление о том, что «следующим национальным проектом для Румынии, после ее вступления в ЕС и НАТО, должно стать объединение с Молдовой».

За кадром объединения

Тем не менее, очень даже отрезвляющим (после воскресной эйфории) стало для воскресных манифестантов высказывание посла Молдавии в Румынии Михая Грибинча. «Какими бы горячими не были наши головы, нельзя забывать, что Республика Молдова 2016 года — это не Бессарабия года 1918-го, — отметил дипломат. — И по внутренней ситуации, и по границам, и по международной обстановке, да и по национальному составу».

Своего рода «холодным душем» и официальным ответом на унионистские «проекты» стала и принятая парламентом Молдавии (спустя менее недели) Декларация о неприкосновенности суверенитета, независимости и территориальной целостности Молдавии. Документ, как подчеркнули парламентарии, направлен на сохранение государственности страны.

Остается добавить, что решаются сегодня эти вопросы исключительно путем референдума, а не парламентскими постановлениями. Тем более, что народ Молдавии, как собственно и политическая элита страны, вряд ли готовы положить на алтарь объединения 25 лет выстраданной независимости.

К тому же, нелишне помнить, что Молдавия вряд ли согласиться отказаться от Приднестровского региона и от молдавского юга, где проживают в основном гагаузы, болгары, традиционно жестко выступающие против объединения Молдавии и Румынии и грозящие выйти из состава республики в случае «шагов» в этом направлении. Резонно учитывать и мнение украинцев Молдавии, в большинстве своем проживающих на севере страны. А это почти 500 тысяч граждан. Вторая (после титульной) нация в стране. Без учета их мнения вряд ли удастся осуществить этот «впечатляющий» проект. Да и у европейских партнеров, как и всего мирового сообщества, очередное «покушение» на передел существующих уже границ  вряд ли вызовет восторг.

Автор: Укрiнформ, Украина, публикация: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі