Егор Фирсов — один из самых молодых народных депутатов Верховной Рады последнего созыва — лишился своего депутатского мандата в понедельник. ЦИК быстро принял к сведению факт досрочного прекращения полномочий двух народных депутатов Фирсова и Томенко съездом партии и зарегистрировал вместо них Александра Бригинца и Дмитрия Белоцерковца. Многие посчитали такое решение спорным. О том, что думает о произошедшем сам Фирсов, а также о том, что экс-депутат планирует делать дальше, разузнала в интервью с бывшим членом фракции БПП «Четвертая власть».

— ЦИК оперативно лишил тебя и Николая Томенко мандатов и уже объявил, что вместо вас в Раду заходят другие нардепы. Что ты можешь сказать по этому поводу?

— Ну а что тут говорить, все ведь понятно. Это банальная месть. Охендовский давно уже не легитимен, и я многократно об этом говорил. Но его держат, потому что он управляем и готов выполнять любую просьбу Порошенко и его окружения, поэтому он остается на своем месте в нарушение всех норм и процедур. А тут еще выдался шанс со мной поквитаться. Конечно, проходимцы из ЦВК, которые принимали участие в организации фальсификаций, с удовольствием выполнили это задание.

Ну если моим бывшим коллегам удобнее, чтобы меня не было, а Охендовский был, то у меня больше нет к ним никаких вопросов. Не буду произносить пафосных речей. Пусть избиратели дают этому оценку. Я не желаю больше иметь никаких дел с большей частью этих людей.

— Ты собираешься как-то реагировать на происходящее?

— Наверное нет. Драться и скандалить, точно не буду. Как я уже говорил, за мандат я не держусь. Идти таким образом против системы не вижу смысла. Очевидно, что процедура была незаконной и не демократической, и очевидно, что против этого лома нет приема, потому что в стране нет демократии, а все решается по звонку из АП. Все видели видео, где на закрытом заседании фракция голосовала за то, чтобы лишить меня депутатских полномочий. И даже там они не смогли соблюсти процедуру. Даже там не хватило голосов, и пришлось врать. Что тогда говорить обо всем остальном?

Если в Украине надо лишить мандата неугодного человека или поставить на важный пост нужную фигуру — последует просто звонок в суд, и суд примет любое решение, которое нужно руководству. Власть как хочет, так и вертит законами, и ничего тут сейчас не поделаешь. Раньше у нас точно так же лишали депутатских мандатов по звонку от Януковича, и тоже ничего поделать было невозможно, пока его просто не сместили и не выгнали из страны. Все понимали, что законным путем отменить решения Януковича было невозможно, потому что Янукович и был законом. Сейчас закон — это Порошенко и его окружение.

— Намекаешь, что их ждет та же участь?

— Я не хочу повторения событий, новых жертв. Страна этого просто не выдержит. Конечно, меня очень злит, что у нас в стране такие порядки, что смена власти через революцию для нас считается уже чем-то нормальным. Но я вижу очень высокий риск повторения народного бунта. Потому что власть просто не видит берегов и ломает общество через колено.

— А ты не спрашивал у них, почему они сами пилят сук, на котором сидят? Ведь со всех сторон уже звучат предупреждения.

— Ты не понимаешь. Там все вообще другой логике подчинено. Там такой цинизм, какого обыватель себе просто не может вообразить.

Я не могу объяснить почему в целом адекватные, разумные люди, дорываясь до власти, сходят с ума и звереют о жадности. Это лежит за гранью моего понимания. В ответ на мои вопросы они только смеются. Думают, что я играю на публику, что все мои вопросы, моя позиция — это часть политического шоу. И это ужасно обескураживает. Я просто не знаю, что делать. Я боюсь, что мы движемся к катастрофе. Потому что народ очень зол и очень разочарован. Мне кажется, что следующий выплеск отчаяния — просто вопрос времени.

— Из твоих слов получается, что в парламенте ты вообще ничего не решал, и никакого толку от твоего пребывания там не было. Зачем вообще там находиться тогда?

