Цена неверия. Как Европа проглядела у себя сеть ИГИЛ

«Исламскому государству» (организация запрещена на территории РФ) довольно долгое время удавалось строить свою террористическую сеть в Европе, почти незамеченную спецслужбами, пишет New York Times. В большом исследовании на эту тему издание анализирует подробные показания одного из арестованных террористов, специалиста в области компьютерных технологий Реды Хаме. Этот гражданин Франции поехал в Сирию, по его словам, чтобы бороться с режимом Башара Асада, однако был быстро завербован в ИГИЛ, прошел боевую подготовку и одним из первых вернулся в Европу для подрывной деятельности. Основываясь на показаниях Хаме, на материалах судов и данных правоохранительных органов, NYT описывает основные этапы и принципы формирования мощной террористической сети в Европе. Вот главные факты.

  • Европейское ядро ИГИЛ планировало атаки еще за два года до парижских терактов. Уже тогда группировка начала отправлять своих боевиков для совершения мелких «пробных» атак для определения потенциала местных правоохранительных органов. В начале 2014 года механизм деятельности ИГИЛ в Европе уже явно просматривался. При этом местные власти продолжали заявлять о надуманности связи раскрытых террористов с группировкой и отказывались считать ее чем-то большим, чем скромное ответвление «Аль-Каиды». Даже после того, как в видео, на котором Мехди Неммуш признавал за собой ответственность за стрельбу в Еврейском музее Брюсселя в мае 2014 года, обнаружили флаг ИГИЛ, бельгийская прокуратура заявила, что Неммуш действовал независимо.
  • Со временем в обстоятельствах дел террористов, раскрытых в Европе, стало все чаще появляться имя Абдельхамида Абауда. Он оказался оперативником ИГИЛ, готовившим боевиков для атак в Европе. Большинство завербованных организацией европейцев с самого начала были франкоговорящими – выходцами из бывших французских колоний. В итоге сотрудники разведки США и ЕС все-таки признали, что в Европе действует особая ветвь ИГИЛ, подчиняющаяся «официальному представителю» группировки Абу Мухаммаду аль-Аднани. Его подразделение отвечает за поставку в другие страны (в Европу, а также в Турцию, Египет, Тунис) специально подготовленных боевиков, денег и оружия. Всего в ходе терактов, устроенных «Исламским государством» на этих территориях, погибли порядка 650 человек.
  • Взрывчатое вещество, которое находили у боевиков ИГИЛ на подпольных квартирах или в поясах смертников – пероксид ацетона, – достаточно доступно, но требует большой точности в пропорциях при изготовлении. Тот факт, что террористам удавалось его регулярно готовить и, главное, взрывать, является признаком крупной сети террористических ячеек, обладающих необходимым для этого опытом.

Подозреваемый в организации парижских терактов Салах Абдеслам арестован в ходе спецоперации в Брюсселе

Zouheir Ambar / AP / TASS

  • По заявлениям ИГИЛ, атаки в Европе могут быть как широкомасштабными, устроенными группами под предводительством лидеров организации, так и мелкими, совершенными отдельными радикалами. Последние не имеют с ней прямого контакта, но готовы действовать от ее лица.
  • Методика организации атак у ИГИЛ продолжает традицию Auftragstaktik – военной тактики, которую еще в XIX веке использовала армия Германии. Суть ее такова: командиры ставят перед подчиненными задачу и дают определенный срок на ее выполнение. Все остальное остается на усмотрение исполнителей – здесь у них полная свобода действий и максимальное отсутствие связи с головной организацией, чтобы исключить выход на нее.
  • В случае с Хаме меры предосторожности были следующие. Его задачей было «выбрать доступную цель, захватить как можно больше заложников и удерживать их, пока силовики не сделают из него мученика». Хаме было запрещено передавать зашифрованную информацию по электронной почте, чтобы отправитель и адресат не могли быть раскрыты. Связываться с командованием он должен был по турецкому телефонному номеру – сам телефон при этом находился в Сирии, но достаточно близко к Турции, чтобы ловить ее сеть. Террористы рассчитывали на то, что правоохранительные органы проигнорируют звонки на турецкий номер, в то время как звонок в Сирию мог бы вызвать вопросы. Помимо этого, ему выдали электронный ключ, который он должен был сменить на новый по прибытии в Европу. NYT сравнивает этот процесс с тем, когда грабитель удирает на разных машинах. К тому же Хаме не знал имена или национальность своих соратников, они были известны ему только по псевдонимам. Такие меры предосторожности, однако, помогают не всегда. В итоге Хаме подвело то, что при обыске его квартиры полиция нашла флешки ИГ и клочок бумаги с записанными регистрационными данными для программы TrueCrypt.
источник: Слон

Рекомендуємо прочитати

В Киеве на Оболоне пропали пожилая женщина

В Киеве разыскивают 77-летнюю Аллу Панасенко, которая пропала без вести....

Це може бути цікавим

Археологічні розкопки на Поштовій опинились під загрозою знищення

26 квітня на сайті Київської Міської Ради з'явилася петиція....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть