Девушки и бабушки: Путин в своей компании

Девушки и бабушки: Путин в своей компании

Элитные объекты недвижимости. Бизнесмен Григорий Баевский. Катерина Тихонова. Бабушка Алины Кабаевой, сестра Алины Кабаевой. Студентка Алиса Харчева. Дмитрий Песков опять не угадал, как в прошлый раз, весной 2015-го, когда он анонсировал клеветническую кампанию против президента РФ, посвященную его связям с Тимченко, Gunvor и «ХХ трестом», а вышла беседа с бывшим питерским бизнесменом Максимом Фрейдзоном. Интервью, одним из главных героев которого стал почему-то «Леша Миллер», якобы бравший взятки по поручению Путина. Довольно любопытный был сюжет, вскоре удаленный с сайта «Радио Свобода», но тем не менее наделавший много шума.

Тогда вопрошавшие действовали, как выразился Песков, «в стиле прокурорского допроса». Теперь, изменив стилистику, присылают в Кремль «елейно-любезные запросы», все равно, однако, «составленные в допросной по сути манере». То есть за год в отношениях пресс-секретаря президента с иностранными СМИ не изменилось практически ничего. Схема прежняя: запросы — реакция Пескова — «информационная атака». Внезапная такая, фланговая.

Схема завораживает. Хочется понять принцип ее действия и неизменность сюжета, в рамках которого журналисты допрашивают Владимира Владимировича, Песков дает им отпор, а они тут же публикуют что-нибудь совсем неожиданное. Ну и отдельно хочется разъяснить студентку Алису, которая однажды украсила собой календарь, выпущенный к 60-летию президента, но с тех пор вроде бы никаких политических подвигов не совершала. Почему пишут про бабушку Алины Кабаевой — это более или менее ясно. Но за какие такие заслуги таинственный бизнесмен мог наградить квартирой «в закрытом жилом комплексе в Москве» красивую девушку — постичь невозможно. В той знаменитой фотосессии многие же барышни поучаствовали, а недвижимостью одарили только Харчеву. Или им тоже предоставили бесплатно жилище, а мы не знаем?

Можно предположить, что механизм общения злокозненных репортеров с Кремлем таков. Года два назад, когда современный политический словарь обогатился словами типа «Корсунь», «сакральное значение», «радиоактивный пепел» и Владимир Владимирович стал всем по-настоящему интересен, о том, откуда он такой взялся, задумались миллионы людей. Зашевелились спецслужбы, заговорили свидетели, посыпались скелеты из старых шкафов. Естественно, не остались в стороне и журналисты, у которых имелись собственные досье и драгоценный опыт взаимодействия с кремлевской пресс-службой. Так, вероятно, и создавалась эта двухходовочка, в которой первым ходом были вопросы, на которые никто не собирался отвечать, а далее публиковались ответы, полученные по итогам журналистских или иных расследований. И если негодующий Песков превентивно клеймил позором любопытствующих и цитировал вопросы, то печатались тексты столь же скандальные, но связанные с иной тематикой.

В итоге получался и получается фарс. Сперва пресс-секретарь Путина рассказывает нам, допустим, про Тимченко, а мы читаем про Миллера. Дмитрий Сергеевич, смакуя детали, извещает о «неприкрытой заказухе» и поминает всуе офшорные компании, а также имя виолончелиста Ролдугина, а пасквилянты ничего про Ролдугина не пишут. Пишут про Баевского и бабушку. Причем это не значит, что спустя некоторое время в новостных лентах не прогремят снова звонкие имена Тимченко и Ролдугина, но вот на сей раз публика заинтригована счастливой судьбой студентки.

Складывается немыслимая вообще ситуация. Сперва, как бы нанося упреждающий удар, своего шефа топит информационно избалованный Песков. А потом, словно дополняя Пескова, подключается пресса и разные другие организации, включая американский Минфин и даже Госдеп. Откуда просачиваются довольно обидные для журналистов комментарии, составленные в том духе, что ничего нового тут нет. Путин, мол, «коррумпирован», да, ну и что? В Белом Доме об этом знают уже «давным-давно». После чего слово опять берет пресс-секретарь, и тут фарс обретает завершенность. Он прогнозируемо высказывается напоследок насчет Баевского, о котором в Кремле, понимаете ли, никогда не слышали, поэтому расследовать факты передачи недвижимости бабушкам и девушкам там не будут. Но это уже вишенкой на торте.

Безусловно, речь идет о заговоре. О войне, развязанной лично против Путина. Войне гибридной, как водится в наши времена. Войне, которая подразумевает партнерство в определенного рода делах и беспощадность в делах прочих. Так что Барак Обама может и похвалить Владимира Владимировича за вежливость и пунктуальность, но этим список добродетелей, подмеченных президентом США в беседах с президентом РФ, практически исчерпывается.

Дальше начинаются проблемы и вопросы, которыми вплотную занимаются собеседники Пескова и другие люди, гораздо более информированные, чем журналисты. Эти люди тоже два с лишним года подряд воспринимают присутствие Путина в политике как мировую угрозу и неустанно изучают его биографию. Изредка делясь с прессой разными эксклюзивными сведениями и ясно намекая, что узнать предстоит еще многое. Быть может, такое, что способно потрясти не только впечатлительного западного читателя, но и непрошибаемого с виду российского. Два с лишним года для холодной гибридной войны — это срок небольшой.

Самое же печальное для российской власти здесь заключается в том, что клиент им, западным исследователям и злопыхателям, достался весьма перспективный. Прямо-таки идеальный объект для инсинуаций. Политик и человек, чья жизнь заполнена разной степени тяжести уголовными тайнами, отчасти уже разгаданными, и так называемые друзья гаранта ему под стать. Перефразируя живого классика, можно сказать, что заговор против Путина существует и в нем участвует все окружение Путина, а более всего сам Владимир Владимирович. Иного трудно было ожидать, поскольку человек добродетельный или хоть не слишком склонный к преступным деяниям едва ли мог бы поставить мир на край гибели. А мир не желает погибать, оттого и вглядывается в героя с таким подчеркнутым вниманием. Продолжая допрос.



загрузка...

Читайте також

Коментарі