Во-первых, все-таки решал. Не стеснялся говорить о коррупции, что раздражало всех, вплоть до президента. Проводил расследования, написал сотни запросов. Продвигал важные законопроекты: о либерализации налогообложения, ряд Евроинтеграционных проектов, а также, например, об ужесточении ответственности в сфере охраны природы, использования природных ресурсов и другие инициативы. А во-вторых, я и сам в последнее время задавался вопросом: что я здесь делаю? По большому счету депутат в олигархической фракции — это просто винтик. Я понял это, только когда оказался внутри. Был выбор — оставаться во фракции и таким образом пачкаться в тех грязных схемах, которые прокручивают друзья Черновецкого, ставшие окружением президента Украины, или выйти и лишиться мандата. Кто-то из моих коллег также, как и я не согласен с тем, что происходит, но некоторые боятся выходить из фракции, держатся за статус. Я решил, что лучше совсем уйти

— А почему сам не сложил мандат? Стоило ли дожидаться всей этой неприятной истории?

— Было и такое желание. Честно говоря, хотел плюнуть и сдать мандат, но останавливала злость на ситуацию. Ведь грановские и кононенки специально делают политику настолько грязной и паскудной, чтобы порядочные люди обходили ее десятой дорогой. Я понимал, что они только порадуются, если я сам сдамся и если другие идеалисты просто из чувства брезгливости не пойдут в политику и оставят им эту территорию. Поэтому не хотелось им из принципа уступать. Только это и держало.

А что касается всей этой эпопеи с лишением мандата, было просто интересно посмотреть, насколько они готовы упасть. Вот взять, к примеру, Луценко. Помнишь, когда его арестовали, в Донецке возник «Комитет сопротивления диктатуре», и мы все туда вступили, делали заявления, ходили на митинги… Тогда еще не было даже донецкого УДАРа, и я вообще был никем, и просто ходил и разрисовывал краской заборы, чтобы хоть что-то сделать. Писали: «Свободу политзаключенным». А теперь вот Луценко один из инициаторов лишения меня депутатского статуса. Как я уже говорил раньше — я расстроен не от того, что лишился места в Раде. А от того, что многие люди, за которых я совершенно искренне болел, оказались крысами, ничем не лучшими, чем люди Януковича. Ну что ж, я получил хороший урок. Не нужно было думать об украинской политике лучше, чем она есть.

— А зачем ты вообще пошел в БПП? Ну очевидно же, что там собрались не святые, и если уж ты столь раним, то наверно стоило это понимать с самого начала.

Напомню всем, что шел в парламент я от партии УДАР, в которой состоял с первых месяцев ее создания и которую своими руками строил в Донецке. Ты это и сам прекрасно помнишь. В 2014 была непростая ситуация – война на востоке только начиналась. Я с ребятами не выезжал из Донецкой области, в которой в один момент власти просто не стало. Мы ездили по городам, агитировали людей за Украину, противостояли сепаратистским захватам. Говорю откровенно, я верил и обещаниям Кличко, и надеялся что Порошенко не врет.

Но а потом, ты помнишь, — в один прекрасный день всех просто в темную слили в БПП, потому что Виталий Кличко принял волевое решение обменять свою партию на пост мэра Киева. И нас всех, «ударовцев», просто поставили перед фактом, что теперь мы БПП.
В партию я не вступал. Так публично и сказал, что парт билет «Солидарности» мне не нужен.

Понимаешь, в этом суть нашей политики. Все партии — фейк. Парламент — фейк. Есть 5-6 олигархов, которые за все платят и все держат. А депутаты — просто игрушки. Мы как крепостные крестьяне. Вот захотел Виталий Владимирович — и продал нас всех в другую партию. Я тоже сначала думал — «буду бороться внутри системы». Да невозможно это. Ты будешь делать ровно столько, сколько тебе позволят. А если выйдешь за красные флажки — тебя просто устранят. Хоть политически, хоть физически.

