Ошибка Обамы: Сирия не может стать «болотом» для Путина

Ошибка Обамы: Сирия не может стать «болотом» для Путина

Президент США Барак Обама допустил ошибку, заявив прошлой осенью, что Россия «увязнет» в сирийском конфликте, считает The Economist, опубликовавший аналитический материал, посвящённый так называемому «выводу» основной российской военной группировки из Сирии. Война в поддержку режима Асада не станет «болотом» для «полой сверхдержавы» просто потому, что российскому президенту глубоко безразлична судьба Сирии. Его волнует только «красивая картинка» для российских пропагандистских СМИ.

Обама считает упадок России неизбежным и полагает, что излишнее внимание со стороны Запада только на руку Москве. Однако вакуум, порождённый подобной политикой, каждый раз заполняется – Россией, Ираном, ИГИЛ, и другими деструктивными силами.

Издание, не называя прямо Дональда Трампа, проводит аналогию между Владимиром Путиным и скандальным республиканским кандидатом, назвав часть своей статьи «Сделай Россию снова великой» – это парафраз предвыборного лозунга Трампа. И Путин, и симпатизирующий ему американский миллиардер заботятся только о том медийном эффекте, который производят их действия.

Сирии, по мнению The Economist, необходима продуманная программа «строительства нации». Но Путина это не интересует – поэтому и «увязнуть» он не может: он просто «скользит по поверхности» ради высоких рейтингов и отчаянно пытается убедить мир, что Россия – «полая сверхдержава» – ещё способна конкурировать с Западом. Обама в недавнем интервью The Atlantic заявил, что применение силы Россией – знак слабости, и ей не удастся добиться своих целей. Это действительно так, но, по мнению The Economist, для Путина война – самоцель, потому что ему необходима «картинка» для телевидения. И с этой точки зрения, по мнению издания, Обама неправ: российский президент не пытается добиться военными действиями каких-то определённых целей – по крайней мере, в их обычном понимании. Его интересует только психологический эффект. Если трудности окажутся слишком значительными, он не «увязнет», а попытается сделать вид, что их нет, и уйти с минимальными потерями для своего имиджа среди одурманенных пропагандой россиян.

На данном этапе, в марте 2016 года, Путину потребовалось изобразить «победу», что и было сделано российскими пропагандистскими СМИ, показавшими кадры «триумфального» возвращения российских ВКС из Сирии. Путину удалось перехитрить Обаму, который упустил инициативу и недооценил масштабы угроз на Ближнем Востоке. С другой стороны, сирийский конфликт ещё далёк от завершения – с какой точки зрения на него не смотри.

Путину удалось укрепить режим Башара Асада и, несмотря на огромные жертвы от российских бомбёжек среди мирного населения, создать некую видимость своего участия в мирном процессе, после согласования с Вашингтоном перемирия и начала мирных переговоров. Ему удалось превратить потоки беженцев в «оружие», подрывающее единство Евросоюза.

Но, конечно, российская «победа» – такая же «полая», как и московская «сверхдержава». Успех женевских переговоров вызывает сомнения даже у оптимистов. В то же время, несмотря на серию военных побед, режим Асада ещё далеко не так силён, как, вероятно, хотелось бы Путину.

При этом российский режим, рассматривающий демократизацию Украины и Сирии как инспирированную Вашингтоном экзистенциальную угрозу и «опасный» пример для России, достаточно хрупок. За период с января 2014 года по январь 2015-го средняя зарплата снизилась с $850 до $450. Грандиозное падение цен на нефть лишило Путина «лёгких» доходов, а санкции Запада за агрессию в Украине усугубили кризис. При этом, отмечает издание, Путин начал утрачивать легитимность ещё во время протестов 2011 – 2012 годов. На это он ответил украинским и сирийским военным «шоу». Программа перевооружения российской армии на $720 млрд помогла ему в создании милитаристского государства. Но, по мнению The Economist,  ухудшение экономической ситуации может изменить настроения россиян.

Издание отмечает важность усиления НАТО в Восточной Европе и призывает воздействовать на относительно лояльные России страны, такие как Италия, для уверенного изменения политики альянса и эффективного сдерживания РФ: необходимо показать Москве, что любая попытка агрессии сразу же повлечёт за собой быстрый и жёсткий коллективный ответ.

Издание подчёркивает, что Западу нужно уделять больше внимания Украине и принимать более активное участие в процессе реформ. Сейчас Запад хочет, чтобы украинские политики самостоятельно подтвердили свою способность реформировать страну, однако такая стратегия ошибочна. Усталость Европы и Северной Америки от Киева – опасный симптом. По мнению издания, успех Украины как государства станет самым весомым аргументом против теорий Москвы об особой «православной» цивилизации.

The Economist считает, что глубокий упадок России неизбежен, и из-за него российская агрессия постепенно будет сходить на нет. Но это произойдёт не сразу. А сейчас, когда сирийский источник «картинки» исчерпан, Западу нужно думать о том, какая страна примет эстафету и станет новым объектом атаки в российском пропагандистском блокбастере.

источник: newsader.com



загрузка...

Читайте також

Коментарі