Война на Донбассе: почему Украина будет вынуждена уничтожить ДНР и ЛНР

Война на Донбассе: почему Украина будет вынуждена уничтожить ДНР и ЛНР

Вечером 29 марта на сайте немецкой газеты Bild был опубликован материал, в котором утверждается, что Россия полностью контролирует оккупированные районы Донбасса. По информации издания, так называемые ДНР и ЛНР превращены в марионеточные образования, которые де-факто уже входят в состав России. Такая ситуация полностью обесценивает Минские соглашения и делает бессмысленными любые выборы на подконтрольных боевикам территориях, хотя РФ и выражает свою заинтересованность именно в таком развитии событий. Если информация Bild является правильной, то проблема Донбасса для Украины может быть решена только двумя методами. Первый — полностью отказаться от оккупированных территорий: Донбасса и Крыма. Второй — попробовать отвоевать Донбасс. Если Украина действительно хочет восстановить контроль над Донбассом, то именно военное решение становится наиболее вероятным сценарием.

Немецкая газета Bild опубликовала сенсационный материал, в котором утверждает, что Россия установила полный контроль над оккупированными регионами Донбасса. В качестве доказательства издание приводит записи заседания Межведомственной комиссии по оказанию гуманитарной поддержки пострадавшим территориям юго-восточных районов Донецкой и Луганской областей Украины в Госдуме РФ от 23 октября 2015 года. Комиссия, фактически выполняет роль «теневого правительства Донбасса». Среди персоналий издание указывает вице-премьера правительства России Дмитрия Козака, заместителя министра экономического развития РФ Сергея Назарова, а также замминистра финансов России Леонида Горнина.

Полный контроль правительства РФ над финансами, налогами и рынками так называемых ДНР и ЛНР де-факто превращает «республики» в марионеточные «государства», полностью управляемые Кремлем. «Это подтверждение полного провала Минских соглашений, приверженность которым со стороны России является лишь притворством. Соответственно, требование Запада провести на оккупированной территории демократические выборы (по украинскому законодательству, — «Апостроф») являются полным абсурдом», — делает неутешительные выводы Bild.

Отметим, что Минские соглашения так никогда толком и не исполнялись. Фактически, они были нарушены с первых же минут после вступления их в силу, когда 15 февраля 2015 года боевики ДНР и ЛНР при поддержке регулярных частей российской армии перешли в наступление под Дебальцево. Обстрелы украинских позиций на линии разграничения продолжаются до сих пор, причем их география постепенно растет. Следовательно, если выводы немецкого издания верны, Владимир Путин уже добился своей цели, оставив в теле Украины «отравленную стрелу» в виде ДНР и ЛНР. Избавиться от этого вируса Украина может только двумя способами.

Первый способ — признать аннексию Крыма и полностью отказаться от оккупированных территорий Донбасса, которые уже не являются украинскими. При этом Украина должна будет зафиксировать новую государственную границу, которая будет пролегать по административной черте между Херсонской областью и оккупированным Крымом, а также по актуальной на момент принятия такого решения линии разграничения в зоне АТО.

По мнению старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Анатолия Октисюка, такой сценарий приведет, прежде всего, к снятию санкций с Российской Федерации, поскольку они потеряют всякий смысл. В свою очередь, Россия, может предложить варианты примирения и поиска компромисса в новых условиях. «Кроме того, такое решение будет полезным для дальнейшей интеграции Украины в Евросоюз и НАТО, ведь тогда получится, что у нас уже не будет территориальных споров. Высвободятся средства на проведение реформ. Фактически, наступит мир», — пояснил Октисюк.

С другой стороны, при таком развитии событий Украина может получить кризис внутри государства. Добровольный отказ от оккупированных территорий общество может счесть признанием военного поражения. Это может вызвать недовольство как среди воинов АТО, проливших кровь в боях за Донбасс, так и среди различных праворадикальных элементов. Возможны массовые акции протеста, которые могут привести к куда более драматичным событиям, чем Майдан 2013-2014 года. «Националисты и радикалы будут требовать реванша, призывать к восстановлению территориальной целостности, и эти движения будут пользоваться успехом, —считает Анатолий Октисюк. — К тому же, нельзя исключать, что обеспечив порядок на приобретенных территориях. Россия не решит двинуться дальше и отобрать, например, Харьковскую область».

Второй, еще более рискованный, способ состоит в попытке вернуть оккупированные территории Донбасса военной силой. В конце лета-начале осени прошлого года проводились сравнения военных возможностей противоборствующих сторон. Разрозненные банды боевиков российская сторона превратила в регулярную армию, которая сведена в два армейских корпуса, один из которых базируется на территории, подконтрольной ЛНР, а другой — ДНР. Командирами обоих формирований являются российские генералы. В середине января 2016 года представитель штаба АТО Антон Миронович заявил, что всего силам АТО на Донбассе противостоит группировка численностью до 40 тысяч человек, среди них — более 7 тысяч российских военных. По данным члена парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, а также координатора группы «Информационное сопротивление» Дмитрия Тымчука, эта группировка имела, как минимум, 600 танков, до 1500 единиц боевых бронированных машин, а также более 700 единиц ствольной и реактивной артиллерии. Кроме того, по словам главы СБУ Василия Грицака, на границе с Украиной формируется еще и «третий армейский корпус».