Пока у нас не появятся настоящие партии с партвзносами, со всей надлежащей структурой, мы так и будем ходить по этому кругу, так и будем барахтаться в нищете. Потому что меняются только партийные бренды. А люди за ними стоят все те же. Был «Фронт перемен» стал «Народный фронт», была Партия регионов, стал «Оппозиционный блок» и т. д.

— А откуда возьмутся настоящие партии, если люди продают голоса по 500 грн, как Кривом Роге.

— Рано или поздно они должны появиться. Мы до них дозреем, как страны Европы. Ну, или исчезнем, как государство. Потому что долго так страна не выдержит. И люди тоже. Запас прочности иссяк.

— Я так понимаю, ты разочаровался в политике. Будешь дальше ею заниматься или хватит?

— Сложно. Я на распутье… Но с другой стороны — есть злость. Я понимаю, что сдаться, уступить, махнуть рукой — это самый простой путь. Вроде как я никому ничего не должен. А с другой стороны, стыдно будет и перед собой и перед избирателями, если опущу руки. Так что политикой заниматься придется. Но одно точно решил — больше не пойду в организации, если у меня к ним есть хоть какие-то претензии или подозрения.. Это болото, где тебя или покупают, или используют, или съедают. Многие моральные авторитеты после революции пошли в олигархические фракции и превратились в ширмы, за которыми бандиты проворачивают свои дела. Получается, что все они по факту сейчас «стоят на шухере», пока кто-то за их спинами ворует.

Пока у нас будут править олигархические партии, ничего не поменяется. Будет не демократия, а телефонное право по принципу «кто больше занес». Одно из двух — или уйдет в прошлое Украина, или уйдут в прошлое олигархи и их политические проекты. А пока люди голосуют за партии, созданные на деньги 2-3 нуворишей, они не имеют права жаловаться на жизнь и на плохую власть. Посмотрите, например, что произошло в Кривом Роге. Избирателей привезли, как скотину, раздали по 500 гривен, и все проголосовали за коррумпированного бандита. Подарили ему победу в один тур. А потом эти же люди пойдут хныкать и жаловаться, что пенсия маленькая, что жизнь плохая. Нет уж, пока вы так голосуете, вы другой жизни и не достойны.

Людям придется научиться платить партвзносы и ответственно голосовать. В противном случае мы потеряем государство.

— Уже решил, в какую партию пойдешь дальше?

Об этом рано говорить… После этой всей истории и сегодняшнего дня я очень устал. Нужно как минимум отойти.

— Не боишься, что теперь к тебе пропадет интерес? Что быстро забудут?

Знаешь, мой принцип: делай, что должен, и будь что будет.

— Сейчас многие ждут от тебя, что ты будешь публиковать какой-то компромат на своих бывших коллег. Удалось что-то раздобыть за время депутатства?

Про меня точно нельзя сказать, что я молчал, пока был во фракции и копил какой-то компромат. Все факты, которые меня возмущали, я немедленно выносил на обсуждение и предавал огласке. За что и поплатился. Кстати, последней каплей стали опубликованные документы по рейдеру Грановскому, который уклонился от уплаты налогов и не задекларировал 700 тысяч долларов, которые получил кэшем на руки.

Он пришел в ярость, устроил истерику и потребовал немедленного моего устранения. Он же проследил за тем, чтобы Охендовский не затягивал с решением ЦВК.

— Тебе не угрожали? Не боишься, что дело не закончится просто лишением тебя мандата.

Абсолютно этого не исключаю. Со стороны Грановского и Кононенко уже звучали нехорошие намеки. Но как-то глупо бояться теперь, раз уж не испугались тогда Януковича и его отморозков в Донецке. Как ни крути, братва Черновецкого — гораздо мельче. И боятся их — совсем уже стыдно. Так что для меня обратной дороги уже нет.

Беседовал Денис Казанский



загрузка...

Читайте також

Коментарі