Несмотря на большое количество оружия, боевики воевать не хотят и сами опасаются разгрома. Их «командиры» жалуются на низкую мотивацию «военнослужащих» обоих корпусов, а также неспособность без поддержки России противостоять решительному наступлению ВСУ, если оно начнется. «Ополчение» без поддержки российских войск противостоять им («украинской армии», —Апостроф) не сможет. По своим морально-волевым качествам нынешняя так называемая регулярная армия ЛНР/ДНР менее боеспособна, чем наше крайне плохо вооруженное «ополчение» (в 2014 году, — «Апостроф»), — не раз говорил главарь террористов Славянска Игорь Гиркин (Стрелков).

Тем не менее, если верить Минобороны, то в начале сентября прошлого года преимущество украинской армии перед боевиками не выглядело подавляющим, а кое в чем ВСУ даже уступали. В зоне АТО украинская армия собрала группировку численностью в 73 тыс. человек. В ее распоряжении находились 360 танков, 1400 боевых бронированных машин, а также свыше 1000 единиц ствольной и реактивной артиллерии. ВСУ также держат в готовности 40 самолетов и 30 вертолетов, однако авиация на Донбассе не используется с августа 2014 года.

С момента обнародования этих данных прошло уже больше полугода, но с тех пор стороны лишь наращивали свой потенциал. К примеру, украинская сторона то и дело сообщает о новом, модернизированном либо отремонтированном оружии, поступившем в распоряжение военных. Стоит также помнить о том, что во время войны настоящие боевые возможности сторон могут быть заведомо как преувеличены, так и приуменьшены.

Как бы там ни было, но по мнению Дмитрия Тымчука, Украина располагает ресурсами для проведения наступательных операций: «Теоретически мы на это способны. Другое дело, какова готовность войск к таким действиям. Если контрактники еще воюют, то с мобилизованными могут возникнуть очень большие проблемы».

Понимая эту ситуацию, Минобороны, в рамках проведения седьмой волны частичной мобилизации решило не полагаться на военнообязанных, а сделало ставку на контрактников. Таким образом, при потребности в 25 тысяч человек, в ряды ВСУ будет призвано всего 5 или 10 тысяч военнообязанных. Остальную долю «закроют» хорошо подготовленные контрактники, из которых сразу будут сформированы передовые подразделения.

Дмитрий Тымчук и Анатолий Октисюк, также считают, что возможное наступление украинской армии вызовет негативную реакцию в Европе, прежде всего, со стороны Франции и Германии, которые обвинят Украину в нарушении Минских соглашений. «И главное, мы не знаем, как поведет себя Владимир Путин. Если он решится на полномасштабную агрессию против Украины с применением авиации и ракетного оружия, то у нас практически не будет шансов ему противостоять», — считает Тымчук.

Тем не менее, если выводы немецких журналистов верны, а руководство Украины все еще хочет вернуть Донбасс, военное решение этой проблемы становится наиболее вероятным сценарием. Минские соглашения мертвы. Их никто не собирается выполнять, по крайней мере, с российской стороны. Ведь не для того РФ формирует в ДНР и ЛНР армейские корпуса и нагоняет туда массы оружия, чтобы потом все это подарить Украине, беспрепятственно отдав ей контроль над границей. А это значит, что военному руководству нужно готовиться к операции по возвращению утраченных территорий силовым путем, которую следует начать, невзирая на позицию Запада.

Хорватии в 1995 году понадобилось 3 дня для того, чтобы в ходе военной операции «Молния» ликвидировать Сербскую Краину. Если мы боимся вмешательства России, то у нас может не оказаться и этих трех дней. Судьба украинской «Молнии» должна быть решена в течение 24-36 часов после начала операции. За это время ВСУ должны нанести боевикам такой урон, чтобы российской армии уже просто не было смысла вмешиваться и кого-то спасать. По мнению Анатолия Октисюка, момент для силового варианта может представиться, если в России наступят обстоятельства, которые не позволят Кремлю быстро отреагировать на изменившуюся ситуацию. Например, политический кризис, вызванный ухудшением экономического состояния внутри страны. Способна ли украинская армия на такой блицкриг — вопрос открытый. В любом случае, командование ВСУ не будет иметь права на ошибку, потому что последствия провала украинской «Молнии» могут быть куда страшнее последствий Майдана-3.



загрузка...

Читайте також

Коментарі